aif.ru counter
142

Брать стали меньше?

Казахстан улучшил свои позиции в международном индексе восприятия коррупции

Этот индекс ежегодно ждёт весь деловой мир, а составляет его, на основе опросов экспертов, международный фонд Transparency International, штаб-квартира которого находится в Берлине. В нашей стране существует свой антикоррупционный общественный фонд Transparency Kazakhstan, исполнительный директор которого Ольга Шиян и огласила на днях этот своеобразный «рейтинг коррупции», одновременно прокомментировав его. 

Нам подняли индекс

Итак, по итогам 2019 года Казахстан набрал 34 балла и занял во всемирном индексе восприятия коррупции 113 позицию наряду с Филиппинами, Замбией, Непалом, Сальвадором и Свазилендом. То есть наша страна заметно улучшила свои показатели на три пункта в сравнении с 2018 годом, когда у нас был 31 балл и 124-е место.

Поясним: эксперты международного фонда исходят из 13 категорий в процессе опроса бизнесменов и использования аналитических исследований. И оценивают, насколько страны подвержены коррупции по шкале от нуля до 100, где ноль – уровень коррупции самый высокий, 100 – самый низкий.

В этом же году основной темой глобального исследования определена политическая прозрачность, связь между политикой, деньгами и коррупцией, в том числе – влияние правил финансирования избирательных кампаний на власть и выборы.

Оценки выставляют международные исследовательские организации на основе таких индексов, как Bertelsmann Foundation Transformation Index, Economist Intelligence Unit Country Ratings, Freedom House Nations in Transit и World Economic Forum EOS – всего 9 источников.

Например, IMD World Competitiveness Yearbook («Ежегодник мировой конкурентоспособности IMD») поставил Казахстану 55 баллов, а Varieties of Democracy Project (проект «Разнообразие демократии») – только 17. Среднее значение всех экспертов этих структур и составило те самые 34 балла.

В этом году оценку восприятия коррупции в государственном секторе прошли 180 государств. Странами-лидерами стали Новая Зеландия и Дания с оценками 87 в каждой, аутсайдерами – Сомали, Южный Судан и Сирия с оценками 9, 12 и 13 соответственно.

Если же сравнивать различные регионы, то лучшими оказались страны Западной Европы, в них средний показатель уровня восприятия коррупции составил 66 баллов. Регионы с наименьшим количеством баллов – Африка к югу от Сахары (32) и Восточная Европа, вместе с Центральной Азией (35). Кстати, Казахстан оценивался в группе стран ECA (Европа и Центральная Азия).

Любопытно также, что эксперты с беспокойством отметили: показатели четырех стран G7 упали по сравнению с прошлым годом. К примеру, Канада потеряла 4 балла, Франция и Великобритания по три, а США – два. Позиция Германии, она на 10-м месте с 80 баллами, осталась неизменной.

Образ жизни – постсоветский

А что же страны бывшего СССР? Ведь уместно сравнивать нас именно с ними. Так вот лидерами здесь стали: Грузия – 56 баллов (44-е место), Беларусь – 45 баллов, (66-е место), Армения – 42 балла (77-е место). Молдова набрала 32 балла (120- е место), Украина – 30 баллов (126-е место), Азербайджан – 30 баллов, также как и Кыргызстан – 30 баллов (126-е место). Россия получила всего 28 баллов и занимает ныне 137-е место. Ну и наши непосредственные соседи: Узбекистан – 25 баллов (153-е место), Таджикистан – 25 баллов (153-е место), Туркменистан – 19 баллов (165-е место).

Между тем эксперты TI отмечают, что Казахстан, цитируем: «…демонстрирует поступательный рост в CPI. Вместе с тем его половинчатый подход в приведении норм национального законодательства требованиям международной антикоррупционной конвенции ООН, к которой он присоединился более 10 лет назад, а также двойные стандарты в системе наказания лиц, осужденных за коррупцию, не позволяют, по мнению международного сообщества, преодолеть восприятие страны как высоко коррумпированной».

Исполнительный директор фонд Transparency Kazakhstan Ольга Шиян пояснила: 

– Конечные бенефициары, которые спонсируют партии, в Казахстане не раскрываются. Это рекомендация, которая много лет не исполняется. Поэтому Казахстан в аутсайдерах, так как те страны, которые не обеспечивают прозрачность в этом аспекте, не могут повысить порог в рейтинге выше 35 баллов. В исследовании оцениваются предыдущие два года и информационная кампания, которая сопровождала избирательный процесс. Оценивалось, было ли допущено или ограничено общество в проведении независимых опросов. Задержания гражданских активистов и другие моменты, которые объективно были непрозрачными, повлияли на оценку и формирование финальных баллов по Казахстану.

Она также добавила, что государства не набирали в рейтинге больше 32-35 баллов, если эксперты выясняли, что мнение общества в этих странах не учитывается или учитывается формально, а страны с более высоким уровнем вовлечения общества в процессы принятия решений имеют в среднем 61 балл.

– В Казахстане же оценивалась, в том числе, информационная кампания, которая сопровождала избирательный процесс, оценивалось, как было ограничено общество в проведении независимых опросов и т. д., а также задержания гражданских активистов. И те моменты, которые были объективно непрозрачными, конечно, сыграли свою роль в формировании наших финальных баллов, – объяснила Ольга Шиян.

И все же наша страна свои позиции явно улучшила, и продолжает это делать хотя и медленно, но верно. Напомним, что самый низкий наш результат был в 2013 году, когда страна заняла 140-ю строчку с 26 баллами. В прошлом году, как мы уже сказали, цифры были 124 и 31 соответственно. А вот сегодня Казахстан остается лидером во всём регионе Центральной Азии, а также стоит выше Молдовы, Украины, Азербайджана, Кыргызстана, России. Тогда как самое низкое место среди стран региона занял Туркменистан, который когда-то нас заметно опережал.

Так что с таким индексом Казахстан сегодня можно поздравить, – считает Ольга Шиян.

Между Замбией и Свазилендом

Да, позиции наша страна улучшила. Однако соседство с такими странами, как Филиппины, Замбия, Непал, Свазиленд и Сальвадор, вряд ли может радовать. Нет, сами страны очень даже неплохие, но вот коррупция в них, мягко говоря, не такая, как, скажем, в Новой Зеландии, Дании или Финляндии. Поэтому если спросить любого казахстанца, с кем бы он хотел видеть рядом свою страну в этом индексе, думается, ответ будет предсказуемым.

И главный вопрос: брать взятки у нас стали меньше? Это так, если делать выводы из оценок международных экспертов. Однако, на наш взгляд, вопрос по-прежнему звучит как-то, извините, риторически. Хотя изменения в нашем обществе происходят, они зримые, и отрицать их нельзя.

– У нас произошли подвижки в реформе судебной системы, было признано, что и суды подвержены коррупции, и судей начали увольнять, а ведь решение проблемы начинается с ее признания, – отмечает Ольга Шиян.

А за истекший год признано уже немало того, что ранее просто старались не видеть. Так что: 

– Рост рейтинга – это скорее аванс за ту линию, которую избрали правительство и президент: вести бескомпромиссную борьбу с коррупцией. Насколько она будет успешной, мы будем смотреть в будущем. Мы поддержали позицию президента, когда он, только вступив в должность, заявил, что одним из приоритетов работы будет борьба с коррупцией, – отметила исполнительный директор фонда.

Ольга Шиян также изложила позицию своей организации на то, что должно сделать в ближайшее время казахстанское руководство, чтобы имидж страны стал привлекательнее. А это, в свою очередь, напрямую отражается на настроении потенциальных инвесторов.

– Одним из основных шагов для страны должно стать, в первую очередь, приведение в соответствие с международным законодательством определения коррупции, так как пока понятие это у нас существенно сужено, и многие субъекты коррупционных преступлений не являются ими, – считает она.

Далее. Необходимо исключить избирательный подход к освобождению осужденных за коррупцию.

– Вы знаете, что в 2018 году были приняты поправки, позволяющие лицам, осужденным за коррупцию, при полном возмещении ущерба и выплате штрафа получить условное освобождение, – говорит Ольга Шиян, – и в прошлом году активно применялась эта практика. Но согласно международному праву непозволительно, чтобы лица, осужденные за коррупцию, были освобождены досрочно либо были помилованы. Более того, коррупция приравнивается к предательству, и такой подход серьезно ограничивает возможности.

И наконец: лица, осужденные за коррупцию, никак не должны быть вовлечены в систему государственной власти.

– Они не должны работать ни в государственных, ни в квазигосударственных, ни в муниципальных организациях, – утверждает исполнительный директор Transparency Kazakhstan, – тогда как у нас лица, осужденные за коррупцию, уходят в квазигосударственный сектор, в компании с участием государства и продолжают распоряжаться государственными средствами, участвовать в госзакупках, принимать решения, влияющие на жизнь общества. До тех пор пока они не будут полностью дисквалифицированы, эта борьба будет продолжаться.

Сергей Козлов

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество