aif.ru counter
307

В Казахстане люди чаще переезжают из аулов в города

Фото из «Инстаграма» / из газетных материалов

Жители Казахстана стали мобильнее

Отток сельских жителей в мегаполисы — мировая тенденция, говорят социологи. по их мнению, в скором времени в городах будут проживать 70-80% населения Казахстана. Что заставляет фермеров продавать свои хозяйства и срываться с насиженных мест? И почему горожане, наоборот, бегут из душных мегаполисов обратно в аулы?

Центры притяжения

В первом полугодии 2019 г. на переезд в пределах страны отважились более полумиллиона казахстанцев. Из них около 65% – не выезжали даже за пределы области. Аналитические исследования показывают, что чаще всего люди едут в Нур-Султан и Алматы. Также приток сельского населения наблюдается в Шымкенте и Мангистауской области.

Внутренние мигранты – это в основном те люди, которые считают, что в мегаполисах жизнь и интереснее, и вкуснее, и активнее. А главное – там есть работа. Поэтому они мечтают сменить свои «жайлау» и огороды на стабильную зарплату, человеческие многоэтажные «муравейники» и вечные пробки.

Но это не самое тревожное, считает социолог Тимур Айсаутов. По его мнению, иногда сельское население в городе попросту не может себя найти. Например, трудоустроиться или снять квартиру на первое время. Всё это приводит к криминализации обстановки. Поэтому регулировать внутреннюю миграцию нужно чётко и не спускать всё на тормозах.

В пользу этого высказывания говорят и факты: например, из-за притока мигрантов стали появляться целые стихийные поселения вокруг больших городов. Такие противозаконные постройки некогда возникли рядом с Алматы – «Шанырак» и «Бакай», а в Нур-Султане – «Ондирис». История «Шанырака» навсегда останется в памяти нашего населения, ведь при сносе так называемого «самостроя» недовольные действиями властей «внутренние мигранты» заживо сожгли молодого полицейского.

Сельский исход

Аналитики утверждают, что при высоком росте рождаемости сельская инфраструктура развивается очень слабо, а часто приходит в упадок. Во многих аулах практически нет крупного производства, исчезли дома культуры, а кое-где закрылись школы и больницы. В некоторых селах люди до сих пор пользуются привозной водой, а дети круглый год ходят в школьные туалеты на улицу. Также нет дорог и оплачиваемой работы. Ещё там возник дефицит специалистов социальной сферы – здравоохранения, образования, культуры и спорта.

Однако такая плачевная ситуация, по мнению экспертов, наблюдается в основном в отдалённых поселках, разбросанных посреди степи. А вот в тех, что расположены ближе к коммуникациям, в целом всё в порядке. Там есть интернет, рядом с населенными пунктами прокладываются автобаны. Например, в сторону Караганды, Борового или Нур-Султана.

Программы поддержки

На создание инфраструктуры и сельского климата из Нацфонда в ближайшие годы выделят 90 млрд тенге. Это спецпроект «Ауыл – Ел бесігі». О необходимости такой программы в нашей стране заговорили ещё в 2018 году и решили создать на селе комфортные условия для жизни. Это не первая идея для развития казахстанских аулов.

Например, проект «С дипломом – в село», по мнению специалистов, практически не оправдал себя. За восемь лет реализации программы в села регионов приехало всего 3552 молодых специалистов, и многие из них вернулись обратно в город. Эксперты считают, что перспективный проект был недоработан. А конкретно – не продуман вопрос удержания специалистов в сельской местности.

Другая программа – внедрение сельхозкооперативов. И судя по всему, от неё есть эффект. По данным комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, количество действующих сельскохозяйственных кооперативов растёт. Уже в 2018 году их зарегистрировали более 1179, а это в два раза больше, чем было заложено в Государственной программе развития агропромышленного комплекса РК на до 2021 года в качестве целевого показателя. При этом с каждым годом растут и объемы произведённой продукции.

А в Жамбылской области действует пилотный проект увеличения доходов сельских жителей. Он запущен в рамках повышения качества жизни населения, о котором говорится в послании Касым-Жомарта Токаева народу Казахстана. Сама программа предполагает несколько направлений поддержки – эффективное использование приусадебных участков для выращивания продуктов растениеводства, животноводства и птицеводства, а также грамотное использование земельных ресурсов за пределами населенных пунктов. Финансирование проекта идет в рамках программы «Еңбек», людям выдаются кредиты под 2,5%. Кстати, недавно сельскохозяйственные кооперативы Жамбылской области получили почти 200 спецмашин. Новая техника поможет земледельцам успешно провести весенне-полевые работы. 

Вдали от городских «фешн-понтов»

Фото: из газетных материалов

Если одни казахстанцы мигрируют в города – другие из аулов уезжать даже и не думают. Например, в Жамбылской области живет казахстанский немец Пётр Шенбергер. Он занимается скотоводством, и его всё устраивает. Сейчас у него в хозяйстве 13 коров, и Пётр собирается увеличить поголовье. Он женат на русской девушке Анне, которая доит коров и печёт хлеб. Семья продает молоко, сметану, творог и курт. Парень уверен, что в ауле можно жить в достатке и быть успешным. И не понимает, как другие выживают в городских условиях.

А вот о сельской невестке Гульжанар Оспановой, кажется, наслышан весь казнет. Она живёт в поселке Асыката Жетысайского района Южно-Казахстанской области. Девушка активно ведет аккаунт в Instagram и без прикрас показывает деревенский быт. Количеству фолловеров Гульжанар может позавидовать любая городская светская блогерша. На сельскую девушку подписаны почти 30 тысяч человек.

Аульская келинка рассказывает, как доит коров, копает огород, косит траву, делает курт и готовит обед. Встаёт она почти с восходом солнца, а спать ложится за полночь. Её фотографии не тронуты фотошопом, а внешний образ (так называемый «лук» – look) не подбирают профессиональные стилисты. Тем не менее такая естественность выгодно отличается от любых городских «фешн-понтов». 

Фото: из газетных материалов

Кстати, и для некоторых горожан жизнь в крупных мегаполисах теряет свой смысл. И это мировая тенденция. Например, успешные топ-менеджеры бросают работу и уезжают жить в село, потому что устали от городской суеты. В последние годы это коснулось и Казахстана.

Например, Анатолий Добровольцев на пике карьеры в столице бросил всё и отправился в село Бабатай Акмолинской области. Там дауншифтер стал разводить пчёл и теперь обеспечивает медом целый регион. На пасеке у него более 100 ульев, в месяц он получает до 4 тонн мёда. Менять свою сельскую жизнь на городские джунгли Анатолий не собирается.

Ольга Нагаева

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество