aif.ru counter
34

Человеческий капитал - каков его уровень развития в Казахстане

Наш главный капитал – человеческий

Президент Казахстана постоянно уделяет особое внимание вопросам развития человеческого капитала. Подчеркивая при этом, что это главное условие обеспечения конкурентоспособности страны. Насколько системно реализуются в республике соответствующие госпрограммы?

Эффективны ли инструменты, применяемые сегодня для его наращивания? В чем заключаются основные риски того, что реформы в этой сфере не позволят достичь заявленных целей?

Движущая сила реформ

Эти и другие вопросы в минувшую пятницу обсудили в Алматы участники круглого стола на тему «Человеческий капитал – фактор модернизации Казахстана», который был организован группой экспертов, представляющих разные институты и сообщества.

 В Казахстане, как известно, реализуется Стратегический план развития страны до 2025 года, в основу которого заложена новая модель экономического роста, базирующаяся на стимулировании экспортоориентированного производства. Развитие нового человеческого капитала является одной из семи важнейших системных реформ данного плана, которые будут осуществляться в экономике и социальной жизни страны.

В июне 2019 года в Казахстане было образовано Министерство торговли и интеграции, которому переданы функции и полномочия в области формирования и реализации внутренней и внешней торговой политики, международной экономической интеграции, защиты прав потребителей, координации деятельности в сфере продвижения экспорта и т. д.

Не секрет, что в условиях перманентного кризиса мировой экономики многим странам непросто выполнять свои социальные обязательства. На самом деле задача состоит в том, чтобы из обременительного придатка социальную сферу превратить в движущую силу экономического подъёма. И теоретически это вполне возможно, судя по опыту социальной поддержки людей в некоторых странах мира.

Между тем в индексе человеческого развития ПРООН от 2015 года Казахстан занимает сегодня 56-е место из 188, а по данным Всемирного экономического форума 2019 года – 29-е из 130. Государство стабильно выделяет средства на образование и здравоохранение, проводит реформы.

Однако, несмотря на высокие позиции Казахстана в международных рейтингах, анализ отечественных экспертов в сфере образования выявляет проблемные вопросы и «болевые точки». Например, только 30-35 процентов выпускников казахстанских вузов трудоустраиваются по специальности. Свыше 70 процентов рассматривают высшее образование как средство получения диплома, а не путь к повышению навыков и квалификации.

Кроме того, с каждым годом растет доля эмигрантов с высшим образованием. Если в 2013 году их было 30 процентов, то в 2019 году – уже 45 процентов. За тот же период отток технических кадров из страны вырос в 1,5 раза. Соседняя Россия, к примеру, привлекает казахстанцев более высокой заработной платой. При этом если уезжают за границу в основном люди с высшим и средним профессиональным образованием, то прибывают к нам в большинстве своём люди не самые квалифицированные.

Да, наша система образования пока слабо реагирует на потребности реальной экономики, что препятствует эффективному использованию человеческого капитала. Тогда как от его качества и его соответствия современным требованиям в значительной степени зависит реальная модернизация экономики страны

Козырь наш – образование

В ходе дискуссии Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан, обратил внимание на индексе человеческого развития – применительно к нашей стране:

– По последним данным, за 2019 год – Россия в нем на 49-м месте, Беларусь на 53-м, Казахстан на 58-м. Это показатели стран, входящих в группу государств с очень высоким уровнем человеческого развития. Но Казахстан балансирует на грани этой группы с показателем 0,800, занимая в ней последнее место. Далее идет группа с высоким уровнем человеческого развития, в нее входит Армения, она на 83-м месте. Кыргызстан находится в группе со средним уровнем, занимая 122-е место.

В этом индексе, напомнил Додонов, четыре основных компонента, по которым оценивается государство. Два из них относятся к образованию, один к продолжительности жизни и один – к доходам. У Казахстана сильные позиции по образованию. На оценку большое влияние оказывает продолжительность обучения, ожидаемый срок которого в стране составляет 15,1 года. 

– И еще один момент, – подчеркнул эксперт, – у нас достаточно высокий уровень школьного обучения и его длительность – 11,8 года. Благодаря этим показателям мы и находимся в группе стран с очень высоким уровнем человеческого развития. 

Что же касается уровня доходов стран, то там рассматриваются не личные доходы граждан, а макроэкономические индикаторы, такие как валовый национальный доход на душу населения и пр., там же почему-то «сидят» кредиты, их объем относительно ВВП, инвестиции. А вот по этим показателям мы не очень хорошо выглядим. Плюс у нас минимальная для этой группы стран ожидаемая продолжительность жизни: сейчас это 70 лет, рядом в этой группе стран с нами только Россия, где этот показатель составляет 72 года.

У большинства остальных «согруппников» этот уровень очень высокий – от 75 до 84 лет. То есть, по сути, удерживаемся мы в этой группе только за счет длительности образования. И не исключено, что в обозримом будущем мы из этой группы можем выпасть.

Однако надо заметить, что у нас неплохие позиции по квалифицированной рабочей силе. Это 75 процентов. По этому показателю мы находимся в первой трети стран, относящихся к высокоразвитым. 

Но есть еще такой критерий, как прогресс страны. Здесь у нас за последние пять лет его явно не произошло, то есть мы не сдвинулись ни на одно место ни вверх, ни вниз.

 – Говоря же о человеческом потенциале, – завершил Вячеслав Додонов, – я думаю, что он определяется структурой экономики. Понятно, что если в экономике высока доля высокотехнологичных отраслей, то нужны и соответствующие кадры, инженеры, программисты и т. д. Если же это экономика сервисного типа, то, соответственно, нужны официанты, продавцы, горничные. В нашем случае движение экономической модели происходит в сторону экономики как раз последнего, сервисного типа.

Понять самих себя

Очевидно, что человеческое развитие и человеческий капитал – это разные вещи. Одно дело, когда мы говорим о реальности, о том, что имеем. Другое дело, когда обсуждаем «долженствование». И тут очевидно, что сложно себе представить какое-то интеграционное образование или государство, которое скажет, что оно за ухудшение жизни граждан. Такое мнение высказал Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета:

– Попытка подменить термин «капитал» термином «развитие» уводит в сторону. Допустим, казахстанские студенты знают, в отличие от американских, где находится, например, Непал. И что, они от этого лучше жить стали? То есть прагматичности в этом знании часто никакой нет. У нас предостаточно абсолютно бессмысленных непрагматических знаний в образовании, которые могут свидетельствовать об уровне человеческого развития, но ничего не говорят о капитале и о том, какую пользу это дает.

Когда мы говорим о человеческом капитале, нужно четко представлять, что приносит конкретную пользу. Как заметил эксперт, у нас есть так называемый реальный капитал, а есть формализованный.

– Я могу повышать свой реальный капитал (объем своих навыков, знаний) сколько угодно, но если социум это не признает, то и в итоге мой капитал ничего не значит. Еще один момент, это зависимость человеческого капитала от экономки. Если, допустим, экономика мой капитал не принимает, если мои навыки не нужны, в таком случае рост моего человеческого капитала будет для государства абсолютно бессмысленным. Эту картину мы видим на некоторых казахстанских выпускниках зарубежных вузов. Они приезжают из-за границы и не могут в итоге здесь работать, потому что для уровня развития нашей экономики эти специалисты бессмысленны. Для использования их знаний попросту нет работы. То есть в наличии огромное количество бесполезных инвестиций. Потому как мы их делаем без учета потребностей реальной экономики. Можно отправить учиться за границу хоть всех, но люди вернутся и будут не трудоустроены, – считает Бурнашев. 

С ним согласился экономический аналитик Сергей Домнин: 

– Да, человеческий капитал – это экономическая категория в факторной модели. Всё то, что человек может использовать в своих знаниях. Главным образом привязка идет к знаниям, именно за это в прошлом году Пол Ромер получил Нобелевскую премию. Он проследил на примере «азиатских тигров», как конвертируются знания в добавленную стоимость.

В Казахстане, по мнению Домнина, официальные лица часто говорят о человеческом капитале. Но они не до конца понимают, что это такое, или по крайней мере высказываются о человеческом капитале не как об экономическом термине, который используется как хороший заголовок к социально-экономическому блоку вопросов.

В принципе, это непонимание логично, так как на данную тему у нас до сих пор нет никаких исследований.

– Поэтому желательно, – говорит Сергей Домнин, – чтобы люди, которые намерены этим профессионально заниматься в экономических вузах либо в специализированых организациях, все-таки провели соответствующую работу для четкого понимания термина «человеческий капитал».

И наконец, одной из самых важных проблем, которую необходимо решать уже в ближайшее время, является проблема преодоления морального износа человеческого капитала. Этому посвятила свое выступление Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан:

– В условиях смены технологического уклада моральное устаревание имеющихся знаний и навыков будет ускоряться, – подчеркнула она, – преодоление наметившегося и уже дающего свои плоды дисбаланса между запросом рынка труда и системой подготовки кадров потребует перестройки всей системы профессиональной подготовки и смены отношения к статусу того или иного уровня образования.

Одним из вопросов, которые сегодня ставятся экспертами в области высшего образования, является целесообразность предоставления вузами непосредственно профессиональных навыков и компетенций.

– Не лучше ли оставить эту функцию на откуп организациям среднеспециального и профессионального образования? – задается вопросом Леся Каратаева. – Вузы же могли бы предоставлять образовательные услуги по удовлетворению потребностей индивида в общефилософском и других планах.

Но для оценки целесообразности такого подхода требуются опять же соответствующие исследования.

Резюмируя дискуссию, участники сошлись во мнении, что достаточно сложно однозначно и точно оценить уровень развития человеческого капитала в нашей стране. С одной стороны, есть международные показатели и рейтинги, но с другой стороны, они подвергаются критике и дают мало управленческой информации – что именно делать для наработки человеческого капитала и его продуктивного использования? 

Сергей Козлов

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество