aif.ru counter
30.10.2019 10:42
317

Прорывы в никуда

Казахстан: памятники коррупции и тщеславию

В одном из недавних выступлений президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева прозвучал тезис о том, что предыдущие пятилетки индустриально-инновационного развития не принесли практической пользы экономике страны. Эту мысль глава государства развивать не стал, переключившись на проект Astana LRT, который должен был обеспечить столицу Казахстана легкорельсовым транспортом, соединяющим аэропорт с деловым и политическим центром Нур-Султана. Столичные жители уже окрестили проект «памятником коррупции»: бетонные вилки опор ЛРТ видны практически из любой части города и уже напоминают древние каменные изваяния, оставшиеся от прежних цивилизаций.

Нет повести печальнее на свете…

Впервые об ЛРТ в столице президент заговорил еще летом этого года. Завершение строительства планировалось на декабрь 2019 года, однако все окончилось возведением бетонных опор. Потом денег не стало.

На расширенном заседании правительства в начале июля Касым-Жомарт Токаев заявил, что проект Astana LRT может лечь бременем на правительство страны.

– Наглядно о проблемах качественного планирования свидетельствует проект ЛРТ в Нур-Султане. Вместо создания удобного для населения транспорта предложен дорогостоящий вид транспорта. Мнения специалистов, архитектурного общества, как я понимаю, не были учтены. По данным акимата, прогнозируемый поток составит 146 тысяч человек в сутки. В настоящее время по схожему маршруту от аэропорта до нового вокзала пассажиропоток составляет 2 тысячи человек. И как вы собираетесь увеличить пассажиропоток в 70 раз, мне непонятно? Есть риск, что не окупаемый проект повлечет постоянное получение субсидий и ляжет бременем на правительство. Кстати говоря, мы все знаем, 100 миллиардов тенге, часть китайского кредита в Банке Астаны – они все, уже пропали? – поинтересовался президент.

На это глава Национального банка страны Ерболат Досаев ответил, что Фонд проблемных кредитов проводит работу «по изысканию возможности возврата этих средств».

– Первые предварительные итоги есть, но основную работу нам предстоит решить в предстоящие два года: 2020-2021-й. Вероятность возврата средств оставшегося депозита – на уровне не более 30-40 процентов, – на всякий случай уточнил Досаев.

Буквально через две недели после описанного заседания правительства в международный розыск был объявлен бывший глава проекта Astana LRT Талгат Ардан. Вот только от должности он был освобожден еще в 2017 году.

В начале октября к теме столичного ЛРТ Касым-Жомарту Токаеву пришлось вернуться. На совещании по дальнейшему развитию столицы президент прямо указал Агентству РК по противодействию коррупции, что круг подозреваемых по делу Astana LRT надо бы расширить.

Но вначале президент отметил, что лоббистами продолжения проекта выступили акимат столицы и правительство.

– О строительстве злополучного легко-рельсового транспорта: правительство и акимат все же решили продолжать работу по вводу в действие этого, мягко говоря, спорного проекта, о чем я говорил на совещании в правительстве. Другого выхода, как мне докладывают, уже нет, поскольку слишком далеко зашли, – сказал Токаев.

Ну а потом поручил активизировать расследование, дав понять, что один подозреваемый в бегах – этого слишком мало.

– Я попутно хотел бы обратиться к Агентству по борьбе с коррупцией с поручением активизировать расследование. Нужно идти не по верхам. Констатируют бегство за границу одних, не замечая других. Это было запланированное бегство, понятно же. В частности, руководители акимата когда-то принимали решение, их подписи наверняка есть, – подчеркнул президент.

И уже через два дня после этого прямого поручения представители Антикоррупционного агентства вышли на брифинг.

– Исследуются все три этапа строительства. Проверяются обоснованность стоимости технико-экономического обоснования и проектно-сметной документации, фактические объемы выполненных строительных работ, оказанные консультационные услуги и осуществление технического надзора, – рассказал руководитель второго департамента Агентства по противодействию коррупции Сергей Перов.

– Наряду с этим следствием выявляются новые схемы хищений. В 2014 году ТОО «Астана LRT» заключило договоры на разработку проектно-сметной документации по завышенной стоимости. При установленной государственной экспертизой стоимости 2,6 миллиарда тенге LRT заключен договор на 4,2 миллиарда тенге, из которых подрядчиками оплачено 3 миллиарда тенге. Разница составила 412 миллионов тенге. Указанные средства обналичены и похищены с помощью лжепредприятий. Следствием определен круг должностных лиц акимата Астаны, ТОО «Астана LRT» и руководители подрядных организаций, причастных к реализации проекта», – добавил Сергей Перов.

По его словам, более 10 ответственных лиц акимата – фамилий он не назвал – проверяются на причастность к махинациям. – Astana LRT – хоть и яркий, но все же далеко не единственный пример помпезных проектов, превращающихся в памятники коррупции и тщеславию. Вспомним некоторые из них.

Фото: из газетных материалов

Деньги закопали

В Алматы таким памятником может послужить канализационный коллектор, построенный по восточной стороне улицы Навои. Он тянется от проспекта аль-Фараби к плато Кок-Жайлау, где планировалось строить одноименный горнолыжный курорт. Другой объект этого курорта – пустая бетонная коробка будущей трансформаторной станции.

На подстанцию и коллектор, согласно данным акимата Алматы, выделили 8 миллиардов тенге – и тут же зарыли их в землю. Такие проекты как ГЛК «Кок-Жайлау» обязательно должны быть защищены на общественных слушаниях. Но строительство было начато задолго до проведения оных. Такая позиция прежней команды городского акимата привела к обострению отношений с экологической общественностью города. А после проведенных для галочки слушаний разразился грандиозный скандал протяженностью в несколько месяцев. Точку ему был вынужден ставить сам Касым-Жомарт Токаев, объявивший мораторий на строительство горнолыжного курорта. На память о проекте ГЛК «Кок-Жайлау» и остались бетонная коробка и канализационный коллектор из ниоткуда в никуда. А если учесть, что по той же улице Навои проходит частная канализация, куда давно врезались обитатели этих мест, включая рестораны и гостиничные комплексы, смысла в муниципальном коллекторе нет вообще.

Провальный атом

Центр ядерной медицины в Семее должен был ежегодно принимать по 6 тысяч пациентов, и еще 30 тысяч человек здесь могли бы проходить обследования. Но этот центр с дорогостоящим оборудованием на 600 миллионов тенге простаивает уже восемь лет.

Недавно поставщиков оборудования, которое было закуплено на бюджетные деньги и не прошло проверку по утвержденным нормативам, обязали демонтировать технику, забрать ее и вернуть деньги. Но этого не произошло. Генеральный подрядчик объекта объявил себя банкротом. Задолженности по налогам, заработной плате и субподрядным организациям исчисляются миллиардами.

Несмотря на предложения ряда мажилисменов забыть об этом проекте как о страшном сне, центр все-таки планируют запустить. Из бюджета выделено 80 миллионов тенге, чтобы попробовать возродить начинание.

– Ведется работа по разработке проектно-сметной документации, и в соответствии с этим будет определена стоимость и сроки введения центра. Надеемся, что в 2020-м, 2021 году, возможно, центр будет введен, – сказала в разговоре с журналистами заместитель акима Восточно-Казахстанской области Асем Нусупова.

BIOHIM: вторая жизнь?

Чиновникам ВКО есть на кого равняться. Годом ранее в Северо-Казахстанской области таки запустили простаивавший восемь лет завод – знаменитый BIOHIM, возведенный в Тайыншинском районе, который называли «чудом в степи».

Завод был торжественно запущен в сентябре 2006 года в рамках программы «30 прорывных проектов». Здесь должны были производить из зерна биоэтанол, который повышает октановое число бензина и делает его экологически чистым, а также планировали запустить животноводческий комплекс, птицефабрику, мясоперерабатывающий завод, комбикормовый цех, мельницу и теплицы, отапливаемые промышленным паром.

Однако с началом работы у завода начались проблемы со сбытом продукции, и в результате АО «Биохим» попало в список злостных должников по налогам и зарплате. Долги исчислялись десятками миллионов тенге. Потом завод закрылся.

– По истечении восьми лет начинается новая жизнь крупного, интересного проекта. Таких заводов в мире немного, в Казахстане он единственный. Если раньше мы такую необходимую продукцию – глютен и крахмал – импортировали, то сейчас полностью закрываем все потребности страны продукцией, которая будет выпускаться здесь. Кроме того, мы будем экспортировать ее в Европу и страны Центрально-Азиатского региона, – сказал на церемонии открытия 11 октября 2018 года аким СКО Кумар Аксакалов.

– Самым громко лопнувшим мыльным пузырем казахстанской инновационной индустриализации стал актауский завод планшетов. Его запустили в 2011 году во время телемоста, посвященного 20-летию независимости Казахстана, позиционировав как «первый в стране завод по выпуску планшетных компьютеров, телевизоров и мониторов». Помнится, тогда хозяева этого завода обещали, что первый отечественный планшет будет называться «Аққу», а при его включении, на фоне национального орнамента, будет высвечиваться взлетающий лебедь и звучать кюй «Сарыарқа».

Примечательно, что проект был мошенническим с самого начала. Технику с «казахстанским содержанием» просто закупили в Китае на 958 тысяч тенге и выдали за свою. Через два года после открытия завода причастные лица оказались на скамье подсудимых…

Получается, что прорывные проекты в Казахстане часто затеваются исключительно для обогащения их авторов. Прав глава государства в том, что «предыдущие пятилетки индустриально-инновационного развития не принесли практической пользы экономике страны». Пора, видимо, тщательнее подходить к принятию решений по таким проектам. Да и поактивнее вылавливать и сажать их авторов тоже не мешало бы…

Евгений Никишин

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество