aif.ru counter
361

«Призраки» в горах Гиндукуша

Сорок лет назад группа казахстанских альпинистов из спортивного клуба армии среднеазиатского военного округа (СКАСАВО) встретила Новый год в заснеженных горах Гиндукуша. В газетах мало писали об их участии в расследовании авиакатастрофы возле Кабула в конце декабря 1979 года, случившейся перед Афганской войной. Наших альпинистов потом прозвали призраками, потому что все документы, удостоверяющие этот факт, оказались засекреченными.

Вспомнить все

В середине осени мне позвонил незнакомый человек из Москвы.

– Здравствуйте, Галина. Как здорово, что я вас нашел! Вы журналист, правильно? Пишете об альпинизме, а значит, должны знать Ильинского. – На другом конце провода был гвардии полковник, командир 105-го отдельного зенитного ракетного артиллерийского дивизиона, председатель фонда «Профессиональная российская армия XXI века». – Имею честь проинформировать его о памятном мероприятии, посвящённом 40-летию военной операции «Байкал-79» и в честь 75-летия со дня образования 103-й воздушно-десантной дивизии. Встречу проводит командующий ВДВ, и мы приглашаем Ильинского в Москву.

Любопытно, что незадолго до этого я пыталась расспросить Ерванда Тихоновича о подробностях той операции, но он сказал, что та история широко освящалась в средствах массовой информации и мне стоит просто поискать нужные материалы. А тут тема сама нашла меня, и я набрала номер заслуженного тренера СССР и РК, заслуженного мастера спорта по альпинизму, который долгие годы был старшим тренером Спортивного клуба армии Среднеазиатского военного округа, переименованного позже в ЦСКА.

– Ерванд Тихонович, тут такое дело… Вас приглашают в Москву. – Я рассказала ему все, что узнала Савицкого.

Ильинский удивился:

– Почему зовут меня одного, ведь были и другие участники?

Но стоит уточнить, что именно он руководил работами в горах, когда группе альпинистов пришлось встречать 1980 год в труднодоступных высокогорных районах Гиндукуша среди разбросанных снарядов, останков человеческих тел и обломков разлетевшегося на множество фрагментов самолета.

Подробности операции вспоминают Владимир Вуколов (слева) и Ерванд Ильнский.
Подробности операции вспоминают Владимир Вуколов (слева) и Ерванд Ильнский. Фото: из газетных материалов

Воздушный коридор

В конце декабря 1979 года советские транспортные самолеты начали переброску десанта на аэродромы Кабула и Баграма. В числе прочих воздушный мост осуществлял ИЛ-76М (бортовой номер 86036), на борту которого находился комендантский взвод, десантники 350-го парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, а также два автомобиля «Урал-375», гружёных боеприпасами и топливозаправщик «Урал-375АЦ». 

Переброска войск по воздуху проходила в высоком темпе параллельно на два аэродрома. Борта прибывали с интервалами в несколько минут. 

Из воспоминаний участника событий, ответственного за оперативное обеспечение 1-го батальона 357-го полка 103-й ВДД Владимира Шульги: 

– В Баграме высаживались ночью. Быстро, четко, без проволочек. Пятерка ИЛ-76 заходила на посадку с интервалом в три минуты. Между самолетами сразу выгружали технику и тут же уходили на взлет. Через пять-десять минут приземлялась следующая группа. Все было рассчитано, продумано, отлажено. Гул турбин, протяжный рев моторов, лязг железа. 

Вскоре с авиабазы Кабул сообщили, что до сих пор не приземлился седьмой по счёту в группе самолёт. Экипаж одного из самолетов сообщил, что при выполнении захода на посадку видел, как в темноте слева по курсу возникла вспышка. Это означало, что ИЛ-76 разбился. Очевидцы на авиабазе Баграм слышали взрыв и видели две вспышки. Руководством Минобороны СССР было принято решение «о проведении оперативного расследования причин авиакатастрофы». 

Из воспоминаний участника событий пулеметчика БМД-1 357-го полка 103-й ВДД Владимира Королева: 

– Дозаправка нашего ИЛ-76 и последний обед в Союзе были, как нам сказали, где-то возле озера Балхаш. Перелет был длинным, изматывающим, от большой высоты и усталости все были полусонными. 26 декабря, под вечер, ИЛ-76 сел на аэродроме Баграм, через открывшиеся двери и рампы на нас пахнул терпкий запах гор. Взлетка была в межгорной долине, уже темнело, гор толком не рассмотреть, к тому же надо было разгружаться, выводить наши бээмдешки. Освобождая проезд для съезда машин, мы услышали сильный грохот в межгорье, в нескольких километрах от аэродрома росло огромное заре- во. Позже мы узнали, что разбился один из наших самолетов.

Миссия в Кабуле

Сорок лет назад, в конце декабря 1979-го, Ерванду Ильинскому сообщили, что надо срочно вылетать в Душанбе на спасательные работы. Предложили собрать группу из малосемейных парней и быть готовыми работать на высоте до шести тысяч метров. В состав группы вошли служащий ВС САВО, старший тренер по альпинизму, руководитель группы Ерванд Ильинский, служащий ВС САВО, тренер по альпинизму Юрий Попенко, спортактив САВО Казбек Валиев и Валерий Хрищатый, прапорщики САВО Николай Пантелеев, Вадим Смирнов, Григорий Луняков, врач команды Сергей Фомин.

На военном аэродроме в Николаевке им было велено сдать документы, получить оружие, радиостанцию и десантные аптечки. Ситуация возникла непонятная, но никто не стал посвящать альпинистов в подробности. А во время полета на борту вдруг загудел рожок и прозвучал голос пилота: «Пересекаем государственную границу».

– Куда мы летим? Какая граница, нам же в Душанбе? – спросил Ильинский одного из пилотов. 
– В Кабул идем! – ответил летчик. 

Дело в том, что советское руководство объявило о вводе войск в Афганистан только на следующий день, о начавшейся войне в стране никто не знал. После приземления в аэропорту альпинисты увидели, что возле взлетно-посадочной полосы стоят палатки и боевые машины десанта. Они решили, что идут крупномасштабные военные учения.

Место крушения самолета на высоте 4269 метров обнаружили с вертолёта. Отклонившись от схемы захода, в 19:33 по московскому времени Ил-76М врезался в гребень горы. Все находившиеся на борту 47 человек – семь членов экипажа, три офицера ИАС 128-го военно-транспортного авиационного полка и 37 десантников – погибли. Это была крупнейшая авиакатастрофа в Афганистане: первые жертвы советских ВВС в Афганской войне.

Для проведения поисковой операции руководством МО СССР была создана группа спортсменов-альпинистов Среднеазиатского военного округа – чемпионов СССР, живущих у подножия гор и имеющих круглогодичную акклиматизацию. 27 декабря альпинисты узнали об упавшем в горах самолете. Погибли десантники, пропал портфель с документацией. Той ночью была проведена операция «Шторм 333» и взят дворец Амина. Советский Союз официально объявил о вводе своих войск в Афганистан.

На время экспедиции альпинистам выдали автоматы.
На время экспедиции альпинистам выдали автоматы. Фото: из газетных материалов

Мишени в красном

– Нас разместили в штабе ВВС и ПВО вооружённых сил Афганистана, который находился в пределах авиабазы Кабул, – вспоминал Ерванд Ильинский. – По зданию периодически стреляли, и для нас выбрали комнату, которая не простреливалась. Окна были зашторены, печка топилась угольными брикетами. Заходят несколько человек в форме мышиного цвета – наши военные советники, мы встали, слушаем.

– Тут минут через 20 начнут кричать, возможно, будут стрелять. А вы вот как чай пьете, так и пейте, не обращайте внимания. Запритесь на щеколду, а если кто-то начнет ломиться, встаньте в стороне и спросите, кто там. Но если ответят на чужом языке, стреляйте через дверь, – заявили нам.

– А если мы убьем кого-нибудь? – удивился я. 

– Мужики, это война, – парировал советник. – Будьте готовы, возможно, вам придется помогать. 

Нам стало понятно, что все очень серьезно. Ночью случился бой, взорвали БТР. На следующий день нам пояснили, какую задачу мы должны выполнить. Показали карту. Я предложил слетать на разведку. На другое утро полетели. За штурвалом сидел полковник, мне дали наушники, и вот по внутренней связи говорят, что мы находимся над местом крушения. На мой взгляд, там было подходящее место для посадки, а дальше начинался склон. Говорю пилоту, чтобы садился. Он отвечает: «Сюда не могу». Может, у него не было допуска для посадки на такой высоте, и мы улетели назад.

Этим делом занимался генерал-полковник Гайдаенко. Я ему говорю: «Если вертолет не может сесть, дайте намтехнику, мы доедем до подножия гор и уйдем вверх пешком, ориентируясь по карте». Дали нам боевую машину десанта, с нами шел взвод охраны. Накануне предупредили, чтобы в случае чего не высовывались, а то перебьют. Из Термеза как раз шла танковая колонна, и один танк подбили. Мы приехали в Афганистан в красных пуховках. Их же видно издалека. Мы были хорошими мишенями. Но, может, эти пуховки нас и спасли, потому что было непонятно, кто мы такие. 

Доехали до горных прилавков, остановились у громадной промоины. Дальше для транспорта дороги не было. У нас – снаряжение, продукты, оружие, по два подсумка с заряженными рожками. Надо было пройти 15- 20 километров. Для альпинистов это не проблема, но подошел майор из взвода охраны и говорит: «У меня команда следовать за вами, но как?» – и развел руками. На них десантная одежда, надо нести буржуйки, тяжелые армейские палатки. А у меня команда – прийти в конкретный пункт. Связались с Гайдаенко, он прилетел и вместе с ним, мы на вертолете поднялись к месту крушения. Но пилоты снова не смогли сесть, и всех нас увезли назад в Кабул. Я говорю командирам, что надо вызвать пилотов, которые летают в горах, назвал фамилии киргизских и казахстанских летчиков. Вечером в Кабуле сидим в своей комнате, пьем чай. Приходит один из наших кураторов и говорит: «Вас всего восемь человек, и одних отпускать опасно, хоть вы и вооружены. Так что, похоже, сейчас прилетят ваши горные летчики». 

Спустя время я подошел к окну, отодвинул тяжелую портьеру и увидел на улице знакомых пилотов, которые регулярно забрасывали в горы альпинистские экспедиции, – продолжает свой рассказ Ерванд Ильинский. – Прибыли два киргизских экипажа: Борис Бондорчук, Владимир Сергиенко, Сергей Данилов, Александр Медников, Александр Лосев и Александр Ильинич. Идут, озираются по сторонам. Я вышел к ним, и они облегченно выдохнули: «Эрик, так это ты нам такую командировку организовал!». 

Оказывается, их мгновенно сорвали с мест как по тревоге, а никому ведь ничего не объясняли. Они спрашивают у меня, что надо делать. Ну а что они могли делать лучше всего? Летать! Место первого занял Сергиенко, меня посадили посередине. Прибыли в заданную точку, пилот спрашивает: «Где тебе садиться?» – «Вот здесь, на поляне». Снегу было очень много, борт завис над ровным местом, мы попрыгали с него и приступили к выполнению задания.

– ИЛ-76М врезался в гору на скорости более 500 километров в час, и что могло остаться от этого самолета и от людей? – продолжал Ильинский. – Я видел пустой комбинезон, вылетевший из тела позвоночник, оторванные руки, ноги… С одной стороны – вершина, за которую зацепился самолет. Напротив – контр-уклон. Останки были разбросаны в радиусе около километра. От автомашин, которые находились на борту самолета, ничего не осталось. Когда начали поиски, показалось, что останков и фрагментов тел должно быть больше. Когда поднялись на вершину, поняли, что надо искать и с другой стороны горы. У каждого из нас был черный полиэтиленовый пакет, куда мы складывали все, что находили; помню, нашел чей-то комсомольский билет, военный билет. То есть то немногое, что уцелело… 

Работали как на минном поле: среди разбросанных снарядов и патронов.
Работали как на минном поле: среди разбросанных снарядов и патронов. Фото: из газетных материалов

Портфель с секретами

В своей книге «Альпинисты Казахстана в Великой Отечественной войне» профессор Владимир Вуколов описал этот эпизод. В 1976 году команда САВО стала чемпионом СССР, медали вручал командующий Сухопутных войск ВС СССР. Оказывается, помня о квалификации наших горовосходителей, он дал соответствующий приказ командующему САВО, и именно наших альпинистов отправили в Афганистан выполнять ответственное задание. Со слов участников операции Вуколов узнал, что 1 января Николай Пантелеев нашел черный кожаный портфель с секретными документами, обнаружили разбитые упаковки ящиков, в которых находились авиационные самописцы. Когда находили какие-то приборы, уничтожали, расстреливая из оружия. Специалисты убеждены, что это была уникальная воздушно-десантная операция послевоенного времени. Ни одной армии мира не удалось повторить ее масштабность.

Из воспоминаний участника событий, сержанта 1-го батальона 345-го полка Минифана Вахитова: 

– Вскоре появился высокопоставленный офицер – генерал И.Д. Гайдаенко. Он поставил группе спасателей другую задачу. Приказано было искать, прежде всего, черные ящики (бортовые самописцы), а также некий черный (по другой версии – коричневый) портфель с секретной документацией. Портфель был найден альпинистами. Генерал был доволен. Надо было видеть лицо Ивана Дмитриевича Гайденко, когда он взял портфель в руки. Он прямо-таки сиял. Вцепился в портфель двумя руками, обнял и не выпускал даже в вертолете.

Истинная причина гибели самолета до сих пор неизвестна. По одной из версий, недруги из афганских ВВС, сторонники президента Амина, сумели выйти на нашу частоту и указали пилотам лайнера ошибочную отметку полета. Есть и другая версия: ИЛ-76М с бортовым номером 86036 был сбит мятежниками из переносного зенитно-ракетного комплекса.

 В период с 26 декабря 1979 года по 5 января 1980 года поставленная перед группой Ильинского задача была выполнена. Личный состав группы, с риском для жизни выполнявший поисковые работы в горах на территории воюющего Афганистана, пообещали представить к государственным наградам, о чем альпинистам сообщили в военкомате по возвращении в родной город. Но прошло уже 40 лет, а заслуженных наград они так и не получили.

Ерванд Ильинский
Ерванд Ильинский Фото: из газетных материалов

Никто не забыт, ничто не забыто

Казахстанский совет ветеранов Афганистана вручил альпинистам ордена, но это общественные памятные награды. Ерванд Ильинский убежден, если бы власти официально признали, что они принимали участие в тех афганских событиях, у альпинистов были бы свидетельства о праве на льготы. Например, прибавка к пенсии. Но на официальный запрос в Министерство обороны России пришел ответ, что никакой информации о миссии группы 12 СКА САВО в архивах нет.

– Владимир Петрович Савицкий – очень деятельный человек, – сказал Ерванд Ильинский по возвращении из Москвы. – Он напомнил об эпизоде нашего участия в тех давних событиях ветеранским организациям России и стран СНГ. Он сам был свидетелем взрыва самолёта и даже знал майора Елисеева, заместителя командира 130-го отдельного инженерно-саперного батальона 103-й воздушно-десантной дивизии, возглавляющего группу охраны. Награды, которые мы получили, также как и та медаль, которую вручили на встрече в Москве, всего лишь памятные. Комитет ветеранов Украины наградил нас медалями «За отвагу», мы имеем медали ветеранов войны в Афганистане. У нас есть медали, выпущенные к юбилею вывода войск из Афганистана, но мы не причислены к участникам.

По словам Владимира Савицкого, в Беларуси на территории действующего Музея воинской славы Боровухи, которую в армейской среде называли столицей ВДВ и где дислоцировались 350-й и 357-й парашютно-десантные полки, 28 декабря 2019 года был открыт памятный знак. На бронзовой плите отлита надпись: «В год 40-летия ввода советских войск в Афганистан данный знак установлен в память о 37 десантниках 350 ПДП 103 ВДД и 10 членах экипажа самолета ИЛ-76, 128 втап 18 втад, погибших 25 декабря 1979 года в авиакатастрофе под Кабулом при совершении боевого десантирования в ходе начальной фазы специальной военной операции «Байкал-79».

28 декабря 2019 года открыт мемориал в память о погибших военнослужащих.
28 декабря 2019 года открыт мемориал в память о погибших военнослужащих. Фото: из газетных материалов

Установлен эскизный планшет памятника-мемориала погибшим десантникам 350 ПДП, 103 ВДД и экипажу самолёта ИЛ-76. И в пояснении значится фамилия (будет высечена в граните) старшего группы поиска, альпиниста Е.Т. Ильинского, который засвидетельствовал факт катастрофы самолёта и гибель всех военнослужащих, находящихся на его борту. Командующий ВДВ России генерал-полковник А.Н. Сердюков, ветераны ВДВ и ВТА ВКС России, а также ветераны ВДВ братской Беларуси одобрили пожелания ветеранов 103-й воздушно-десантной дивизии о создании единого исторического комплекса, в котором бы перекликались подвиги воинов – защитников отечества в годы Великой Отечественной войны и воинов-интернационалистов афганской войны. Чтобы помнили о них потомки. 

Справка

Из официальных документов: 


«Катастрофа ИЛ-76М, 25.12.1979 года. Тип самолета ИЛ-76М. Место происшествия – в горах (Афганистан). Командир экипажа – гвардии капитан Виталий Васильевич Головчин, командир авиационного отряда 128 гв. втап г. Паневежис, Литва. 

Условия: ночь, снегопад. Столкновение с вершиной горы хребта Гиндукуш на высоте 4269 м над уровнем моря в 36 км от пункта назначения у н.п. Сурхи-Парса на траверзе АБ Баграм, примерно по середине прямой дистанции между Кабулом и Баграмом при снижении для посадки на аэродром Кабул (ДРА) в условиях отсутствия навигационной помощи с земли».

Галина Муленкова 

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество