aif.ru counter
32

Про любимый местный трактор

Почему импортеры сельхозтехники саботируют меры правительства

Экономика государства – это сложнейший многоуровневый процесс, который, по сути, строится на соблюдении интересов всех групп населения. Это постоянный поиск баланса и выгоды, зачастую отложенной. Но иногда решения, принимаемые властями, вызывают недовольство отдельных «групп по интересам». К примеру, обыватели не видят смысла в защите собственного рынка от импорта, предпочитая доступ к дешевым иностранным товарам и услугам. [газетная статья]

БОРЬБА ПРИОРИТЕТОВ

В последнее время идет острая дискуссия о том, почему аграрии недовольны действиями правительства, направленными на поддержку отечественных производителей сельхозтехники и введения так называемого «утилизационного сбора» с чистого импорта, считая, что его введение нужно снова отсрочить, на этот раз – на два года.

Буквально на прошлой неделе министр индустрии и инфраструктурного развития РК Бейбут Атамкулов рассказал о планах по развитию сельхозмашиностроения и введению утилизационного сбора (УС) для поддержки отечественного производителя, в чью задачу входит наращивание локализации.

Он отметил, что в этом вопросе было сломано немало копий, но «сегодня УС и те меры, которые приняты правительством, стимулируют производство сельхозтехники в Казахстане».

«Мы создаем новые производства, квалифицированные рабочие места в Казахстане, мы создаем компетенцию», – подчеркнул министр. То есть правительство и государство расставило здесь приоритеты. Поддержка машиностроения – не менее важный аспект государственной безопасности, чем сельское хозяйства.

Здесь важно напомнить, что после вступления Казахстана в ВТО и ЕАЭС были приняты обязательства открыть границы для беспрепятственного движения товаров и услуг. Таможенные пошлины перестали быть инструментом, позволяющим выстраивать протекционистскую политику государства, направленную на поддержку собственного бизнеса.

Со временем с этим столкнутся все, включая и производителей сельхозпродукции. Придется конкурировать не только за внешние рынки сбыта, выход на которые субсидируются государством, но и за внутренние, поддержка которых будет просто невозможна привычными средствами.

И УС был одним из немногих оставшихся инструментов, который можно использовать в рамках международных договоренностей. Смысл его заключается в стимулировании крупных компаний, желающих продавать свою продукцию на внутреннем рынке Казахстана, строить здесь производства. Но здесь существует ряд заблуждений, – которые, кстати, активно тиражируются в соцсетях, но которые можно и нужно развенчать.

ПЛАН ЛОКАЛИЗАЦИИ

Ежегодно наши фермеры приобретают порядка 2684 трактора и 1060 комбайнов. Доля импортных тракторов занимает 83,9%, комбайнов – 67,9%, в том числе поставляемых из стран ЕАЭС.

Отечественное производство не позволяет покрыть необходимую потребность. Техника из дальнего зарубежья имеет более широкий спектр моделей, а также ряд выгодных технических характеристик (интеллектуальная система, спутниковая навигация, автоматическое вождение и т. д.). В моделях же отечественного производства и стран ЕАЭС таких «наворотов» нет.

В данном случае чаще всего речь идёт о технике компании John Deere. Именно на нее, точнее на компенсацию ее закупа, уходит львиная доля субсидий из государственного бюджета. Компании не разпредлагали открыть в РК производство с минимальной локализацией и под ее обещание наращивать объемы, но… это невыгодно импортерам.

Так деньги за рубеж не выведешь, используя фирмы- «прокладки».

Все тот же Атамкулов, разъясняя позицию государства, сказал: «Начиная уже со следующего года мы поставили программу постепенной локализации с 20 до 40%. Я хотел бы отметить, что те деньги, которые мы сегодня тратим на УС, создают соответствующие рабочие места в Казахстане. Второе: мы предлагаем для тех производителей, которые работают в Казахстане, схему лизинга на сельхозпродукцию. По этому плану у нас где-то 22 тысячи единиц сельхозтехники будет заменено. Этот план в нашем министерстве расписан на ближайшие три года. Я хотел бы еще раз отметить, что много будет споров по поводу УС. Мы поддерживаем в первую очередь наших казахстанских производителей».

При этом тракторы марок Lovol, «Кировец» и «Беларусь» производства АО «Агромашхолдинг KZ», Костанайского тракторного завода, семипалатинского «СемАЗа» и «Казахстанской Агро Инновационной Корпорации», при поддержке государства хорошо раскупаются. Доля тракторов «Беларусь» достигает 80% в общем объеме продаж, «кировцы» занимают 60% доли тяжелых тракторов.

ДАВАЙТЕ ПОСЧИТАЕМ

За последние пять лет из-за роста курса доллара в 2,1 раза стоимость техники дальнего зарубежья тоже выросла. При этом курс рубля за последние пять лет поднялся в 1,2 раза (с 3,6 до 5,9 тенге), а стоимость российских и белорусских машинокомплектов увеличилась в 2,4 раза.

С начала 2020 года цены на с/х технику из Европы и США выросли на 16%. После введения УС общий рост цен на с/х технику составил 26-28%. Сбор этот не привел к ценовому преимуществу отечественной с/х техники. По факту же после его введения цены на отечественные тракторы «Беларусь» и импортные вышли практически на один уровень (разница всего 1%). А должны были быть ниже как минимум на 22%.

В итоге фермеры будут переплачивать ежегодно 57,2 млрд тенге за эту сельхозтехнику.

ОТЕЧЕСТВЕННОЕ – ЗНАЧИТ ДОСТУПНОЕ

Здесь нужно помнить, что первое время, особенно на начальном этапе, цель была не сделать дешевле, а позволить развиться своему производству, набраться компетенций. Но даже этого не достигнуто. Курс тенге просел в 2,5 раза начиная с 2015 года, при этом импортная техника, ее сервис и запчасти подорожали и продолжают дорожать. При этом многие импортеры прорабатывают вопрос создания производственных площадок в РК, кроме все той же компании John Deere.

Стоимость среднего импортного комбайна составляет 300 тыс. долл. Пятилетнее содержание и уплата долговой нагрузки лизинга, сервиса, запчастей увеличивает конечную стоимость импортной техники до 570 тыс. долл. за единицу.

При этом аналог отечественного производства при равных условиях сервиса, финансовой нагрузки по истечении срока лизинга имеет меньшую инвестиционную стоимость – в пределах 240 тыс. долл. Стоит отметить, что 74% процента фермеров пользуются техникой отечественного производства и аналогами производства стран СНГ по причине отсутствия нормального сервиса и рынка запасных частей.

При этом УС на импортную технику составляет не более 10% (а не 28%, если сравнить с уровнем повышения цен на нее). В самой высокой «категории лошадиных сил», где представлен импортный сегмент техники, сбор равен 11,9 млн тенге при стоимости комбайна в 150 млн тенге.

Интересным фактом остается начальная стоимость импортных машин в Казахстане. Комбайн John Deere серии S в США, Китае, Германии стоит 202 тыс. долл., а у нас – 300 тыс. долл., т. е. чистая маржа составляет 35%. Неприлично считать чужие деньги, но очень хочется спросить: куда идет разница, а точнее, кому и за что?

Трактор «Беларусь» отечественной сборки стоит 7,8 млн тенге. Аимпортный аналог трактора John Deere серии 6В – 15,9 млн тенге, что больше в два раза.

То есть отечественный трактор дешевле и доступнее, его возможно приобрести под 6% годовых без первоначального взноса. А John Deere доступен через лизинг под 14-17% годовых с минимальным первоначальным взносом в 15%.

Рынок сельхозтехники в РК в среднем составляет 130 млрд тенге, из которых 32% – дорогущий импорт, в количественном выражении он составляет не более 10%, из которых 7% – от John Deere. И импортеры отчаянно борются за этот рынок, вводя в заблуждение как фермеров, так и представителей государства, подкупая чиновников и находя лоббистов.

РАСТЁМ, ОДНАКО!

Между тем производство сельхозтехники в РК выросло за последние годы на 125%. За минувшие шесть месяцев ее произведено на сумму свыше 33,7 млрд тенге. В 2020 году объем производства комбайнов и тракторов составит 77,4 млрд тенге. Больше всего комбайнов. А увеличить выпуск зерноуборочной техники удалось более чем в два раза.

Действуют заводы по сборке продукции – «МТЗ», «Гомсельмаш». За последний год открыты производства Lovol, Buhler, «Кировец», «Ростсельмаш», Сase и New Holland. На подходе Pöttinger, «Камаз», и всех их стимулировал, в том числе, и УС.

А вот все тот же John Deere на рынке РК с 1999 года, а сборки здесь нет, обязательств, технологий, договоренностей нет. Все локализовано за рубежом.

Чтобы получить в Казахстане, сложном и весьма нестабильном рынке, производство, нужно уговорить предпринимателя взяться за проект. И здесь возмещение уплаты УС в области машиностроения – весьма действенный способ убеждения. Благодаря этому уровень производства в стране вырос до 150 млрд тенге, для сравнения: в 2015 году эта цифра была 21 миллиард. В 2018 года внедрена программа льготного лизинга под 6% на 7 лет без первоначального взноса.

Кстати, УС не просто выплачивается компаниям из бюджета, он возмещается, после того как производитель сначала его заплатит. Здесь еще раз следует напомнить, что это способ поддержки, защиты рынка. В рамках введения сбора планируется старт программы сдачи, вышедшей из эксплуатации сельхозтехники, где взамен старой, сданной на утилизацию, будет выдаваться сертификат на скидку при приобретении новой техники.

У Казахстана нет выбора, мы поддерживаем малоэффективное сельское хозяйство, тратим огромные деньги, зачастую без пользы, а тут шанс развить сельхозмашиностроение, не создавая дополнительных нагрузок на бюджет. Но вместо государственной позиции, закредитованные аграрии занимают эгоистичную, местническую позицию. Что довольно сложно объяснить.

Денис КРИВОШЕЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество