Примерное время чтения: 10 минут
713

Вы хотели перемен? Вот они…

Сможет ли наше общество построить новый Казахстан?

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ПОСЛАНИИ ПРЕЗИДЕНТА ТОКАЕВА И ПЕРСПЕКТИВАХ РЕФОРМ В СТРАНЕ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Дождались, значит, да? Я не в том смысле, что дождались чего-то такого, чего на ждали. Каждый ждал своего и расценивает предложенные президентом реформы по-разному. Недостатка в комментариях сегодня нет. Разбирать этот поток мыслей, прошу прощения, не имеет смысла. Кое-кто вообще заявил, что это, мол, никакие не реформы, а попытка режима сохранить свою власть. Замечательно. Но если по делу, то ситуация и в самом деле не простая. Реформироваться приходится в условиях, которые и сложными-то назвать нельзя, это кризис. И наш, и мировой. Вот я и говорю: дождались, только не совсем вовремя. Хотелось бы, конечно, чтобы было поспокойнее, но, видать, не судьба. Вот уж экзамен на гражданскую зрелость, что называется, из ряда вон… В послании Касым-Жомарта Кемелевича содержится слишком многое, чтобы успеть обсудить и тем более разобрать всё это в нашем формате, но главное, на мой взгляд, касается именно выборного процесса в стране и формирования политических партий. Ну и, конечно, намерения повысить роль парламента. Это, по сути, и есть значительное изменение всего политического ландшафта. Правда, не совсем понятна в таких условиях роль сената, который теперь влиять на реальный процесс законотворчества не сможет. Но будущее покажет, быть может, и его судьба будет радикально решена. А вот мажилис теперь становится наконец политическим институтом, и это главное. А формироваться он будет теперь из, так сказать, новых людей, в этом сомнений нет, потому что новая избирательная система подразумевает политическую конкуренцию. Не собираюсь хвалить предложенную реформу, время покажет, насколько она жизнеспособна в казахстанских условиях, но главное, повторяю, прозвучало: всем, кто хотел работать в политике, можно и нужно теперь работать, а не уповать больше на невозможность что-то делать.

Сергей Козлов.
Сергей Козлов.

Виктор ВЕРК: Для меня ключевой тезис послания – выведение за скобки политического процесса родственников и близких президента (не конкретно Токаева, а президента как должностного лица). Это вместе с лишением переименованного «Нур Отана» президентского ресурса меняет всю конфигурацию власти и делает очевидными очередные «срочно досрочные» парламентские выборы. Заодно есть основания ожидать изменения расклада в регионах, где низовые маслихаты переведены на стопроцентную мажоритарку, а акимы отлучены от руководства «обкомами и райкомами» пока ещё партии власти. А поскольку сенат формируется через маслихаты, постольку он тоже со временем перестанет быть эдаким волнорезом в руках президента. То есть очевидно, что Касым-Жомарт Кемелевич сознательно идёт на то, чтобы лишить президента многих рычагов влияния. А его тезис о постепенном переходе от «суперпрезидентской» республики к «президентской с сильным парламентом» означает, на мой взгляд, перспективу установления в стране сначала президентско-парламентской, а потом и парламентско-президентской модели. При отсутствии в Казахстане развитого политического рынка это может привести к «разгулу демократии», в том числе уличной, чего действующая власть боится как огня. Это действительно серьёзное испытание, но оно неизбежно с учётом ожиданий общества. Построить «новый Казахстан», заявленный Токаевым, не разрушив старый, увы, не получится. И сегодня весь вопрос не в том, насколько Токаев готов созидать, а в том, хватит ли у него духа снести построенную предшественником систему личной власти. И еще важнее, найдутся ли вокруг президента пассионарии, готовые выполнить эту, без преувеличения, историческую миссию. К тому же стоит помнить: очередные президентские выборы не за горами, и если «демонтажные работы» не начать уже сейчас, то следующая президентская кампания может стать для него тяжелым испытанием. Несмотря на «точечный отстрел» знаковых фигур из бывшей fi rst family на властном олимпе и в его предгорьях, еще хватает влиятельных сторонников «реванша». Да и северный сосед, несмотря на международные санкции, еще попытается поставить нас на свои мобилизационные рельсы. Этому будет способствовать фактор, о котором мы с тобой уже однажды базарили, – слабая международная субъектность нашей любимой родины.

Виктор Верк
Виктор Верк.

С. К.: Скорее всего, досрочные выборы в парламент пройдут уже нынешней осенью, в крайнем случае – не позднее января будущего года. И выборы эти будут… бурными. В этом можно не сомневаться. Учитывая и нововведения в законодательство, в том числе и в закон о политических партиях. Как мы уже отмечали, партий будет немало, и будут они разные. И в парламент попадут разные люди. Уже сегодня обсуждаются первоочередные законодательные инициативы. «Казахстан должен выйти…», и далее по списку. Ну и войти он должен туда-то и туда-то. Рискну предположить, что эти вопросы, как считают их инициаторы, главные, первоочередные, будут предметом их основных усилий. Оторвать страну от того, что было, и присоединить её к тому, что, по их мнению, надо (кстати, ясности здесь тоже нет, во всяком случае никто прямо не говорит: а куда надо?). Как и что это принесёт стране, сегодня особо не анализируется. Сегодня вообще не время для анализа и взвешенного подхода, я имею в виду особенно рьяных активистов. Им нужно действовать в намеченном направлении. И уже действуют. Причём всё больше проявляется то, что действуют, мягко говоря, небескорыстно. Первая их задача – дискредитировать самого президента. Эта кампания развёрнута буквально везде. Профессионально, массово, целенаправленно. А цель одна – оказать давление, с тем чтобы изменить политический курс страны. Я уж не говорю о призывах «покаяться перед народом». Это тоже своего рода начало предвыборной кампании. Безусловно, все эти тезисы будут звучать теперь из уст новоявленных кандидатов в депутаты, войдут в их предвыборные программы. И, конечно же, найдут соответствующий отклик в сердцах немалого числа наших сограждан, потому как обстановка накаляется день ото дня, а обработка общественного мнения не останавливается ни на секунду. Нужны причины нашего неустройства, да вот же это всё неумение руководства делать своё дело. Нужны виновные? Да вот же они – и прежние, и нынешние управленцы. Как всё это исправить? Да известно как! Убрать всех прежних и поставить всех… наших. А кто наши, это подскажут, за этим дело не станет.

В. В.: Именно поэтому президент в послании несколько раз упомянул о «новых правилах игры». Речь, видимо, идет о конституционной реформе, застрельщиком которой должен выступить новый общественный институт – курултай. Правда, пока не похоже на то, что он будет построен из новых материалов и по новым СНИПам…В любом случае перемены возможны только после формирования нового политического класса, который так и не появился за минувшие 30 лет. А следующих трех десятилетий нет ни у президента Токаева, ни у всей страны. Сохранив привязку к России, Казахстан уже завтра рискует вернуться в лихие 90-е, а то и подальше. И тогда будет уже не до политреформ и строительства «нового Казахстана». Тут кто не успел, тот не просто опоздал, а опоздал фатально.

С. К.: Правил политической игры уже никаких нет. В том-то и дело, что их отменили везде. И в мире, и у нас. Когда повсюду откровенная пропаганда за отстранение высшего руководства страны на основе надуманных обвинений, это уже не политическая игра, а именно давление на общественное мнение и руководство. Когда за ложь, наветы, призывы к расправам и люстрациям никто не несёт ответственности, это уже хорошо спланированная массированная атака, инициированная извне страны. Может, к этому «извне» и привязаться? А от всего, что было создано руководством страны в предыдущие годы, в частности в построении евразийского пространства, – отвязаться? Ну, попытку такой «отвязки» мы наблюдали в январе этого года. И лихие 90-е, полагаю, для многих казахстанцев показались, наверное, не самым худшим временем. Но вернёмся к теме. Предстоящая предвыборная борьба наглядно – в который уж раз! – покажет всем, что она ведётся не по правилам, а по понятиям (как раз тех, к кому нам надо бы «привязываться»). И безусловно, мы узнаем ещё много нового о том, в какой стране живём и кто нас окружает. И, повторюсь, очень жаль, что так ожидаемые нами политические реформы проводятся именно в такое время. Это не момент, когда вчера было рано, а завтра будет поздно. Само время как физическая или метафизическая субстанция меняет свои свойства. Оно уже не течёт или бежит, оно не поддаётся обычному пониманию. Можно только опасаться, что тезис «сегодня не до демократии» вполне может стать актуальным.

В. В.: Альтернатива демократии только одна – автократия. Это, сам понимаешь, путь тупиковый. Причём автократия эта будет куда более суровая, чем во времена елбасы. Президент Токаев вроде бы четко дал понять, что не хочет этого. И главный вопрос теперь только один: получится ли у него пройти точку невозврата в прошлое? К сожалению, ответ зависит далеко не от одного Касым-Жомарта Кемелевича и даже не от внутриказахстанской поддержки его курса. Мы все за считанные недели после 24 февраля оказались в новой геополитической реальности. Так что сегодня никто не может знать, в каком мире мы проснемся завтра. Главное – умудриться стать рукопожатной в цивилизованном мире страной, а не аморфным, токсичным «пространством между Россией и Китаем», каким мы были когда-то. Сегодня риск откатиться «вперёд, в прошлое» велик как никогда.

С. К.: Да кто ж спорит? Демократия – это святое… Выборность должностных лиц, их подконтрольность обществу, независимый суд, неподкупные силовики, сильные представительные институты, честные чиновники и журналисты. Беда в том, что все эти прелестные слова живут по большей части в воображении многих наших людей. Нет, я отнюдь не хочу сказать, что стремиться к ним не следует. Вот только, повторяю, демократия – это прежде всего правила игры. А правил сегодня не существует. Нигде. В том числе, к сожалению, и в странах «победившей демократии». Примеров этого несть числа. Приводить их нет просто места в нашем диалоге. Может, когда-нибудь мы с тобой это и обсудим. Ну а сегодня давайте попробуем хоть у себя создать нечто подобное, что называется демократией…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых