Примерное время чтения: 11 минут
370

Тест на протест

Политика – это выбор между гибельным и неприятным

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, ЧТО СЕГОДНЯ ПРОИСХОДИТ В УМАХ НАШИХ СОГРАЖДАН И ЧЕМ ЭТО ДЛЯ ВСЕХ НАС ЧРЕВАТО. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Я не преувеличу, если скажу, что ситуация в стране накаляется. И по объективным, и по субъективным причинам. Как говорится, мнения наших людей по январю и по тому, что происходит сейчас, разделились. Причём тревожно и опасно разделились. Для одних январские события – сугубо мирные протесты, во всяком случае вначале, потом силовики спровоцировали протестующих на столкновения, подослали своих провокаторов, в том числе и из криминальной среды, и мирные протесты вылились уже в погромы и насилие. Мирные протестующие тут ни при чём, говорят они, во всём виноваты полиция, КНБ, прочие невидимые силовые службы и т. д. В подтверждение этого приводят факт, что полиция с улиц Алма-Аты в решающий момент просто устранилась. Город сидит в течение нескольких суток в страхе и ожидании погромов уже в домах и квартирах. Потом президент Токаев заявляет о 20 тысячах подготовленных боевиков, даёт приказ стрелять на поражение без предупреждения, призывает на помощь подразделения ОДКБ, начинается зачистка. Дальше – больше. После подавления протестов, как мирных, так и немирных (это я продолжаю излагать версию, назовём её пока так, оппозиционную), полиция, прокуратура и прочие силовые структуры начинают преследовать этих самых мирных протестующих. «Искать 20 тысяч боевиков», – как пишут сегодня оппозиционеры, возлагая абсолютно всю вину на президента и силовиков. При этом применяются пытки, людей в полицейских участках избивают и даже, опять же по версии оппозиционеров, убивают. Попутно решение об обращении в ОДКБ (условными) оппозиционерами характеризуется как преступное, ставящее наш суверенитет под угрозу, как крупная политическая ошибка, и за это прощения, мол, главе государства не будет. Я ничего не забыл?

Сергей Козлов.
Сергей Козлов. 

Виктор ВЕРК: Ну, я с твоего позволения не буду напоминать тебе и читателям обо всех камнях, справедливо и несправедливо запускаемых в огород власти. Тем более умолчу о стоящем за некоторыми «камнеметателями» мировом закулисье. Скажу лишь о том, что в любом случае власть, и прежде всего ее верховный носитель, должна нести по меньшей мере моральную ответственность за жизнь каждого из своих подданных. А уже одно то, что Алма-Ата минимум на сутки осталась без силовой защиты и политической поддержки, говорит о неумении (нежелании?) государства самостоятельно, без помощи «большого брата» защитить своих граждан. Если исходить из того, что Алма-Ата – крупнейший и важнейший стратегический форпост, за которым уже рукой подать до Таджикистана и Афганистана с их прекрасно известным всем деструктивным потенциалом, то угроза самому существованию государства действительно имела место быть. А куда смотрели те, кто должен был заранее готовиться к такому сценарию? Ведь когда на западе страны начинались «газовые» протесты, тот же Совбез наверняка имел на руках оперативную информацию об их возможных последствиях. Даже если исходить из версии предательства руководства КНБ, то в состав Совбеза кроме главы этой спецслужбы входят министр внутренних дел, генеральный прокурор, секретарь этого совета в ранге помощника президента – действующего, а не бывшего, заметь! – но никто из них не предпринял молниеносных и решительных действий, не взял на себя инициативу. Об этом, кстати, говорил и сам Токаев в своем хабаровском интервью, он, если помнишь, упоминал о бесконечных совещаниях-согласованиях силовиков, не хотевших брать на себя ответственность. И то информационное давление на президента, которое мы видим сегодня, возможно, необоснованно, но вполне объяснимо: люди не понимают, как власть могла сделать (вынужденно или сознательно – другой вопрос) своих граждан заложниками смертельно опасной ситуации.

Виктор Верк.
Виктор Верк.

С. К: Ты говоришь «возможно необоснованно» или всё-таки считаешь, что основания для этого у этой публики есть?

В. В.: Обвиняя во всем персонально президента, требуя от него покаяния или даже отставки, призывая начать процедуру импичмента, «активисты», безусловно, неправы. Но у многих «неактивистов», или, проще говоря, обывателей, возникает холодящее спину ощущение какого-то эксперимента, который над ними поставили в первые дни января. В головах людей крутятся экзотические версии типа: «Это все придумал Путин, чтобы впервые за годы существования ОДКБ «обкатать» её на Казахстане». Все ждут, что Касым-Жомарт Токаев скажет правду, но всей правды мы, похоже, никогда не узнаем. Так или иначе президент вполне логично подвергается сейчас сильнейшему давлению, как изнутри, так и извне. Не хочу разбирать этот кейс подробно. Скажу только: публика ждёт от главы государства масштабных и решительных действий по демонтажу если не всей властной конструкции, то для начала хотя бы ее силовой компоненты, продемонстрировавшей за несколько январских дней свою, мягко говоря, несостоятельность. Все остальное, будь то обещание скорых реформ или запоздалые соболезнования родственникам жертв, не просто не убеждает. Это только увеличивает градус накала ситуации в стране, с которого ты начал наш разговор. А тут ещё и многочисленные свидетельства о бесчеловечном обращении с задержанными участниками январских событий – по преимуществу случайными. Прокуратура заявила, что расследует 133 таких обращения, а сколько ещё тех, кто побоялся их писать, одному Аллаху известно. Находятся, к слову, персонажи, которые берутся оправдывать пытавших. Если так пойдёт и дальше, если власть в срочном порядке не предпримет конкретные шаги в сторону политической и экономической трансформации, включая (теперь уже об этом стоит говорить прямо) полную «деназарбаевизацию», то через год-другой мы получим расколотое общество – примерно такое, какое получил «Бацька» в Белоруссии. Думаю, не стоит долго объяснять, чем это грозит…

С. К.: Сейчас самое время проводить трансформацию… Когда люди не то что слушать друг друга не хотят, а разделены пропастью ненависти. Первоначально мирный характер протестов никто не отрицает. Это и официальные лица говорят. И сам Касым-Жомарт Токаев уже неоднократно сказал и о совершенно обоснованной причине недовольства и гнева людей по поводу такой вот нашей жизни, и о том, что граждане имеют полное право открыто, мирно протестовать. При этом, что тоже утверждают оппозиционеры, мирных протестующих было несравненно больше, нежели провокаторов и криминала, который затесался в их ряды. Теперь вопрос: почему же тогда те, которых было несравненно больше, не смогли урезонить тех, кого было несравненно меньше? Почему погромы и насилие над теми же силовиками приняли столь массовый характер? Почему, в конце концов, среди этих мирных протестующих оказалось столько, как это наблюдали алмаатинцы, тысячи и тысячи провокаторов, грабителей, желающих стрелять по полицейским и военным? Я не ставлю в кавычки ни одного слова, не ставлю намеренно. Но на том, что всё это были исключительно мирные, справедливые протесты, настаивают оппозиционеры. И никого не хотят даже слушать, никто из них не видит ни погромов, ни штурмов административных зданий, ни издевательств над полицейскими. Мол, всё это спровоцировала власть, и только она несёт за это ответственность. И лично президент. Теперь уже и его требуют отстранить от власти, призывают покаяться перед народом и т. п. Развёрнута массированная информационная кампания по его дискредитации, её активно поддерживают (а то и провоцируют новые её волны) зарубежные СМИ, и этого тоже никто из оппозиционеров не хочет видеть. К чему всё это может привести, как ты полагаешь?

В. В.: К тому, что поход Касым-Жомарта Кемелевича за своей второй президентской каденцией (а он в этот поход, несомненно, собирается) обещает быть очень непростым. А на твой вопрос о том, почему «мирные» не смогли урезонить «террористов», должно ответить всестороннее расследование, которое нам обещано. Да, к счастью, власти удалось удержаться самой и удержать страну от сползания в хаос. Но теперь единственным эффективным ответом на попытки ее (власти) дискредитации может, повторюсь, стать только одно – стопроцентная готовность осуществить масштабную трансформацию как политическую, так и социально-экономическую. Если уж президент открыто признал, что половина его подданных живёт на чуть более сотни долларов в месяц, то нужно признать и другое: этот факт дискредитирует возглавляемую им власть куда больше, нежели все внешние и внутренние информационные атаки вместе взятые. С другой стороны, понятно, что перед главой государства стоит ещё одна практически невыполнимая задача: убедить массовое сознание в том, что новый Казахстан будут строить новые прорабы по новым СНИПам. А для этого надо начать с фронтальной чистки силового блока, применяя, возможно, тотальную люстрацию. Как по мне, другого пути просто не существует.

С. К.: Все случаи незаконного преследования полицией должны быть выявлены и расследованы. Это однозначно, и вина или невиновность каждого задержанного должна быть установлена. Также как и случаи применения пыток и прочих недозволенных методов. Кто же с этим-то спорит? Причём оппозиционеры призывают не обвинять весь народ, не называть его террористами. Ну так давайте и всю полицию огульно не будем обвинять в имеющихся случаях произвола, полицейские, также как и протестующие, разные. Нужно разбираться по каждому случаю. Претензий к полиции более чем достаточно. К примеру, никто ещё толком не объяснил, почему она исчезла с улиц Алма-Аты уже 5 января? Вы вспомните речь Токаева, когда он объявил ЧП. Власть не падёт, сказал он. Кому он это сказал? И нам всем, и тем из силовиков, которые ждали, что власть-таки падёт. Ждали, когда глава государства покинет столицу и т. д. Они ошиблись. А теперь создаётся впечатление, что теперь те, кто готовился к этим событиям, стараются исправить ту ошибку – сделать из президента главного ответственного за пролитую кровь, за подавление протестов, за привлечение ОДКБ. За всё. Им нужно сделать его нелегитимным, свергнуть. Но в политике, ты же знаешь, иначе не бывает, когда идёт борьба против одного лидера, значит, есть другой лидер (или кандидаты на эту роль), которого прочат совсем не оппозиционеры, которых мы видим и слышим, а те, кого не слышно и не видно. А за ними ещё есть молчуны и невидимки, и ещё… Может, нам всем попробовать успокоиться? Безусловно, нужно требовать от силовиков прекратить применение методов давления на задержанных, это не обсуждается. Я не об этом. А о том, что страна накачивается ненавистью и агрессией. О том, что люди, называющие себя народом, как-то не замечают, что есть другие люди вокруг, отнюдь не разделяющие их горячего желания снести всё и быстро-быстро сменить власть, посадив в неё неизвестно кого. Эти другие люди – тоже народ. О том, что разрушить гораздо легче, чем создать. О том, что под обломками разрушенного дома всегда оказываются все его обитатели – как те, кто его строил, так и те, кто его разрушал.

В. В.: Сейчас, оказавшись на перепутье после тридцати лет анабиоза, страна неизбежно испытает волну ненависти и агрессии, причём, вероятно, не одну. Задача власти – максимально канализировать эти волны, загнать их в легитимное парламентское русло. Не нужно бояться популистов и демагогов, их появление в публичном политическом поле в этой ситуации неизбежно. «Цивилизованная» оппозиция не растёт на деревьях «зелёного пояса» вокруг столицы, её можно получить только в процессе ожесточенных дискуссий, межпартийной борьбы, размежеваний и слияний. Если президент Токаев действительно готов заложить фундамент конкурентного политического рынка с вменяемой, а главное, цивилизованно сменяемой властью, то сегодняшние его хейтеры завтра снимут перед ним шляпу, им не останется ничего другого, потому что такая власть их просто не боится.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых