aif.ru counter
16.10.2019 09:05
148

Мутный поток

Что такое многомиллиардные нарушения при неэффективном использовании бюджета? Как итог – системные хищения в особо крупных размерах.

Очевидно, что власть в Казахстане всеми своими ветвями и органами серьезно взялась за коррупцию. Так, в начале месяца состоялось заседание совета по совершенствованию бюджетного законодательства, на котором перед депутатами с презентацией «Дорожной карты» по реформированию бюджетного процесса выступил министр национальной экономики Руслан Даленов. Он-то и проинформировал о проведенном их ведомством глубоком анализе 10 госпрограмм, имевших место быть с 2011 по 2018 год. В рамках этого анализа выявлено, что было освоено почти 9 триллионов тенге, однако 608 миллиардов (!) из этих триллионов крайне неэффективно. Что это означает? Процитируем министра: «В частности, не было увеличения доходов, не создано рабочих мест и так далее. Мы считаем, что нужно установить ответственность за неэффективную реализацию госсредств, а отчеты по реализации госпрограмм дополнить разделами по выплаченным налогам, доходам, созданным новым рабочим местам, объемам выпуска продукции и так далее…».

Что скрывается под эфмемизмом «и так далее», можно только догадываться, но мы думаем, речь идет прежде всего о хищениях. Это предположение получило свое конкретное подтверждение на другой площадке – на совещании, которое проводилось уже под эгидой государственного секретаря Республики Казахстан Крымбека Кушербаева.

На нем также обсуждались вопросы эффективности использования денежных средств, выделенных на реализацию Государственной программы развития регионов до 2020 года. По этой теме отчитывались Минэкономики, Генпрокуратура, Счетный комитет, Агентство по противодействию коррупции, акимы ряда регионов. Каждый из структур привела свои данные, и они, прямо скажем, указывают на не менее безрадостную картину, чем была нарисована министром перед депутатами. Итак:

– по линии Генпрокуратуры в шести регионах было выявлено нецелевое и нерациональное использование государственных средств на сумму 5,3 млрд тенге (!). При этом государству причинен ущерб на сумму 730 млн тенге. Проще говоря, налицо и растраты, и хищения; – по линии Антикоррупционной службы с 2017 года в этой сфере выявлено 145 коррупционных преступлений, за их совершение уже осуждено 59 человек, а к уголовной ответственности привлекается 78 лиц. Причиненный государству ущерб составил 931,9 млн тенге, и надо заметить, что на текущий момент возмещено 907,6 млн тенге;

– по линии Комитета внутреннего государственного аудита Министерства финансов для принятия процессуального решения в правоохранительные органы передано 24 материала на общую сумму 5,7 млрд тенге.

Таким образом, было зафиксировано, что «исполнение госпрограмм на местах сопряжено с высокими коррупционными рисками». И что немаловажно, особо подчеркнут тот факт, что безобразия творились в вопросах модернизации ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство, – прим. ред.) и обеспечения населения питьевой водой. А это, напомним, напрямую касается самой важнейшей сферы нашего бытия – социальной.

СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЧИНЫ И ОБЪЕКТИВНОЕ СЛЕДСТВИЕ

 Государственный секретарь поручил, по итогам заседания, принять соответствующие меры. При этом отдельно был поднят закономерный вопрос о «возмещении причиненного государству ущерба». А если вспомнить, как подытожила парламентский отчет министра нацэкономики глава сената парламента РК Дарига Назарбаева, то становится ясно: страна на пороге если не кардинальных, то весьма и весьма громких открытий по линии разоблачения грандиозных коррупционных схем и умников, извлекавших из этих схем свою личную, криминальную маржу. А сказала глава сената буквально следующее: «У нас часто бывает, что человек возглавлял целую отрасль, разработал госпрограмму, а через какое-то время видим, что все это было неэффективно или ошибочно выбраны приоритеты, нанесен ущерб государственной казне, но спросить не с кого, потому что произошла кадровая ротация и пришли другие люди. Уже столько случаев было в нашей с вами практике. Поэтому у нас предложение: независимо от смены работы, руководитель должен нести ответственность за предыдущую деятельность».

Теперь, надо понимать, жизнь следующих пойманных за руку коррупционеров сильно осложнится, потому как:

– во-первых, резко повысится ответственность за проваленную госпрограмму, следовательно, расследование по хищениям будет куда более строгим и последовательным, даже если имярек кланово-чиновничьими тропами перебежал на другую должность;

– во-вторых, вопрос возмещения нанесенного ущерба становится одним из приоритетных, и он ужесточается, а это, в свою очередь, означает, что от коррупционера уже не отстанут, пока он не возместит львиную долю нанесенного ущерба. И это даже необязательно сворованные средства (доказанные), а ущерб из-за халатности и пустого выхлопа (как раз то, о чем говорила главный сенатор республики).

УТЕЧКА ДЕНЕГ, РАЗМЫВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Ну а теперь имеет смысл взглянуть, а где и кто в свете этих заседаний и совещаний сразу же попадает под предлагаемый курс на «повышение ответственности» и неукоснительное «возмещение ущерба»? Для этого рассмотрим наиболее животрепещущую и «вечнозеленую» в плане актуальности проблематику инвестиций в сферу ЖКХ, на которой акцентировал свое внимание госсекретарь РК. Разумеется, проще всего это сделать на примере южной столицы, ибо самое большое городское хозяйство, самый гигантский комплексе ЖКХ в стране расположен и продолжает расти именно здесь.

Вспомним, как новый мэр Алматы, отстоявший первую свою стодневную вахту, недавно посетил южную часть Бостандыкского района, где ознакомился с нуждами населения, проживающего в Ремизовском ущелье. Так вот, на качество воды ему неожиданно пожаловались жильцы новенького элитного многоэтажного комплекса, который построила в том месте известная строительная компания. Этот парадоксальный факт показывает: с питьевой водой даже в административной черте города (напомним, скоро будет ровно пять лет, как эта трерритория, считающаяся престижной – выше проспекта Аль-Фараби, – вошла в состав города) имеются проблемы. Тут действует ряд частных компаний, оказывающих на коммерческой основе такую социальную услугу, как поставка воды, и практически большинство из них поставляют некондиционную воду, не отвечающую санитарным стандартам и вообще каким-либо предъявляемым к питьевой воде требованиям. Как выяснилось, даже в элитные жилые комплексы.

И сразу возникает логичный и ехидный вопрос: как такое возможно? Ну ладно, когда-то Ремизовское ущелье входило в Карасайский район Алматинской области. Но сейчас это же городская территория! Неужели за пять лет нельзя было обеспечить чистой питьевой водой примерно 20 тысяч жителей? Почему, наконец, здесь не построили очистные соорружения, которые просто просятся в эту довольно густонаселенную часть Бостандыкского района? Может, финансирования не было? Было! И не просто финансирование, а такое, что можно позавидовать. Так в чем же дело?

Выше говорилось о неэффективном освоении средств, выделенных по линии госпрограмм. Но на южную столицу и помимо региональных программ в последние 5-6 лет средства были отпущены по другим линиям – на развитие, на поддержку имеющегося ЖКХ – огромные суммы. Вот еще одна цитата из того, о чем писала пресса и различные интернет-ресурсы ровно полтора года тому назад: «На реализацию программы развития «Алматы-2020» за два года выделили более триллиона тенге, сообщает Zakon.kz со ссылкой на исследование fi nprom. kz. Программа развития «Алмат-2020» была утверждена 10 декабря 2015 года на основании указа президента РК «О системе государственного планирования в Республике Казахстан». Цель программы – ускоренный социально-экономический рост южной столицы как города, комфортного для жизни населения и привлекательного для развития бизнеса. По прогнозным данным, совокупный объем средств на реализацию программы составлял на 2016- 2020 годы порядка 1,53 трлн тг. Из них планировалось выделить 523,2 млрд тг из республиканского бюджета, 573,3 млрд тг – из местного бюджета, а также привлечь инвестиции на 436,9 млрд тг. <…>Только за прошлый год (имеется в виду 2017-й, – прим. ред.) объем затрат составил 539 миллиардов – на 17% больше, чем было запланировано». Куда девалась вся эта денежная масса? Населению выдали по золотому унитазу или к каждому домовладению проведена центральная канализация?

Таким образом, суровая реальность и радужные цифры вложенных якобы в ЖКХ средств никак не бьются между собой. Даже приблизительно! Тут, вообще-то, давным-давно требуется отборная смежная бригада следователей из разных карающих и контролирующих органов. Работы для нее будет непочатый край. Но что бы ни раскопало теперь следствие, почти непоправимое уже произошло. Что сегодня в реальности имеет, в частности, живущее в присоединенных еще в 2014 году территориях население, а это теперь жители Бостандыкского, Наурызбаевского, Алатауского, Медеуского, Жетысуйского районов города Алматы? Практически ничего из того, что предполагает нормальная жизнь в большом городе. Значит, она требует каких-то новых вложений, финансирования? Безусловно! И где взять теперь это финансирование?

Тот же Счетный комитет и другие ведомства говорят: помилуйте, но на это уже отпускались деньги, у вас это всё уже должно быть! Вот лежат отчеты за тот или иной объект, за объемы выполненных работ и так далее. Никто вам по новой выделять денег не будет. Либо давайте дополнительные отчеты, куда точно ушли все эти вагоны денег. Ну а если это приписки, фикция – это, извините, проблемы города, проблемы акимата.

Так кто ответит за этот бепредел и вакханалию? Судя по заявлению Дариги Назарбаевой, тут должны отвечать прежние руководители города. Или нет? Вопрос открытый.

Джанибек СУЛЕЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество