36

Под чью дуду гребут руду?

Хозяйственные споры нередко чреваты социальными издержками

ОДНО ИЗ КРУПНЕЙШИХ ПРОИЗВОДСТВ СЕВЕРО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ – ДОБЫЧА И ПЕРЕРАБОТКА ТИТАН-ЦИРКОНИЕВЫХ РУД – ПОД УГРОЗОЙ ОСТАНОВКИ: МИНИСТЕРСТВО ИНДУСТРИИ И ИНФРАСТРУКТУРНОГО РАЗВИТИЯ РК ОТЗЫВАЕТ У ПРЕДПРИЯТИЯ ЛИЦЕНЗИЮ НА НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕ. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? ЧТОБЫ ЭТО ПОНЯТЬ, СДЕЛАЕМ НЕСКОЛЬКО ШАГОВ В ИСТОРИЮ. [газетная статья]

С МЕСТА – В КАРЬЕР!

Разработку перспективного Обуховского месторождения титан-циркониевых руд планировалось начать еще в 90-х годах. Но в то время, как мы помним, в стране не хватало свободных средств, как, впрочем, и инвесторов, которые в очередь к нам не выстраивались.

Старт случился лишь в 2006 году, когда созданное ТОО «Тиолайн», получив нужную лицензию, начало добывать ценную руду, а ТОО «Обуховский ГОК» ее обогащать. Весь полученный концентрат шел на экспорт, так как в Казахстане его не перерабатывали: не было соответствующих технологических переделов.

Для развития производства основатель «Тиолайна» Виктор Долгалев решил привлечь инвесторов. Таковых он нашел в лице российского ООО «ПромАрсенал», а также ряда физических лиц как из РФ, так и РК. Как позже скажет Виктор Иванович, он сделал большую ошибку, пригласив их в соучредители «Тиолайна» и определив свою долю в обновленной компании в 20 процентов.

Инвесторы вложили значительные средства, что позволило постепенно увеличивать добычу и переработку руды. Но куда быстрее начал расти конфликт между участниками ТОО, где первая буква в этой аббревиатуре вскоре перестала соответствовать своей расшифровке.

Не будем углубляться в причины разногласий, скажем только, что окончательный разлад товарищества оформился в Санкт-Петербургском арбитражном суде, который своим решением вывел Виктора Долгалева из состава его участников.

Вернулся он в родной «Тиолайн» лишь спустя 11 лет, когда Северно-Казахстанский областной суд восстановил его в прежнем статусе. Словно с накопившейся за эти годы энергией Виктор Иванович принялся расширять производство, на котором стало трудиться уже в несколько раз больше человек, – около 400. Из месяца в месяц обновлялся местный рекорд добычи и переработки руды.

Однако триумфальным возвращение Долгалева назвать было бы неправильно, поскольку разногласия с другими участниками ТОО росли пропорционально с ростом производства. И вскоре они переросли в открытое столкновение: на территории ГОКа произошла драка между охранниками предприятия и прибывшим десантом представителей «недолголевцев».

Все вышеприведенное – это только одна сторона дела. Вторая же на языке официального документа предстает в «системном неисполнении контрактных обязательств и налогового законодательства РК», а именно в невыполнении ТОО «Тиолайн» финансовых обязательств на 37,9 млрд тенге, в том числе по отчислениям в социальный, ликвидационный фонды. Кроме того, зафиксировано, что с 2014 года товарищество не выплачивало налоги в государственный бюджет, а по результатам проверки в 2020 году ТОО было доначислено налога на добычу полезных ископаемых в сумме 272,5 млн тенге.

Все это и привело к прекращению контрактных обязательств с ТОО «Тиолайн» в марте нынешнего года. Что, само собой, означало остановку производства и потерю работы 400 человек (у которых есть семьи).

ВЫСОКИЙ СТИЛЬ БЕЗ КРЫЛЬЕВ НЕ БЫВАЕТ

Рабочие ГОКа во главе с Виктором Долгалевым потребовали встречи с руководством области. И добились ее, поскольку на нашем дворе наступило время «слышащего государства». Но вот незадача – многочисленные микрофоны и телекамеры, присутствовавшие на этой встрече, так и не смогли ее озвучить и осветить: практически все СМИ об этом политкорректно промолчали.

С точки зрения государства это оказалось вполне оправданно. Поскольку те, кто, например, пользуется видеохостингом YouTube, могли в данном конкретном случае убедиться, что народ и государство говорят, как выражаются связисты, на разных волнах: государство хоть и слышит, но не понимает.

Сам смотрел: минорное зрелище. Большой зал, президиум. В центре, понятно, аким СКО Кумар Аксакалов, рядом с ним «силовые крылья»: по левую руку прокурор области, по правую – начальник департамента внутренних дел. (Поймал себя на мысли, что для полноты картины на столе начальников не хватало сукна и графина с водой и стаканами.) Напротив президиума, в двух-трех метрах, через невидимую, но очень осязаемую грань, через некий водораздел – несколько десятков работников Обуховского ГОКа.

Что касается сути встречи, то здесь самое печальное заключалось в том, что ни на один из вопросов, заданных горняками, «слышащее государство» в виде местных руководителей с серьезными лицами и растерянными глазами по существу так и не смогло ответить. А главное, что интересовало всех, кто был напротив президиума: когда предприятие закроют, куда нам, четырем сотням работников, деться, как семьи кормить? Надо сказать, для коллектива предприятия, где технический работник получает под 250, а специалисты по 600-800 тысяч тенге, вопрос далеко не праздный.

Естественно, позиция акима с его «силовыми крыльями», заключавшаяся в том, что «мы в спор хозяйствующих субъектов не вмешиваемся», у людей не могла найти понимания. И не нашла. Горняки дружно встали и ушли, не дожидаясь подводящего черту слова главы региона. И это вполне объяснимо, понимания не было с самого начала. Зато хорошо было видно: градусник (бесконтактный, хотя скорее контактный) социальной температуры у людей, пришедших сюда с надеждой, показывал переход красной черты.

В душе я за горняков. Но если посмотреть на сложившуюся ситуацию без эмоций, то получается следующее. Руководство предприятия, не платя налоги государству, нарушило закон и поэтому должно понести соответствующее наказание. Dura lex sed lex, что означает «Закон суров, но это закон». Все так. Однако возникают вполне естественные вопросы. Например, почему предприятие закрывают именно сейчас, когда оно стало эффективно и успешно работать? Почему сегодня признается виноватым Виктор Долгалев, больше 10 лет не работавший в «Тиолайне», хотя с момента его возвращения налоги платятся исправно? Почему фактические хозяева предприятия – юридическое и физические лица из России, находясь на территории Казахстана, не выполняют его законов?

КАКИМ НАМ ВИДИТСЯ АКИМ

Но главный вопрос мне видится так. Но сначала один момент. В первые годы «Тиолайн» как-то добыл рекордные 800 тонн руды (сейчас при Долгалеве добывается в три раза больше). Прежний аким области приехал, поздравил, сфотографировался. Ну а нынешний аким туда вообще не наведывался (видать, не привлекал конфликтный фон). В итоге к нему, как уже описывалось, приехал сам коллектив предприятия.

Вот и возникает главный вопрос: а для чего вообще нужны акимы? Они ведь наместники президента страны в своих регионах, в их руках огромная власть. Они, можно сказать, маленькие президенты своих областей – и организаторы, и исполнители. Тогда почему они эту власть не используют для решения насущных проблем людей, которые здесь живут?

Да, формально аким Аксакалов прав, что нельзя вмешиваться в спор хозяйствующих субъектов. Гражданско-правовые отношения у нас регулируются Гражданским кодексом (глава 1 ст. 1 ГК РК). Ну а по сути он прав? Трижды нет! Ему не надо вмешиваться, но ему надо вникнуть в проблему и приложить все возможные и законные усилия, чтобы эту проблему решить. Что сделать гораздо легче, когда проблема только возникает, когда она только в начальной стадии.

Наглядный пример. Я, хозяин большой квартиры, сдал в аренду комнату двум людям, чтобы накопить средства для обучения своих детей. Вскоре мои жильцы стали ссориться, ругаться и не платить оговоренную мне сумму за аренду. Не платят год, пять, десять лет. Спрашивается: хороший ли я хозяин? Правильно – никудышний.

…Современный стиль руководства. Каким он видится людям? Каким они видят акима или иного начальника? Перерезающего ленточку, вручающего ключи радостным новоселам, совершающего объезд города в сопровождении помощников, заместителей и, конечно, представителей СМИ, заседающего с серьезным выражением лица в ладном костюме с красивым галстуком в президиуме очередной конференции, совещания, форума, слета…

Не спорю, это, может, и надо. Но все это никоим образом не должно подменять живое общение с людьми, знание их самых насущных проблем, а также умение и, главное, желание их решить.

Вот сегодня стало почти нарицательным выражение «красные директора». Понятно, с приданием этому словосочетанию негативного смысла. По-моему, это неверно. Прежние директора или министры, как правило прошедшие все ступеньки профессиональной и карьерной лестницы, отличались от нынешних менеджеров глубоким, доскональным знанием своего дела, своих коллективов, что позволяло им решать самые сложные производственные вопросы. Да и социальные тоже.

Мне почему-то кажется, хотя нет, я абсолютно уверен (исхожу из собственной журналистской практики), что «красные директора» в наших новых реалиях и с новыми законами проблему обуховских горняков решили бы, что называется, на раз-два. Даже не так. Они бы просто не допустили, чтобы такая проблема возникла.

А результаты нашего современного менеджмента налицо: 400 человек, а с учетом коэффициента семейственности это будет тысяча, стали заложниками конфликта хозяев предприятия.

Кто этим людям поможет?

Михаил ЧИРКОВ, обозреватель

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых