Примерное время чтения: 4 минуты
43

Здравица за упокой  

Среди потока грустных известий о небывалой жаре, пожарах, коммунальных авариях, хамоватых и вороватых акимах и прочих наших катаклизмах меня словно свежим бризом овеяло, когда узнал, что группа отечественных аналитиков опровергла стойкие стереотипы об экономике Казахстана [газетная статья].

Они прямо так и сказали: «Казахстан больше схож со странами Восточной Европы, чем с развивающимися, что не подтверждает распространенный тезис о повсеместной бедности в стране».

Но облегченно вздохнуть не получилось, потому что другая группа наших аналитиков в эти же дни сообщила, что за прошлый год абсолютное число бедных в республике увеличилось на 39,7 тысячи и достигло 1,031 миллиона человек.

Но это если считать по-нашему. А вот если считать по методу ученых Алькире и Фостера, рекомендованному ПРООН, тогда получается, что у нас в стране 49,5 процента семей надо отнести к проблемным категориям, а это больше 9 миллионов казахстанцев!

Однако вернемся к первой группе наших аналитиков, чей оптимизм по ходу текста быстро тает. И вот они констатируют, что рыночные силы в Казахстане по-прежнему слабы, потому что потенциал роста ряда индустрий сдерживается усилиями государственных органов, из-за чего возникают проблемы, например, в коммунальных услугах.

Секундочку. У нас 30 лет государственные органы не прилагали никаких усилий к индустрии коммунальных услуг. И эта индустрия так реализовала свой потенциал, что на наших ТЭЦ начали отключаться котлы, падать трубы и повсеместно рваться теплосети.

А теперь, когда госорганы стали прилагать усилия, другое дело, что запоздалые и неэффективные, дабы предотвратить общий коллапс, выходит, что эти усилия вредны? Что-то не стыкуется…

Дальше аналитики акцентируют внимание, что при этом бизнес-услуги, в первую очередь финансовые, «находятся в зачаточном состоянии». Это уже откровенный, извините, поклеп на отечественных финансистов. Взять наши банки второго уровня. Только за 2020-й, заметим, год пандемийный, их прибыль по сравнению с предыдущим годом увеличилась на целых 30%. И достигла 700 миллиардов тенге! О каком это зачаточном состоянии финуслуг идет речь? Здесь никакой JP Morgan и рядом не стоял!

Правда, наши банки, чтобы достичь такого успеха, использовали схему, нарушающую целый ряд статей Гражданского кодекса РК. Кстати говоря, об этом был извещен господин Досаев, бывший в то время руководителем Центрального банка – главного финансового регулятора Казахстана. Не будем гадать, это или другое известие застало Ерболата  Аскарбековича  в дороге к руководству очередного объекта – города Алматы, но на извещение он так и не отреагировал.

Наконец, наши аналитики подводят итоги изысканий и делают вывод: рыночные силы в Казахстане по-прежнему слабы, а чрезмерное регулирование государством индустрий и бизнес-услуг, цитирую: «по стандартам развитых стран опасно, особенно учитывая их критическую значимость для перехода в постиндустриальный мир». Браво! Читатель, снимем шляпы?

А если серьезно, то каким образом нам надо укреплять рыночные силы? Не регулировать и больше дать свободы тем, кто имеет в частной собственности энергоисточники и энергосети Казахстана? Кто ради личного обогащения вытянул из них все соки и соорудил под себя рынок энергоуслуг?

Кто буквально присосался к железнодорожной, электрической и прочей инфраструктуре, ежегодно увеличивая бедное, а если благозвучнее – проблемное население Казахстана числом то ли один, то ли девять миллионов человек?

Теперь, какой это постиндустриальный мир имеют в виду наши аналитики? Часом не мир ли иной? А если цифровой, это не тот ли, что строит министр «цифры» Багдат Мусин? Я, например, не сильно бы туда стремился переезжать.

Вобщем, начали наши аналитики за здравие, но здравица их получилась за упокой. Стойкое впечатление: свой опус они писали по либерально-экономической кальке, пользуясь знаниями, оторванными от реальной жизни. А это называется схоластикой, то есть бесплодным умствованием.

Ну, а что касается стереотипов о бедности и государственном регулировании, есть такой индийский экономист Амартия Сен. Он получил Нобелевскую премию за вклад в экономическую теорию благосостояния. Один из главных постулатов в ней кратко можно выразить так: причиной голода в стране является не отсутствие еды, а неправильный механизм ее распределения.

Из этого следует, что отладкой механизма распределения, как, впрочем, и настройкой индустрий и тех же бизнес-услуг, должно заниматься государство, в том числе с помощью рыночных сил, а не наоборот.

Михаил Чирков, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых