66

Право знать против «телефонного права»

Мнение редактора

То, о чем так долго и громко шептались на редакционных «кухнях», пафосно шумели на энпэошных круглых столах и профессиональных медиафорумах, наконец прозвучало с самой высокой трибуны. Как водится в нашей стране, непосредственно от лидера нации. 

Не по телефону…

Выступая на расширенном заседании политсовета партии Nur Otan,Нурсултан Назарбаев прямо высказал ту горькую и очевидную истину, с которой наш журналистский цех за последнее десятилетие, похоже, уже смирился: «Традиционные СМИ уступают позиции. Сегодня растет количество новых масс-медиа, каналов, искажающих реальность...». 

При этом первый президент продемонстрировал хорошее знание наших «неискаженных» профессиональных реалий: «...Целая медиагруппа партии, где телеканалы и газеты есть, сидят и молчат. Центральные наши информационные каналы тоже сидят, молчат: «Ой, боимся». 

Раньше я наказывал редакторов, которые приходили и заставляли: «Ты мне плати, иначе я плохую статью про тебя напечатаю». И акимы платили. 

А сейчас телефонное право – пугают редакторов: «Если ты это сделаешь, я через того, другого тебя сниму с работы». 

Елбасы поставил точный диагноз нашим профессиональным заболеваниям. И тут же назначил «курс лечения», дав недвусмысленное партийное поручение министру информации и общественного развития: «Телефонное право не должно работать. Чиновники оказывают давление на редакторов, блокируют критику разными путями. И в общественном со- знании формируется альтернативная реальность... Даурен Абаев должен этим конкретно заняться и задуматься». 

Министр «занялся и задумался» оперативно и ответственно. Буквально на следующий день Даурен Абаев дал комментарий: «По вопросам так называемых звонков. Мы сейчас определенный анализ проведем... Мы не отрицаем, что такие случаи наверняка были. В то же время я абсолютно уверен, что большинство звонков касалось разъяснения позиции государственных органов». 

И это – правда. Исходя из собственного редакторского опыта могу подтвердить: немногочисленные звонки из профильного министерства, пресс-служб госорганов разного уровня никогда не содержат угроз и ультиматумов. Исключительно – «рекомендации», «пожелания» и очень вежливые просьбы. Только вот редакторы эту вполне корректную форму «информационного взаимодействия» с государственными структурами часто вынуждены рассматривать как руководство к действию. Потому что в самом доброжелательном разговоре 

нередко маячит тень явления, неумолимого и почти неизбежного в сегодняшних экономических реалиях практически для любого издания – Госзаказа.

И не пресловутое «телефонное право» представляет главную опасность для редакторов традиционных СМИ, а их финансовая уязвимость и зависимость – от госструктур, бизнес- спонсоров, рекламодателей. Не нужно снимать редакторов «через того, другого». Проще и эффективнее бывает приостановить или закрыть издание, портал, телекомпанию. Вполне легитимно, цивилизованно – через суд, неподъемный штраф, лишение госзаказа и рекламных потоков, ограничение сети распространения и каналов трансляции. 

Но все это можно считать частными случаями, как и факты применения телефонного права, о котором говорил первый президент. Куда больше тревожит общая, во многом парадоксальная ситуация, когда государственные органы разного уровня приоритетное внимание уделяют не традиционным, официально зарегистрированным СМИ, отвечающим перед законом за свой контент, а социальным сетям. Которые сегодня и стали основным источником формирования той самой альтернативной реальности и инструментом политического влияния, подчас деструктивного.

Сделать газеты «Великими снова».

Уже общепризнано, что возможность контролировать социальные сети – это миф, вероятно, кем-то навязанный и внушенный. С другой стороны, культ тотального влияния интернет-ресурсов и эйфория по поводу их абсолютного всемогущества, очевидно, снижаются в глазах политических и деловых элит ведущих стран мира.

Свидетельство тому – новые тренды мирового информационного пространства и текущий опыт наших крупнейших соседей и партнеров.

В конце прошлого века, предчувствуя наступление интернет-эры, Билл Гейтс предрекал, что все СМИ на бумажных носителях прекратят существование к 2017 году. Однако на дворе 2019-й, а газеты и журналы по-прежнему востребованы. Хотя еще недавно казалось, что интернет, социальные сети окончательно вытеснили традиционные СМИ. Косвенным подтверждением тому стал повсеместный переход известных мировых принтов, таких как Los Angeles Times, Nesweek и других, в онлайн. Однако этот процесс оказался временным. Лет 5-6 назад все они вернули бумажные версии и даже сумели поднять тиражи.

Эксперт по медиа и коммуникациям Баджиндер Пал Сингх считает, что эпоха постправды даёт печатным изданиям новый шанс. И они им пользуются. Социальные сети уже давно перестали быть новинкой, однако в 2016 году считалось, что платформы, подобные Twitter и Facebook, скоро отправят газеты на обочину истории. После победы Дональда Трампа на выборах президента США казалось очевидным, что традиционные СМИ не просто утратили влияние, но и вообще потеряли какое-либо значение.

Но прошло не больше года после этого события – и стало понятно, что победа Трампа ничего подобного не означает. Напротив, благодаря его приходу к власти, газетный бизнес вновь приобрёл силу. Это, наверное, самый главный сюжет 2017 года в медиаиндустрии: Трамп невольно сделал газеты «великими снова». Старая школа – лучшая школа. Газеты смогли добиться такой удивительной перемены, занимаясь тем, что у них получается лучше всего: расследовательской журналистикой и эксклюзивными новостями. У New York Times за последние полтора года тираж вырос более чем на миллион экземпляров.

Важно напомнить, что инвестиции газет в расследовательские команды быстрого реагирования, в создание лонгридов и в журналистику, основанную на анализе массивов данных, стали возможными исключительно благодаря тому, что увеличилось число людей, которые начали платить за газетные новости. Поколение Y («миллениалы») в странах Запада, встревоженное волной фейковых новостей, помогает остановить падение тиражей на крупнейших рынках. И эти тенденции роста особенно ярко проявляются в странах Азиатско-Тихоокеанского региона: читатели Китая и Индии возглавили процесс возврата к традиционной прессе. По мнению экспертов, восстановление газетного рынка после выборов в США не стало исключительно его собственной заслугой; ему также помогла неспособность социальных сетей консолидировать прежние успехи.

Великобритания, похоже, тоже ищет способ сохранить печатную прессу, особо беспокоясь о местных изданиях. В частности, общественная корпорация BBC решила недавно оплачивать районным газетам 150 штатных единиц, чтобы те могли нанять качественных журналистов для освещения местной политики и работы властей.

Закрытие сотен печатных изданий бывший уже премьер-министр Тереза Мэй назвала угрозой демократии и поручила правительственным структурам подготовить доклад об устойчивых финансовых моделях для прессы на национальном, региональном и местном уровнях. Правительственный доклад будет фокусироваться на взаимодействии изданий с цифровыми платформами и интернетом. В частности, правительство проанализирует, получают ли печатные СМИ как поставщики качественного контента в интернет справедливую долю цифровой рекламы, а также изучит, как их контент аккумулируется и распространяется социальными сетями.

«Бумага» всё стерпит?

В передовых высокотехнологичных странах Европы и Юго-Восточной Азии, где газетная культура традиционно высока, кризис бумажной печати сходит на нет (в газеты возвращаются рекламодатели) не в последнюю очередь потому, что интернет-реклама (которую большинство пользователей воспринимает как спам) на поверку оказалась куда менее эффективной (всего 20%) по сравнению с печатной. Это доказало исследование крупнейшей медиакорпорации «Конденаст».

Хотя распространение печатных периодических СМИ – одно из основных звеньев нормального и стабильного развития гражданского общества и общественного сознания, в Казахстане значение этого медиа сегмента никак не отражено на государственном, законодательном уровнях. Распространение печатных периодических СМИ через киосковую систему не регламентируется ни законом Республики Казахстан от 23 июля 1999 года №451-I «О средствах массовой информации», ни законом Республики Казахстан от 26 июня 1998 года №233-I «О национальной безопасности Республики Казахстан», ни какими бы то ни было другими законодательными актами.

Согласно последним исследованиям сейчас в стране существует более 2800 зарегистрированных печатных изданий. Но с 2014 года идет огромный спад – почти в четыре раза, потому что распространять газеты всё тяжелее и тяжелее. В целом по стране продажи сократились в 2,5 раза, а, например, в Кустанайской области они упали в 50 раз, в Павлодарской области – в 25 раз, в Алматы – в 11 раз. Это очевидное следствие того, что количество торговых точек по распространению печатных СМИ и книжно-журнальной продукции за последние годы в Казахстане искусственно сократилось почти на 90%.

Из всего вышесказанного напрашивается вывод: не интернет и социальные сети выдавливают из культурной и общественной жизни Казахстана газеты и журналы, а отсутствие государственной поддержки этого социально значимого сегмента рынка.

По этому поводу стоит напомнить одну уже звучавшую мысль. Перефразируя известное изречение Наполеона, можно утверждать: «Страна, которая не хочет поддерживать свою прессу, будет читать чужую». Чужую и, часто, чуждую – нашим традициям, менталитету, укладу жизни. Нашей информационной безопасности.

Виктор Кияница, главный редактор газет «Аргументы и Факты Казахстан» и «Комсомольская правда Казахстан»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество