75

В алфавитном беспорядке

Ещё раз о переходе казахского языка на латиницу

Конец ноября – час икс для казахского алфавита на латинице. Именно до наступления календарной зимы национальный совет по реализации нового алфавита должен был вынести решение о том, какой должна быть «казахская латынь» в окончательном варианте. Такую задачу поставил президент Казахстана. Результата пока нет. Более того, вопросов остается гораздо больше, чем ответов.

Работа над ошибками

После того как выяснилось, что некоторые знаки в казахском языке не соответствуют правилам международной системы кодирования, «работа над ошибками» завертелась с удвоенной энергией. «Проблема технического характера», о чем поспешила сообщить министр культуры и спорта Актоты Раимкулова, кажется, не передавала всю палитру возникших сложностей. И все четыре рабочие группы упомянутого органа при правительстве – орфографическая, методическая, терминологическая и экспертно-техническая – включились в процесс, что называется, не зная выходных и праздников. Результатов ждем со дня на день. Пока же можно с уверенностью сказать, что в новом алфавите не будет пресловутых диграфов, судьбу которых, похоже, решил неудачный пример перевода невинного слова «морковь». Одинаково неудачное написание и произношение слова zaebis не только позабавило общественность, но и окончательно похоронило такой метод латинизации. Это оказался не наш путь.

В мире апострофов

Не все было ладно и с апострофами и акутами (аку́т (лат. acutus), острое ударение — диакритический знак, /-образный штрих над буквой. Используется в греческом, романских, славянских и многих других языках. Приблизительно совпадает по форме с типографским клавиатурным знаком – машинописным апострофом), у каждого из которых обнаруживались свои недостатки. То они создают длинноты, то разбивают слово визуально. Но адаптировать их нужно. А уж как найдут между собой общий язык загадочные умлауты, бревисы, седили и прочие не менее туманные диактрические знаки, покажет время. Пока же непримиримое противостояние орфографии с орфоэпией на поляне казахской латиницы далеко от согласия и перемирия. Написанный одним автором текст читается разными людьми по-разному…

Поиск общего языка

Между тем в уставшем от бесконечных споров обществе крепнет мнение: если не отказаться совсем, то хотя бы повременить с поспешной латинизацией языка.

Мнение публициста Дастана Елдеса опубликовал портал Otyrar.kz. Г-н Елдес, в частности, для сохранения культурного наследия считает целесообразным оставить кириллицу.

По его мнению, латиница сама по себе не улучшит положение языка, не создаст новую литературу, не повысит уровень образования и знания английского языка. По этой причине необходимо не только обсуждение проблем латинизации, но в первую очередь комплексное реформирование казахского языка до принятия новой письменности. Поэтому в данный момент основная задача лингвистов сделать казахский язык кодифицированным (нормированным), узаконить написание большинства слов, довести до конца работу с терминами в соответствии с международными стандартами, а не сочинять свои, порой неудачные.

С кодификацией языка тесно связан «национальный корпус языка». Под этим термином понимается информационно-справочная система, основанная на собрании текстов (в электронной форме), в которых должны быть представлены все жанры: художественные, нехудожественные тексты, юридические, публицистические и т. д. Корпус нужен для изучения языка, а в казахском слабо представлены тексты на научные, технические, юридические, медицинские и другие темы.

Русский язык – кодифицированный, поэтому компьютерная программа показывает грамматические, стилистические и другие ошибки при наборе, тексты на иностранных языках быстро и точно переводятся на русский, Google выдает обширную информацию на любые темы. Ас казахского, например, слово «конституция» («атазаң») Google переводит как «право родителей». Параллельно используется и старое обозначение. При переходе на латиницу это слово превратится уже в третье слово, и Google сойдет с ума: как переводить и какую информацию выдавать. А по законам языка термин должен быть с одним нормированным обозначением.

Трудности перевода

 За 80 лет в Казахстане, после перехода с арабской графики на кириллицу создана огромная библиотека, они были даже в глухих аулах. Уже 100% населения страны грамотны, то есть менять матрицу мышления будет необходимо всему населению. Как вообще можно вести разговоры о смене письма, если мы не удосужились восстановить связь с предыдущей арабской графикой?!

Говорят, что знание русского языка не даст забыть казахский алфавит на кириллице, но это заблуждение, ибо это разные языковые системы. Об этом свидетельствует и узбекский опыт: нынешние узбекские школьники и студенты не читают на кириллице, то есть огромное казахское литературное наследие на кириллице не будет доступно для будущих поколений – как и на арабице.

Еще один момент, отмечает автор. Нельзя сравнивать латинизацию в Турции и Казахстане. В Турции был лишь разовый переход с точно определенными целями, задачами и научными подходами. Турецкий – региональный язык, где не было второго мирового языка, и переход от арабицы (влияние арабского языка, отчасти религии, приобщение к западной цивилизации и т. д.) к латинице отвечал политическим, экономическим, культурным, языковым и другим реформам.

Какой смысл в Казахстане переходить на латиницу, если у нас второй язык русский, а не английский?! Казахстан географически, экономически, политически, лингвистически далек от Запада и является членом ЕАЭС, где рабочим языком является русский язык. В данном случае необходим логический подход и здравый смысл, а не политизация языковой проблемы. Ясное дело, что при втором (русском) языке по всем параметрам изучать казахский язык удобнее, выгоднее, быстрее на кириллице, чем на латинице, особенно русскоязычным.

В Узбекистане после перехода на латиницу ситуация сложилась таким образом, что взрослым не в силах её освоить. С другой стороны, более 70% литературы издано на кириллице, а молодежь на ней уже не читает. Падает уровень образования, и растет количество русских классов. Такая перспектива может ожидать и казахский язык. И грозит вызвать отток школьников из казахских школ в русские.

Еще в 2009 году я писал, что при определенном стечении обстоятельств в Узбекистане возможен возврат к кириллице. Два года назад там действительно стал подниматься этот вопрос. «В результате смены алфавита огромный фонд научного культурного наследия, напечатанного на кириллице, может превратиться в ненужный хлам», – пишут наши колллеги-узбеки и призывают узаконить кириллицу как основной алфавит, а латиницу принять в качестве второго.

Поддерживая предложение соседей, автор уверен, можно сохранить не только язык, но и культурное наследие, накопленное десятилетиями.

И вообще, почему бы не учиться на ошибках других?

Санжар Сериков

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество