aif.ru counter
544

Арман Асенов: «Казахфильм» существует, но возможностей финансирования нет

Как спасти «Казахфильм»

Принятый в начале прошлого года закон о кино должен был вдохнуть новую жизнь в развитие отечественного кинематографа. Однако принятый документ едва не поставил крест и на главной киностудии страны. Парадокс в том, что в законе о кино нет ни одного упоминания о… «Казахфильме»! Как такое могло случиться и что сейчас происходит на киностудии, оставшейся вследствие нового закона практически без средств к существованию, об этом корреспондент «Аиф-Казахстан» поговорил с директором «Казахфильма» Арманом Асеновым.

[газетная статья]

Бренд – на мели 

Арман Асенов возглавил главную киностудию страны в августе 2019 года. Его кандидатура была коллегиально предложена авторитетными представителями кинематографической общественности и одобрена администрацией президента РК. Прежде всего, за его профессиональные качества кризис-менеджера. В свое время он вывел из плачевного состояния дворец «Жастар» в Астане, выправил непростую финансовую ситуацию с Дворцом республики в Алматы, имевшим на конец 2016 года убыток в размере 80 млн тенге. За год предприятие вышло в плюс на 400 млн тенге. Кроме того, у Армана Асенова уже был опыт работы первым вице-президентов «Казахфильма» и продюсером знаковых фильмов последних лет, в числе которых сериал «Казахское ханство».

– Арман Турсунбаевич, почему закон о кино, вместо того чтобы придать новый импульс развития кинематографу, вызвал неоднозначные последствия и стал предметом горячих споров в творческой среде? 

– Не все отрасли имеют свой закон. У кинематографистов он появился в начале 2019 года. Но так получилось, что те, кто снимает кино, в большей части не принимали участие в создании важного для нас документа. Это отразилось на его жизнеспособности. Закон начал работать, но стало ясно, что очень многие моменты не учтены. В частности, в законе ни одним словом не упомянут «Казахфильм». Хотя это единственное отраслеобразующее предприятие и флагман киноиндустрии страны. К тому же он является страновым брендом, имеющим 85-летнюю историю. 

Фото: из газетных материалов

Согласно новому закону создан Государственный центр поддержки национального кино, куда ушло всё финансирование киноиндустрии. В прошлую среду в «Казахфильме» состоялась встреча, в которой участвовали руководство Министерства культуры и спорта, «Казахфильма», Центра поддержки кино, представители союза кинематографистов и творческая общественность. На повестке стоял вопрос: как в непростой ситуации выровнять положение киностудии «Казахфильм» и создать условия для плодотворной работы? На мой взгляд, киностудия «Казахфильм» с ее громадным кадровым и творческим потенциалом не должна стоять в очереди за финансированием вместе с небольшими частными студиями.

– Как вопрос с финансированием решается в других странах СНГ? 

– Мы обсуждали опыт работы российской модели. Там существует два «ручья» финансирования. Один идёт в фонд кино (аналог нашего Центра поддержки кино) для проведения презентаций и поиска спонсоров для коммерческих проектов, направленных на возврат средств. Второй – через Министерство культуры на социально значимые кинопроекты: патриотические, культурно-воспитательные фильмы. Таким образом, общий бюджет делится пополам. Один из вариантов – создать подобную модель и в Казахстане. 

Это позволило бы киностудии сохранить свою жизнеспособность, потому что «Казахфильм» не получал средств на своё содержание. Деньги шли из расчета объема финансирования кино. Последние 15 лет государство выделяло на развитие кино ежегодно около 7 млрд тенге. 10% из этой суммы шло на содержание киностудии. Нам этих денег хватало. Содержание киностудии обходится около 700 млн тенге ежегодно. Сюда входят зарплаты, коммунальные расходы, налог на землю и так далее. 

Кто, если не мы? 

– Как «Казахфильму» удалось выжить после того, как всё финансирование было направлено в Центр поддержки кино? 

– У нас есть кинобиблиотека. Мы продаем свои фильмы телеканалам. Но этого объёма вырученных средств недостаточно. Это всего около 150 млн тенге в год. Министерство культуры и спорта во время прошедшей встречи оценило масштаб наших проблем. Решено было создать рабочую комиссию по внесению поправок и изменений в закон о кино. Один из парадоксов нынешней ситуации заключается в том, что центр поддержки кино получает ежегодно 450 млн тенге на содержание, хотя у них нет собственной недвижимости, а «Казахфильм» с его огромным комплексом не получает ничего. 

Фото: из газетных материалов

– Наверняка центру поддержки кино хотелось бы сохранить за собой право контролировать весь финансовый поток? 

– В Центре поддержки должны понять одну вещь: им всё равно будут выделять деньги на социально значимые фильмы. И эти проекты вряд ли принесут прибыли. Они будут приносить лишь головную боль. А через два года центр должен перейти на самоокупаемость. Им проще отказаться от этой части проектов в пользу «Казахфильма», тогда будет сохранена киностудия. Все равно, кроме «Казахфильма», никто не сможет осуществить эти проекты. 

Например, съемки исторических фильмов требуют огромного количества костюмов, реквизита, которые есть только у нас. Только «Казахфильм» сможет снимать подобные фильмы и тем самым создавать культурное наследие страны. Нужно также учесть, что мы организуем ежегодно около 20 мероприятий за границей. При содействии наших посольств мы проводим дни казахского кино за рубежом. Это огромный имиджевый проект. 

Кони – наш конёк 

– Сможет ли строительство новых павильонов и этногорода на территории «Казахфильма» поддержать вашу финансовую независимость? 

– Именно на это направлена модернизация киностудии, которую мы начали с опережением графика за счёт средств от кинопроектов. Хотя определённые средства будут выделены и от правительства. Модернизация «Казахфильма» идёт в рамках четвертой промышленной революции и цифровизации. Через месяц мы закончим строительство первого «гринбокса». Это большой хромокейный павильон площадью 1,5 тысячи кв. м, который станет крупнейшим в Центральной Азии. 

Позже сдадут в эксплуатацию ещё один такой павильон, а также открытую площадку размером 80x80 м для съемок масштабных конных сцен. У нас расположилась знаменитая на весь мир каскадерская группа Nomad Stunts. Для них построят конюшня на 100 лошадей. Таким образом, «Казахфильм» превратится в ведущий мировой центр по съемкам сцен с участием лошадей и конных сражений любых масштабов. 

Для исторических съёмок с непосредственным контактом нам также нужен этногород, и он уже создается на территории нашей киностудии. Он займет площадь 5,5 гектаров. В него войдут декорации, созданные для сериала «Казахское ханство». Восточные города по своей технологии строительства похожи: Хива, Бухара, Багдад, Отрар. И у нас можно будет снимать фильмы про любой старинный город Ближнего Востока и Центральной Азии. Это создаст потенциал для съёмок международных фильмов. Потому что снимать, например, в Сирии или в Ираке невозможно: там идут войны. Кроме того, у нас появится туристический кластер, и можно водить экскурсии по древнему городу. А это всё вместе с арендой павильонов – реальные деньги, которые будет зарабатывать «Казахфильм». 

Фото: из газетных материалов

– Хватит ли размеров открытого павильона 80x80 м, чтобы снять большую конную битву? 

– Этого вполне достаточно. Как правило, во время съемок на ближнем плане используется 100-200 лошадей. Остальные создаются с помощью компьютерной графики. Например, в павильоне 50х50 м был снят фильм «Жизнь Пи» о невероятных приключениях в море на лодке с дикими животными. Первый «гринбокс» мы построили за счёт средств, выделенных на фильм «Касым-хан». В наших планах также приобретение новой съемочной техники, строительство дома реквизитов и костюмов, а также многозального кинотеатра за счет инвесторов. 

Продолжение – в следующей серии? 

– Почему в законе о кино не оказалось упоминания о «Казахфильме»?

– В первоначальной версии закона был параграф о «Казахфильме». Но перед принятием документа из состава рабочей группы были выведены многие ключевые специалисты, также исчезли некоторые пункты, в том числе упоминания о киностудии. На мой взгляд, это было связано с предполагаемой тогда приватизацией «Казахфильма». Киностудия стояла в списке объектов приватизации и шла борьба за его территорию. К счастью, ее удалили из этого списка благодаря усилиям союза кинематографистов и Министерства культуры и спорта. Но парадоксальная ситуация осталась – киностудия «Казахфильм» существует, но возможностей для её финансирования нет. 

– Казахстанский кинорынок очень мал. Необходимо создать рабочий механизм, а не почву для борьбы за финансы. Было ли достигнуто на недавней встрече понимание этого? 

– Даже если мы возьмем российскую модель, там большой кинорынок с большим прокатом. У нас совсем другие реалии. В стране от силы 300 кинозалов. Хотя в советское время их было около 12 тысяч. Из 86 городов только в 20 есть кинотеатры. Рынок небольшой, но есть потенциал для роста. 

Что касается Центра поддержки кино, то он создан благодаря закону о кино. И в целом я рад его появлению. Благодаря этому мы не занимаемся такой сложной и неблагодарной работой, как распределение финансов. Мы хотим заниматься производством фильмов. Это то, что мы умеем делать. Но нам необходимы средства на содержание и развитие студии. Судьба «Казахфильма» зависит от того, смогут ли быстро внести необходимые коррективы в закон о кино. Такая процедура возможна лишь в экстренных ситуациях, но именно в такой ситуации студия сейчас и находится. 

Олег Белов

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество