aif.ru counter
30.10.2019 11:07
38

Куда же деньги девать?

Перспективы развития фондового рынка в Казахстане

Впервые о создании в Казахстане цивилизованного фондового рынка по европейскому образцу стали говорить в 1994 году. В те годы у нас возникла и фондовая биржа, и национальная комиссия по ценным бумагам. Но фондового рынка, как он задумывался, так и не появилось до сих пор…

Чтобы играть, нужны правила

Хотя, как постоянно у нас говорят и пишут, фондовый рынок в Казахстане все же есть, но какой-то неразвитый. Или однобокий. В общем и целом – совершенно не такой, что нам нужен.

Дискуссия о том, какой же он в нашей стране и каким может быть, разгорелась на недавно прошедшей в Санкт-Петербурге конференции «Развитие фондовых рынков в странах СНГ», где выступили в основном европейские и американские эксперты по данной теме.

Некоторые из них, кстати, работали в Казахстане именно над созданием у нас рынка ценных бумаг. Поговорить удалось почти со всеми, и почти все они удивлялись тому, что в нашей столице вновь формируется международный финансовый центр. И почти каждый спрашивал: а что произошло с финансовым центром в Алматы, который должны были создать уже к 2015 году? Отвечать приходилось так: не получилось…

Итак, торговля ценными бумагами, то есть акциями компаний или финансовых институтов, облигациями и векселями, является для жителей Запада (да и для многих жителей стран СНГ, как оказалось) довольно ощутимым дополнительным доходом. Причем в покупке-продаже ценных бумаг в разных странах участвуют представители самых разных категорий граждан – от миллиардеров до простых домохозяек.

Есть немало случаев, когда на фондовых биржах сколачиваются неплохие состояния. А есть примеры возникновения даже крупных состояний – самый канонический, это состояние миллиардера Уоррена Баффета, который всегда говорил, что сделал его именно на фондовом рынке.

Ну а что же у нас, в Казахстане?

– К сожалению, можно констатировать: у вас фондовый рынок фактически отсутствует, – высказался Мечислав Войнович, польский консультант международной финансовой корпорации IFC. – Да, есть биржа, есть какая-то торговля бумагами, но ситуация такова, что иногда даже мы, профессиональные игроки на бирже, а также инвесторы, не имеем возможности торговаться на ваших площадках.

– Но почему?

– В Казахстане до сих пор не разработана и не внедрена надежная система гарантий на фондовом рынке. Например, можно сравнить с гарантиями по банковским вкладам. Насколько я знаю, в Казахстане есть специальная госпрограмма по депозитам, тогда как по операциям частных лиц и даже инвесторов на бирже никаких гарантий нет, – говорит эксперт.

Резонный вопрос: а разве такие гарантии вообще должны быть? Ведь это биржа – игра, спекуляции, риски…

– Построение цивилизованного фондового рынка – это как раз борьба с манипулированием, злоупотреблениями, создание такого правового поля, в котором будет крайне трудно заниматься всякого рода махинациями с ценными бумагами, – говорит Мечислав Войнович. – И от того, несколько государство тщательно контролирует процессы, связанные с правовым обеспечением операций на бирже, зависит доверие инвесторов и вкладчиков к казахстанским ценным бумагам.

Один из принципов контроля – жесткие наказания за инсайдерские операции на этом рынке. Однако, по мнению Войновича, у нас в стране сложилась такая система, что очень многие профессионалы в сфере финансов являются членами как бы одного круга, и немало таких, что состоят друг с другом в родстве. А в такой ситуации бороться с инсайдерством крайне сложно.

Иными словами, у инвесторов и простых игроков на бирже просто должна быть уверенность в отечественной судебной системе и госконтроле. Люди должны понимать: даже если они куда-либо инвестируют, всегда есть возможность восстановить справедливость и защитить свои права в случаях нечестной игры на бирже. Но пока этот вопрос у нас, что называется, висит в воздухе, и, следовательно, еще можно долго ожидать активности инвесторов.

Биржа проигрывает банкам

Существует также проблема с ликвидностью казахстанских ценных бумаг. Эксперт по данной теме, работающий в корпорации PwС из Нидерландов Алекс де Фриз считает, что в Казахстане в основном торгуются лишь бумаги крупных компаний. Да и то на площадки они попадают явно в недостаточном объеме, и доступны лишь институциональным инвесторам, тогда как обычные граждане от этих торгов просто отстранены в силу ряда обстоятельств.

Фото: из газетных материалов

– То есть одна из причин неразвитости нашего фондового рынка – отсутствие интересных эмитентов? – спросили мы эксперта.

– Тут как бы замкнутый круг, – говорит Алекс де Фриз. – Чтобы люди тратили деньги на покупку ценных бумаг, они должны эти деньги иметь, причем свободные деньги. А для этого должен быть определенный уровень дохода у населения. Но сегодня в Казахстане, насколько мы можем судить, таких людей с должным уровнем дохода слишком мало.

– Слишком мало – это сколько, на ваш взгляд?

– По нашим экспертным оценкам, владеют сбережениями для того, чтобы играть на бирже в Казахстане, не более 120-130 тысяч потенциальных игроков. Я поясню: мы исходили из баланса игрока в среднем располагающего суммой около 1 миллиона тенге, и это версия на конец прошлого, 2018 года. Но этого количества явно мало для того, чтобы был активный рынок продаж и торговли в целом. Кроме того, есть еще и проблема недостатка интересных эмитентов акций. То есть, повторяю, мало ликвидных бумаг.

По данным другой экспертной группы – украинской финансовой консалтинговой фирмы TFC, в Казахстане зарегистрировано около 45 тысяч брокерских счетов, но на рынке активны лишь около половины от этого числа.

– Это говорит о том, – считает сотрудник фирмы Анатолий Скляр из Киева, – что граждане вашей страны еще не интересуются ценными бумагами. Сравните с количеством открытых банковских счетов – их у вас больше трех миллионов. Вот этим сегментом финансового рынка они интересуются, а акции и облигации – это пока не ваше.

К тому же, по его мнению, структура казахстанской экономики росту интереса к фондовому рынку явно не способствует. Иными словами, цивилизованный фондовый рынок может быть развит в стране, экономика которой сама что-то производит и желательно больше, чем это нужно на рынке самой этой страны. То есть экспортировать гораздо выгоднее продукт произведенный, а не добытый из недр.

Тогда как Казахстан – страна, главным образом торгующая не своими продуктами. И к тому же продающая за рубеж как раз свои природные сырьевые ресурсы. С такой структурой экономики фондовый рынок по европейскому образцу развить пока что вряд ли возможно.

– Компании, желающие выйти на биржу, появятся тогда, когда в Казахстане будет нормальная экспортная экономика, – резюмирует Анатолий Скляр.

Кроме того, ситуация в казахстанской экономике меняется, и в последние десять лет эти изменения нельзя назвать благоприятными – таково мнение большинства экспертов, с которыми мы говорили.

– Да, я считаю, что ситуация стала хуже, – заявляет Рональд Кертис, финансовый консультант Британской финансовой корпорации (Санкт-Петербург). – У вас исчезли частные пенсионные фонды. А они являются во многих странах очень активными биржевыми игроками. И потом, на вашем рынке почти нет крупных инвесторов. И как уже здесь говорилось, объем свободных денег у ваших людей не увеличивается. Это по нашим данным. Кроме этого, многие ваши граждане просто перекредитованы, а это отнюдь не предполагает их участия в игре на бирже. ВСЯ

Надежда – на МФЦА

Конечно же, одной из тем при обсуждении перспектив рынка ценных бумаг в Казахстане было создание в июле прошлого года Международного финансового центра «Астана» (МФЦА).

Как было у нас провозглашено, все вышеизложенные проблемы, тормозящие развитие рынка, совершенно к МФЦА не относятся. Ведь на этой площадке, с целью привлечения крупных иностранных инвесторов и игроков, создатели центра сулят им не только освобождение от налогов, но и юрисдикцию Лондонского суда для решения споров. Однако у экспертов есть сомнения…

– Это положительно работает за пределами Казахстана, но в самой стране для этого отсутствуют условия, – говорит Алекс де Фриз. – Это проблема, и для ее решения центр будет функционировать как офшорная зона. Это вынужденно, мы понимаем. И во многом именно потому, что в Казахстане фактически нет своего развитого фондового рынка, который мог бы стать естественной частью этого финансового центра.

– Главное, что меня очень смущает, – что создание МФЦА инициировано и реализовано государством, а не порождено самим рынком, – высказался Мечислав Войнович. – Как правило, такие инициативы экономически малоэффективны. И потом, извините меня, но офшорная зона в стране с довольно высоким уровнем коррупции… Есть примеры того, что в похожих ситуациях подобные центры становились площадкой, на которых происходил просто передел собственности и активов внутри страны…

Потому, хотя бы, что Лондонский суд – это очень дорого. И даже средние компании Казахстана вряд ли смогут себе позволить прибегнуть к его защите. Целесообразнее было бы, по мнению эксперта, улучшить обычный казахстанский суд, чтобы дать бизнесу уверенность в защите его прав.

И наконец:

– Если крупные международные игроки будут инвестировать в МФЦА, это не значит, что они будут инвестировать в национальный рынок ценных бумаг, – высказал свое мнение Рональд Кертис. – К тому же эти инвестиции за пределы центра вряд ли выйдут. Это ведь офшор. А значит, эти инвестиции не окажут положительного влияния на развитие, эффективность и повышение качества и фондового рынка Казахстана, и его экономики в целом.

Все согласились, что сегодня об эффективности МФЦА говорить еще слишком рано. Посмотрим, как он будет развиваться.

Сергей Козлов

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество