aif.ru counter
25.09.2019 14:01
40

Укротитель берлинского «Тигра»

Дорога на Вернойхен казалась приятным путешествием на электричке. Три десятка километров от берлина, и вот он – городок, в котором служил отец моего друга Анвара. В поезде непрестанно звучали рассказы давнего приятеля. Теперь через десятилетия после великой отечественной.

Чудом выживший

«Тяжело ранен в левую половину грудной клетки» – запись из военного билета старшины Красной Армии Пермана Мамраимова. И дата: «28 апреля 1945 года». Не было бы ничего после окончания войны. Ни его дальнейшей службы в летных частях в Германии, ни возвращения на родину, ни счастливой встречи с Гаухар Гиниятуллиной, моей будущей мамой, ни рождения старших братьев, ни появления на свет меня. Ниче-го! Кроме смятых временем редких фотографий отца и его фронтовых друзей…

– И этих воспоминаний о моём отце не было бы тоже, – продолжает Анвар. – Как должны были сойтись звёзды, чтобы командир расчёта 76-миллиметрового артиллерийского орудия выжил в том смертельном бою. Папа со своими парнями и немецкие танкисты на «Тигре» сошлись на узкой берлинской улочке.

«Ощущение гибельного восторга бросало заклятых врагов в дрожь. Это была настоящая охота. Самая страшная охота на земле, когда человек должен убить себе подобного. И здесь невозможно избежать смерти. Выбора нет: не убьешь ты, убьют тебя. Простой и дикий закон любой войны», – читаем мы в повести «Крест», в новой книге трилогии с чудным названием «До ШвеДания» (Алматы, 2019 г.). Это восьмая, автобиографическая книга Анвара Мамраимова с массой профессиональных званий и личных наград нашего казахстанского, почётного журналиста и гражданина.  Встреча с А. П. Мамраимовым была не первой. Были прежде попытки найти Вернойхен – лётную столицу чуть ли не столетней давности. Анвар присылал мне настойчивые депеши: помоги найти случайных очевидцев, архивные документы, армейских друзей, границы довоенного Берлина. Ни-че-го!

И вдруг невесть откуда послышалась старая песня далекой юности:

Командир со штурманом мотив припомнят старый,

Голову рукою подопрёт второй пилот,

Подтянувши струны старенькой гитары,

Следом бортмеханик им тихонько подпоёт.

Эту песню грустную позабыть пора нам,

Наглухо моторы и сердца зачехлены.

Снова тянет с берега снегом и туманом,

Снова ночь нелётная, даже для луны.

Семейный альбом

Так появилось эссе-воспоминание «Крест» с великим множеством редких фотографий старшины Пермана Мамраимова и его друзей, литературных розысков, с новыми фотографиями волонтёров, поисками аэродрома Вернойхен близ Берлина. Перелистываем страницы повести: «…Долгие месяцы пытался найти врачей, которые спасли папе жизнь. Хотя бы их детей или внуков. В российских военных архивах не нашли даже номера госпиталя, где отца собирали по кусочкам после того побоища. Хотел найти место в Берлине, где отец с товарищами по оружию принял свой последний бой. Тщетно. Володя Проскурин привёл меня на вокзал, откуда в 1945-м отправляли эшелоны наших воинов-победителей на родину... И тут вспомнил! В нашем семейном альбоме ещё в детстве видел чёрно-белые фото папы с однополчанами! Вот одна из подписей: «На долгую память лучшему другу Пете (так отца по имени Перман окрестили на русский манер, – прим. авт.) от Андрея. Помни боевое братство, навсегда скрепленное кровью наших однополчан». И подпись: «г. Вернойхен. 20.05.47 г.».

Остальное – дело техники. Сравнил записи из папиного военного билета с информацией в «Википедии». Все совпало до запятой! 16-я воздушная армия. Военный аэродром Вернойхен. Позывной – «Лагерный», узел связи – «Постамент». Так вычислил географию пребывания Пермана Мамраимова в первые послевоенные годы. Но до Вернойхена был ещё и городок Ораниенбург. Здесь в 2010-м я снимал документальную видеоленту для казахского телевидения к 65-летию Великой Победы. В Ораниенбурге – концлагерь Заксенхаузен, где в годы войны находился пленённый сын Иосифа Виссарионовича Сталина. В этом городе служил сразу после выписки из госпиталя мой отец. А потом был Вернойхен. С 1946 по 1949 г. Перман Мамраимов – старший диспетчер по перелётам на военном аэродроме. 241-й бомбардировочный авиационный дивизион. Группа советских оккупационных войск в Германии. Отец поднимал самолёты в небо и разрешал посадку нашим бомбардировщикам. Сохранился папин снимок в летной форме. Красавец - мужчина!».

Аэродром из прошлого

В маленькой деревеньке Вернойхен, где был когда-то советский аэродром, Анвара ждал необыкновенный случай. Он прибыл сюда с друзьями – Володей Проскуриным и Гизелой Вендт. Немцы-крестьяне с удивлением и любопытством разглядывали пришельцев. Анвара не понимали. Тогда он стал показывать папины военные снимки. Потомки «истинных арийцев» закивали головами. Поняли, что он ищет аэродром, где служил его отец. Это была встреча, которую называют счастливой.

Анвар ехал по трассе, будто по взлётно-посадочной полосе. По краям взлётки вдруг разглядел наглухо заколоченные ангары для боевых самолётов. Группа единомышленников остановились напротив бывшего высокого здания у края ВПП. Конечно, подумал Анвар, это и есть диспетчерская, папина вотчина. Мы не беспокоили взволнованного казахстанца и молча отошли. Он с дрожью вышел из «фольксвагена», подошёл к аэродромному, уже ветхому за долгие годы строению. Дорогой наш Анвар преклонил с усилием колени. И со слезами, даже навзрыд, поцеловал землю, где ходили сапоги его отца. Такое надо видеть и запомнить молодым, не видевшим войны...

Был поздний вечер, когда мы возвращались в Берлин. Прогорев на кострах эмоций, Анвар вдруг задремал от вагонной качки и проливного дождя и уснул в волшебной дрёме...

Владимир Проскурин, писатель

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество