aif.ru counter
23.10.2019 14:23
21

Лед и пламень Елены Водорезовой

Знаменитый тренер раскрывает свои секреты

На международном турнире по фигурному катанию «Мемориал Дениса Тена» в Алматы побывала знаменитый российский тренер, легенда советского спорта Елена Водорезова. Именно с нее началось триумфальное шествие женского одиночного катания на международной арене. Елена Германовна вошла в историю как самая юная советская спортсменка, принимавшая участие в олимпийских играх. В момент выступления на играх-1976 в Инсбруке ей было всего 12 лет! О своих победах, семье, любимых учениках и о казахстанском фигуристе Денисе Тене она рассказала в эксклюзивном интервью нашему корреспонденту.

Любовь нагрянула внезапно

– Елена Германовна, ваши впечатления о прошедшем турнире?

 – Несмотря на то что состязания проводились впервые, он был организован блестяще – на уровне чемпионатов мира и Европы. Хотелось бы, чтобы мемориал проводился постоянно, ведь для этого есть все предпосылки. Мне удалось немного посмотреть Алматы. Город меня впечатлил – очень цветущий и ухоженный. И с погодой повезло. Жаль, не получилось съездить на «Медеу». Так получилось, что сразу после выступления моего ученика нужно вылетать обратно в Москву.

 – Очень сложно было оказаться в роли пионера советского женского одиночного катании? И в первую очередь – чисто психологически?

– Мы жили в другой стране, тогда все было по-иному. Именно этот разряд фигурного катания в Союзе был на спаде. Можно сказать, женское одиночное катание только делало свои первые шаги в СССР. У нас не было достаточных квот: на международном уровне могла выступать только одна спортсменка. И когда тебе только 12 лет, то особо не задумываешься о том, что ты пионер и протаптываешь дорогу для остальных: значит, так надо, идешь и выступаешь. С возрастом, лет в 16-17, включается голова и начинает давить груз ответственности. Многие вещи делать на автомате становится сложнее, но волнуешься в любом возрасте.

 – Насколько лояльно к вам относились судьи, учитывая, что вы новичок? Да к тому же к советским спортсменам арбитры за рубежом далеко не всегда относились беспристрастно.

– Как мне потом рассказывал президент Федерации фигурного катания СССР Валентин Писеев, в верхах ему постоянно говорили: «У вас и парное катание, и танцоры, и мужчины – всегда занимают первые места. Так что женская одиночка в моем лице может подождать». Вот так с юмором мы потом обсуждали эту ситуацию. Но время все расставляет по своим местам, и если ты талант, то дойдешь до своих вершин.

– Вы вышли из спортивной семьи: ваша мама была гимнасткой, а отец – баскетболистом. Ваш путь в спорт был предопределен?

– Отец сначала играл в футбол, но места на кафедре по этой специальности не нашлось, и ему пришлось переквалифицировался на баскетбол. Кстати, он до сих пор преподает. В фигурное катание я попала случайно: у бабушки была подруга, которая водила своего внука на секцию фигурного катания. Именно она меня туда и «пристроила», чтобы у нее была возможность проводить время с подругой.

– Когда к вам пришла любовь к фигурному катанию?

– В четыре года меня не спрашивали, нравится ли мне фигурное катание или нет. Примерно с семи лет, когда начала кататься в группе ЦСКА, я стала получать удовольствие от занятий. Можно сказать, воспылала к этому виду спорта пламенной любовью.

– Как работалось под руководством знаменитого тренера Станислава Жука? Ведь он был непростым человеком.

– Моим первым наставником была Галина Василькевич, и только в 12-летнем возрасте я попала к Жуку. Став тренером, поняла, что я тоже требовательный наставник. Что касается Станислава Алексеевича, то он был не более строгим, чем другие именитые наставники: Татьяна Тарасова и Елена Чайковская. Профессия тренера предопределяет требовательность, иначе и быть не может.

«Дома я – белая и пушистая»

Фото: из газетных материалов

– Ваш муж тоже бывший спортсмен. Но сын Иван не пошел по вашим спортивным стопам.

– Сын занимался футболом, причем достаточно профессионально. К моменту окончания школы ему надо было определяться: продолжать спортивный путь или сосредоточиться на образовании? Мы дали ему возможность самому сделать выбор. Поскольку он не Марадона, то мне кажется, что сын принял правильное решение – решил учиться. Теперь у него три высших образования, и карьера сложилась довольно удачно.

– Какая вы в домашней обстановке: все успеваете по хозяйству?

– Я считаю себя хорошей хозяйкой. На работе – строгая и требовательная. Но дома я самая простая женщина – замужняя, белая и пушистая (смеется). Люблю готовить, стараюсь баловать своих родных вкусными блюдами.

– У вас есть любимые ученики?

– Каждый ученик – определенный отрезок в моей жизни, и с ними многое связано. Например, Аделина Сотникова стала для меня как родная дочь и наши отношения с ней перешли в другую плоскость. Мы даем друг другу советы, как друзья. Все мои ученики остаются рядом со мной. Отношения с девочками, которые уходят, я не имею права выносить наружу. Но мы продолжаем с ними общаться. И я, и они испытываем взаимную благодарность за то, что были рядом. Несмотря на свой тренерский опыт, я продолжаю совершенствоваться с каждым новым учеником. С некоторыми расстаюсь по своей инициативе, если вижу, что человек не хочет делать шаги для достижения результатов.

– Вспомните первые минуты после триумфа Аделины Сотниковой на Олимпиаде в Сочи? Что вы испытывали?

– Когда Аделина стала чемпионкой Игр-2014, в тот момент я испытала полное внутреннее опустошение. Никаких других уже не было: весь внутренний резерв был исчерпан. После ее триумфа я почти сразу уехала из Сочи. Хотелось побыть с семьей, ведь родные тоже сильно за меня переживали. К тому же Сотникову исключили из командных соревнований, и эта нервотрепка тоже сыграла свою роль. Переживания, связанные с участием на домашней Олимпиаде, на моей нервной системе сказались очень сильно.

– На ваш взгляд, не рано ли завершила карьеру Аделина Сотникова? Ведь она могла еще выступать и выступать.

– Еще два-три года могла выступать однозначно. И я всегда ей об этом говорила. Аделине стало поступать много предложений из различных шоу. Это стало отвлекать ее от тренировочного процесса. Она долго не могла определиться: дальше кататься или выступать в шоу. В итоге сделала выбор в пользу шоу. Я вижу, что в профессиональном плане она очень выросла, именно, как спортсменка-артистка. И теперь может выступать как в одиночном, так и в парном катании. Она очень востребована, чему я очень рада.

Талант на все времена

– Как произошло ваше знакомство с Денисом Теном?

– Это были соревнования стран СНГ. Он приехал с мамой. Тогда Денис был очень маленьким и мало еще что умел делать на льду. При этом был ярким исполнителем. Пройти мимо, когда он вступал на льду, было невозможно. Все специалисты только и говорили, что в Казахстане появился талантливый мальчик. Я тоже отметила его неординарность. Меня познакомил с ним и его мамой Александр Коган – ныне один из руководителей федерации фигурного катания России. Потом он позвонил мне и сказал: Денис хочет заниматься у меня в ЦСКА. Я с удовольствием согласилась.

– Как он был подготовлен на тот момент чисто технически?

– Здесь, в Алматы, он катался в супермаркете на маленьком катке. Поэтому хорошей техникой еще не обладал. Но он был таким ярким, страстным и эмоциональным в катании! Это в нем больше всего и подкупало. Уже тогда в нем просматривалась его гениальность.

– Насколько я знаю, по протекции Оксаны Тен у вас сейчас обучаются юные фигуристы из Казахстана?

– Они регулярно приезжают ко мне. Работа с ребятами из Казахстана – святое дело для меня. Если раньше Оксана Алексеевна работала только со своим сыном, то теперь взяла на себя заботы по воспитанию других фигуристов. В Москве дорого жить, да тренировки на льду фигуристы из других стран должны оплачивать. Я считаю, что благодаря Фонду Дениса Тена казахстанское фигурное катание продолжает развиваться.

– Денис Тен был очень разносторонней личностью. После него у вас еще были ученики с таким же широким спектром интересов?

– Точно нет. Денис – гений: и фотограф, и режиссер, и сценарии профессиональные писал, и пел. Он хотел все знать и везде успеть. Когда был маленьким, мог попроситься уйти с тренировки, чтобы понаблюдать за работой танцоров. Мы с Татьяной Тарасовой на это даже немного обижались. Ему все было интересно, и это говорило о его многогранности.

– Насколько в становлении Дениса как личности была велика заслуга его мамы?

– Я уверена, что без участия Оксаны его становление как фигуриста вообще не сложилось бы. Я всегда восхищалась ею: она все время толкала Дениса вперед, чтобы он и не думал почивать на лаврах. Мама полностью посвятила свою жизнь чемпионскому воспитанию сына. Успехи Дениса – во многом заслуга мамы. Когда Денис с мамой жили в США, отец взвалил на себя все хлопоты по воспитанию второго сына. Это очень дружная и сплоченная семья. До сих пор они все делают вместе. Я просто счастлива, что Оксана Алексеевна нашла в себе силы, чтобы сохранять память о Денисе. Теперь все силы семьи направлены на то, чтобы хранить память о нём.

Справка

Елена Водорезова – первая в истории СССР чемпионка мира и Европы в женском одиночном катании. пятикратная победительница первенств СССР. Заслуженный тренер России. Воспитала таких известных фигуристов, как Аделина Сотникова, Артем Бородулин, Максим Ковтун, Мария Сотскова и других. Работала также с Марией Бутырской и Денисом Теном.

Джамал Алим

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество