Примерное время чтения: 7 минут
15

Не частное это дело

Как мы уже неоднократно писали, население Казахстана обречено на очередное повышение цен на коммунальные услуги, которое вряд ли будет последним. В который раз власти, делая это, обосновывают данную меру необходимостью реконструкции сетей, изношенных на 90%. При этом остаётся высокой вероятность того, что деньги опять разворуют и никакой реконструкции не будет. А если и будет, то лишь декоративная. Одним словом, привычная пыль в глаза [газетная статья].

ЭФФЕКТ ДОМИНО

Эти предположения не лишены оснований, поскольку всем хорошо известно, что в сфере ЖКХ воруют по-взрослому. Впрочем, как и во всех других сферах. Потому и доверия нет. Ибо воровство в Казахстане – дело привычное. И поделать с этим никто ничего не может.

А коли так, то, может, стоит сперва честно в этом признаться, а потом расслабиться и постараться получить удовольствие, официально включив дивиденды, откаты и распилы во все сметы. Все равно ведь они в течение всех более чем тридцати лет нашего счастливого периода жизни в режиме суверенитета и независимости являются неотъемлемой частью бытия и всеми воспринимаются как обыденность.

Про 90-процентный износ тепло-коммуникационных сетей, помнится, говорили еще в 2014 году, когда автор этих строк принимал участие в круглом столе, посвященном этому вопросу. С тех пор, как мы видим, процент износа не уменьшился ни на один пункт. Хотя тарифы поднимались ежегодно. А что же правительство? А оно имитирует бурную деятельность. Иначе не назовешь. Для проформы отправляет акиматам предписания, чтобы те не допускали роста цен на товары первой необходимости. Но, глядя на то, как за последние полгода выросла цена самого первого товара первой необходимости, хлеба, можно сказать, что акиматы на эти предписания чихать хотели. Хотя, может быть, и не хотели. Может быть, они и рады их исполнить, только не могут, потому что не знают, как это сделать. И в правительстве не знают. А потому наш специфически дикий внутренний капиталистический рынок, построенный на мощном коррупционном фундаменте, диктует свое.

Сегодня он надиктовал нам такие цены, что национальная валюта за последние полгода обесценилась раза в четыре, не меньше. При этом ее обесценивание продолжается. Мы ведь видим, с какой частотой меняются ценники в магазинах. В нашей стране не нужно быть доктором экономики, чтобы предсказать их дальнейшее изменение в сторону повышения. И что в начале второго полугодия, как только нас «обрадуют» новыми тарифами на коммуналку, произойдет очередной резкий ценовой скачок. Некоторые независимые эксперты, публикующие свои соображения в социальных сетях, подсчитали, что цена на отопление в этом году поднимается примерно на 16%. На 28% может вырасти цена на воду. Еще на 30% – цена на горячую воду. Соответственно, повысятся цены на газ и электроэнергию. А дальше – на бензин и, как по цепочке, на все остальное. Словом, эффект домино.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Ответить на эти два классических вопроса мы попросили экономиста и эксперта в сфере энергетики Петра Своика.

– У нас уже больше двадцати лет прошло с тех пор, как провели реформу ЖКХ и энергокомплекса, в основе которой несколько идеологических посылов, – говорит Петр Владимирович. – Посыл первый: все эти отрасли развиваются на основе частного предпринимательства и извлечения частной выгоды. И в частности, расширение и обновление мощностей делается за счет тарифа. При этом собственники этих объектов имеют полное законное право, расширяя мощности, вытаскивать часть тарифа на свою прибыль как свое вознаграждение.

– Какова в этом роль государства?

– Оно принципиально не инвестирует в электроэнергетику и сферу ЖКХ. Только тарифы регулирует. Это такой идеологический посыл, прямо противоположный тому, на котором создавалась энергетика и коммунальное хозяйство СССР. А он был как раз в том, что вся эта инфраструктура прибыли не зарабатывает в принципе. Лишь обеспечивает функционирование других экономических и социальных отраслей. Она инвестируется государством ровно в той мере, в какой есть необходимость для ее развития без извлечения прибыли.

Следующий посыл организационный, который правительство очень жестко выполняет. Поскольку все это должно строиться на частной инициативе и под частный интерес, само государство, регулируя тарифы, вообще не интересуется положением дел в данной сфере. То есть государство сознательно отказывается от системы мониторинга электроэнергетики и ЖКХ. Системы проектирования и системы того, на что на самом деле расходуются тарифные средства. Дескать, там есть частный собственник, вот пускай он сам и разбирается, занимается проектированием, контролем и т. д. А государство для этого никаких структур не создает. Наоборот, все созданное ранее распускает.

Третий посыл: само государственное регулирование тарифов. Поскольку государство их регулирует вслепую, оно не имеет системы получения сведений, на что тариф расходуется. Оно его устанавливает, и все.

– Что является критерием для установки тарифа?

– В электроэнергетике и ЖКХ этим критерием является инфляция. То есть все эти тарифы не должны выходить за коридор инфляции.

Существует специальная методология, по которой каждый регулятор, будь то система Минэнерго (они тарифы на генерацию определяют) или система Миннацэкономики (они определяют тарифы на сетевые передачи – высоковольтные, местные, на теплоснабжение, воду, то есть на всю коммуналку). У них системы получения сведений о том, на что расходуются тарифы, нет.

– Как же они тогда определяют?

– Очень просто. Каждый такой тарифный регулятор высчитывает долю в коридоре инфляции того объекта, для которого устанавливает тариф и тупо повышает ему тариф на эту долю. Не более. Да, тарифы повышаются каждый год. Но они повышаются не больше, чем повышается инфляция. А поскольку все предприятия энергетики и коммуналки очень высокозатратные предприятия, которые покупают все, что им необходимо, на рынке по свободным рыночным инфлирующим ценам, то повышения тарифов в коридоре инфляции хронически не хватает. Предприятиям приходится экономить на всем. Тем более, повторяю, частный собственник – и это заложено в идеологии государства – во-первых, имеет свое законное право вытаскивать некую часть прибыли из тарифа, что он и делает. Во-вторых, поскольку система получения сведений, на что на самом деле расходуются тарифы, у государства нет и никакой частник внутри себя эту систему создавать не будет, внутри тарифного распределения существует развитая, многовекторная и достаточно «эффективная» система коррупции и разворовывания средств. Большая часть сделок внутри системы электроэнергетики и коммуналки осуществляется с помощью откатов и неких договоренностей. Эта система давно налажена. Например, ремонт котлов или турбин на ТЭЦ – дело не миллионное, а миллиардное. И делается оно каждый год. Существуют поставщики, подрядчики. И все это завязано на системе откатов. От какого-то бригадира, который подписывает акт выполненных работ, до директора предприятия. Все они тянут свою долю. Сколько денег при этом разворовывается, никто не знает. Но можно смело утверждать, что масштабы достаточно серьезные. Следовательно, денег на предприятиях остро не хватает. Зарплаты мизерные, текучка кадров. Экономят на ремонтах. Многие важные вещи просто не делают. Но при этом процветают воровство, распилы и откаты. И в такой остродефицитной ситуации это даже поощряется. Принцип прост: если вы мне напрямую мало платите, я возьму свое через такие схемы.

– И государство в это вмешиваться не желает?

– Оно просто держит тарифы в коридоре инфляции, и все. В результате создалась ситуация, ясно показывающая, что так дальше жить нельзя. Экибастуз, Риддер. На очереди все остальные города. Это касательно того, кто виноват.

– И что же делать?

– Тут ответ прост: государству надо возвращаться в электроэнергетику и в ЖКХ. И наводить там порядок.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых