aif.ru counter
50

Жить не по сценарию

Актриса Нелли Уварова играет судьбу

В Алматы побывала Нелли Уварова – одна из самых ярких звезд российского кино и театра последнего десятилетия. В середине нулевых сыграла главную роль в сериале «Не родись красивой». Фильм имел бешеный успех. После премьеры молодая актриса, как говорится, проснулась знаменитой. В крупнейшем мегаполисе Казахстана она поработала в качестве члена жюри на международном кинофестивале студенческого и дебютного кино «Бастау». корреспонденту «АиФ Казахстан» удалось побеседовать
с популярной актрисой.

Дама с опытом

– Нелли Владимировна, что в вашей жизни значит центральная роль в сериале «Не родись красивой»?

– Для меня это был огромный человеческий и профессиональный опыт. Я очень благодарна судьбе за то, что мне выпал такой шанс в жизни. И самое главное, меня пригласили сняться в сериале в тот период, когда я уже закончила обучение в театральном институте и накопила достаточный для такого серьезного проекта опыт: четыре года отдала ВГИКу, еще пять лет поработала в театре с великолепными партнерами. Я окончила актерский факультет, мастерскую Георгия Тараторкина. Наш мастер запрещал своим студентам сниматься в кино вплоть до отчисления. Он считал, что в профессиональном плане мы еще не готовы отличить хорошее от плохого.

К моменту съемок в сериале «Не родись красивой» у меня уже сложилось правильное ощущение актерского ремесла. В этом фильме я работала с настоящими профессионалами. Если сказать коротко, то это была одна из самых ярких страниц в моей жизни.

– Нет ли у вас ощущения, что после знакового сериала режиссеры стали приглашать вас на роли страдалиц?

– Я бы уточнила: в основном мне предлагают роли людей с чистой, наивной и открытой душой. Теперь, если мне нравится сценарий, но не предлагаемая роль, я говорю: «А давайте попробуем сыграть по-другому». И это, как правило, срабатывает: я либо отстаиваю свою позицию до конца, либо отказываюсь от предложения. 

– Много ли предложений вы сейчас получаете? 

– Если честно, то гораздо меньше, чем раньше. И это хорошо, потому что уже не приходится тратить много времени на прочтение сценариев. Почему их стало меньше? Может быть, потому что за мной уже закрепилась слава капризной и избирательной актрисы. Режиссеры хотят меня видеть такой, какой была лет 15 назад. Но ведь я уже сильно изменилась. Да, сценариев приходится читать меньше, но процент качества предлагаемых ролей гораздо выше. И эта ситуация меня вполне устраивает.

Фото: из газетных материалов

Когда слова обесценивают суть

– В какой роли вы хотели бы себя попробовать?

– Я ужасно любопытный и чересчур открытый человек. Зачастую мне приходится себя сдерживать. Я считаю, что если мечту озвучить, то она не воплощается в жизнь. Но если честно, то хотела бы сыграть роль без текста, попробовать существовать в кадре без этого выразительного средства. Пусть либо героиня окажется немой, либо просто не разговаривает. Это касается и театра, и кино. Много слов иногда обесценивают суть. Но мне пока не встречался сюжет, где такая драматургия была бы оправданна.

На театральных подмостках хочу сыграть роль из фильма «Персона» Ингмара Бергмана, где актриса прямо по ходу действа внезапно замолкает. Ее пытаются лечить, но это ее волевой выбор. Врачи говорят, что женщина здорова психически, она просто не хочет говорить. Очень хочу сыграть такую историю.

Что касается жанра, то мне интересно существовать в разных ипостасях: и драма, и комедия, и фарс, и цирк. Надеюсь, что это не прозвучит тщеславно, но мне они все подвластны. Говорю это, потому что уже пробовала свои силы в разных жанрах

– Где вам комфортнее работать – в театре или кино? И насколько там и там разнятся средства для самовыражения?

– Приемы в этих сферах на самом деле применяются очень разные. Одни выразительные средства есть в кино и совершенно другие – в театре. Кстати, киношные режиссеры не любят театральных артистов. Они считают, что те играют роли слишком пафосно, в кадре все это выглядит слишком «жирно». В театре же наоборот: если выглядишь скромно, то тебя не видно и не слышно. Там нужны более активная мимика и более широкий жест. На сцене ты не можешь долгое время находиться к залу спиной, в кино же – сколько угодно. 

В театре невозможно играть роль на сцене, стоя к зрителю в профиль: звук уходит, и тебя не будет слышно. Зато в кадре, даже сидя под столом, где будет видна только часть твоего лица, можно транслировать свои мысли, и зритель все равно тебя поймет. В кино царят другие законы. Там нужно сдирать с себя театральные слои, ведь в кадре не должно быть никаких других выразительных средств, кроме сути. 

– Есть такие актеры, которые не могут стереть грань между кино и театром? Наверняка за это их не любят режиссеры?

– Есть и такие, которые не могут. В такой ситуации актеру могут помочь только собственный профессиональный опыт и режиссер. Но дело в том, что не каждый постановщик фильма в нужный момент способен протянуть руку помощи. Порой он видит, что все плохо, но не может доходчиво объяснить, как сделать лучше. То есть не все режиссеры умеют работать с артистами. В такой ситуации актеру может помочь только его личный опыт. 

Дайте ей помолчать

– Какая у вас настольная книга?

– Жизнь течет, всё меняется. Так и у меня: всё время появляются новые любимые книги. В данный момент их несколько. Одна из них – автобиографическая книга «Несломленные» австралийской теннисистки Елены Докич. Интересная история великой спортсменки, у которой был невыносимый отец-тиран: он поставил цель, чтобы Елена любой ценой вытащила семью из нищеты. Ради этого он подавлял свою дочь как личность. Книгу невозможно прочитать за один раз, она должна оседать в голове частями.

Кстати, любую книгу я рассматриваю через актерскую призму: как ее можно обыграть, прорабатываю персонажей. Для меня любое произведение – повод для анализа. Я воспринимаю каждый роман как материал, из которого можно создать роль. Пишу и сама, но не испытываю на сей счет особых амбиций. Мозг постоянно выдает различные сюжеты, и я их записываю. 

Одна из самых любимых книг – «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсии Маркеса. Люблю этого колумбийского писателя, потому что он создает целые миры. Можно открыть книгу на любой странице, и сразу погружаешься в фантастическую атмосферу. В его мирах масса интересных персонажей, и я готова сыграть любого: старуху, мужские роли и даже собаку.

Люблю книгу «Жутко, громко и запредельно близко» Джонатана Фоера. И еще один его роман «Вот я». Я близко соотношу себя с главным персонажем. Это героиня моего возраста, и истории, которые описываются в книге, актуальны для меня. Не ожидала, что это настолько сильно отзовется во мне. 

– Какие темы в жизни вас больше цепляют за живое: взаимоотношения между людьми, поиск смысла жизни или что-то еще?

– Безусловно, взаимоотношения. В романе «Вот я» описана история семьи, ее внутренняя драма. Извне никто и не подозревает, что внутри маленькой, на первый взгляд благополучной, ячейки, где подрастает трое детей, постепенно, капля за каплей, нарастают драматические события. И однажды происходит взрыв. Такие темы цепляют. Мне почти 40 лет, я понимаю, что нахожусь на переломном этапе своей жизни, когда тоже происходят изменения, и мне интересно за ними наблюдать.

– Вы могли бы довериться режиссеру-дебютанту?

– Да, конечно, но при этом мне важно, какими профессиональными навыками и средствами он обладает. Мне было 18 лет, а режиссеру Анне Меликян чуть больше, когда я у нее играла. Но уже тогда была видна ее профессиональная мощь. И первый «полный метр» Анны, и все последующие ее картины стали событиями в мире кино. Режиссер в любом случае должен быть незаурядной личностью.

– Ваша работа не мешает семье? Ведь зачастую у артистов практически нет свободного времени.

– Это действительно непростой момент. Очень трудно быть одновременно и хорошей женой, и заботливой мамой, и успешной актрисой. В том, чтобы найти некий баланс, и протекает вся моя жизнь. Мой муж тоже актер, мы служим в одном театре. Вместе ездим на гастроли, на работу и домой. Но с появлением детей миф о том, что все можно совмещать, рухнул. Дети – отдельная история. Они не готовы мириться с тем, что мамы постоянно нет дома. 

Если бы я сделала ставку только на работу, то наверняка сыграла больше ролей в театре и кино. Но с появлением детей мне стало гораздо проще говорить режиссерам «нет». Я человек оптимистичный, всегда и во всем пытаюсь отыскать что-то хорошее. Но когда стоит выбор между семьей и остальным, то легко отказываться. При этом душа уже не болит. С детьми ушел тот психологический момент, когда начинаешь паниковать: «Ужас, я уже восемь месяцев не снимаюсь!». Такие мелочи меня уже не тяготят. Я каждый день занимаюсь самым важным в жизни – своей семьей.

Справка

Нелли Уварова родилась 14 марта 1980 года в Мажейкяе (Литва). Российская актриса театра и кино. Популярность принесла роль Кати Пушкарёвой в сериале «Не родись красивой». С 2001 года работает в Российском академическом молодёжном театре. Замужем за актером Александром Гришиным. Они познакомились во время работы над спектаклем «Пролетая над гнездом кукушки». У них подрастают двое детей: дочь Ия (2011) и сын Игнатий (2016). От съемок продолжения сериала «Не родись красивой» Нелли Уварова отказывается. «Это законченная история. У Кати все сложилось хорошо, я думаю, у нее есть муж, дети, карьера. Сейчас это было бы просто эксплуатированием образа», – утверждает актриса. 

Джамал Алим

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество