aif.ru counter
16

Великолепные аскеты, царство зноя и завет Ильича

ЦВЕТУЩИЙ АЛАТАУ 

Цветение альпийских лугов – зрелище, надо сказать, эксклюзивное и камерное. Увидеть и прочувствовать его очарование можно, только сблизившись с ним вплотную. Снизу, с улиц Алматы, его не увидеть. Но стоит оказаться на высоте 3000 метров над уровнем моря в высокогорье Заилийского Алатау (дойти пешком или выйти из кабинки канатной дороги – кому как больше нравится) – и вокруг обнаружится удивительный, многообразный и чарующий мир цветущей природы.

Эдельвейсы, камнеломки, мытники, горечавки, змееголовники, незабудки, тюльпаны, фиалки, маки, луки… Если даже какие-то из этих растений знакомы вам по равнинам, то тут, в высокогорье, они всё равно удивят даже самых взыскательных флористов своим миниатюрным изяществом и «изменённым созданием».

Но не покупайтесь на нежность альпийских цветов! У них стальной характер. Проломники, камнеломки, прострелы – одни названия чего стоят. Всё, что цветёт здесь, на высоте свыше 3000 метров над уровнем моря, отчаянно жмётся к земле и друг к другу, всеми силами стараясь избежать обжигающего прикосновения студёных ветров и уберечься от убийственных заморозков. Не случайно многие высокогорные цветы закутаны в своеобразные «шубки» из нежных пушинок и щетинок.

Самая изящная меховая опушка, как и положено, у альпийского короля – серебристо-бледного эдельвейса. И хотя Тянь-Шань – не Альпы и тут эдельвейсом особо никого не удивишь, «королевская кровь» и у нас делает этот цветок неофициальным гербом высоких гор.

НОЧЬ В ПУСТЫНЕ РУБ-ЭЛЬ-ХАЛИ 

Летом, когда пекло в Аравии достигает апогея, температура в Дубае даже по ночам не опускается ниже +30º С. Это на воздухе. В воде ещё теплее – там и ночью и днём могут быть все +35. Каждый заход в такое море лично у меня вызывает в памяти одну и ту же ассоциацию – вспоминается цех горячего маринования на плодоконсервном заводе, где в юности довелось побывать с «шефской помощью».

Когда пылающие пески вступают в партнёрский диалог с испариной Залива, воздух этот, раскалённый ярым солнцем пустыни, способен опалить лёгкие. Получается эдакий эффект классической парилки, в которой банщица-природа непрерывно плещет рассол на знойную каменку. Так нужно ли в это время вообще соваться в этот ад? Тем более если не собираешься тратить время и деньги на перманентный шопинг в кондиционированных «моллах». А, собственно, почему нет? Живут же здесь люди. Чтобы проникнуться величием и прелестью Аравии, нужно непременно побывать в это время в… пустыне. 

Засыпанная вечнотекущими и клубящимися песками, разогретыми до 70 градусов, Пустая Четверть – Руб-эль-Хали занимает куда больше четверти Аравийского полуострова. Я ещё помню политические карты, на которых внутренних границ местных государств попросту не существовало – безжизненное раскалённое нутро полуострова никто не собирался делить за ненадобностью (это, впрочем, пока там не нашли нефть).

Но, паче чаяния, именно в пустыне после заката вас может встретить благодатная прохлада. Освещённая холодным звёздным светом, она в такое время восхитительна и бездонна и по своей поэтичности может поспорить разве что с безбрежным морем, а по философичности – с устремлёнными в космос горными пиками. Но природа пустыни во всей её чарующей полноте редко постигается чужаками. Пришлых и заезжих хватает, как правило, лишь на то, чтобы налепить на всё глупых эпитетов и несправедливых штампов. Между тем пустыня, словно высокое, рафинированное искусство, требует изощрённого и подготовленного зрителя. С ней желательно общаться наедине…

СТАРИННОЕ СЕЛО ШУШЕНСКОЕ 

В советские времена самыми популярными местами в Сибири (у «плановых» туристов) были Курейка в низовьях Енисея и Шушенское в его верховьях. В Курейке отбывал ссылку Сталин, в Шушенском – Ленин. После ХХ съезда КПСС от Сталина в Сибири ничего не осталось. А толпы в Шушенское продолжали приезжать.

Благодаря Ильичу в Шушенском сохранился кусочек старой Сибири, который ныне является чуть ли не краеведческим эталоном, патриархальным раритетом. Здесь осталось нетронутым то, что исчезло в других районах Сибири. Исконность. Охраной, которой занимается созданный на базе «Ленинской ссылки» историкоэтнографический музей-заповедник «Шушенское».

И сегодня у посетителя есть возможность пройтись по улицамизаглянуть во дворыиизбы, которым уже второе столетие. Сибирские дома – это вольготные усадьбы. Целые комплексы построек – с сараями, банями, мастерскими, амбарами, стойлами, сеновалами, овинами. И обстановка внутри домов сохранилась такой же, как в начале прошлого века. Печки, лавки, занавески, гераньки, глиняная посуда, деревянные вёдра, сечки для рубки мясного фарша, образа в красных углах. Заходишь в гости, зная наперёд, что хозяин тут уже никогда не появится. Грустно…

И домишко, где Ильич провёл, быть может, самые счастливые и бесшабашные годы жизни, – не разрушен. Та же кровать, тот же стол, тот же стул и похожие на «те» книжки на полках. Если прибавить к этому окружающую природу, экологически чистое питание и хорошее казённое содержание – ну о чём ещё мечтать нормальному человеку? 

Андрей МИХАЙЛОВ

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество