Примерное время чтения: 9 минут
28

Представленные к ордеру  

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов – о происходящем в Казахстане, а также о том, что может произойти или непременно произойдёт, если в стране ничего не изменится [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Давненько мы с тобой не база… не обсуждали текущий момент, коллега. И потому, пусть поздновато, но спешу поздравить тебя с нашим, так сказать, профессиональным праздником, который произошёл не далее как неделю тому назад. Так что с праздником, как нас теперь величают, работник средства массовой информации, и всего тебе самого… А вот был бы ты работником государственного средства, то, поди ж ты, мог бы я тебя поздравить, скажем, с обретением подаренной отдельной государевой квартиры, кои преподносил наш президент нашим коллегам из этих самых государственных средств. Массовой информации. Радуемся за коллег из этих средств, уверены в том, что все получившие за заслуги перед государственной журналистикой дары в этих квартирах сильно нуждались, и теперь, нужду свою утолив, смогут они с новой силой своего слова и дела и далее служить в своих государственных средствах. А там, гляди, и не только квартиры начнут давать, но и страшно подумать, что за безупречную журналистскую службу могут давать… Ну а если подумать крепко, то такого вот… подарочного набора у нас ещё не было. Даже в так называемом старом Казахстане, но, видать, в новом теперь будет такое, чего в старом и не видывали. Я вот только одного никак не уразумею: подобное делается как бы с добрыми намерениями, или кто-то «там» и в самом деле, прошу меня простить за низкое и малоприятное, но зато наиболее подходящее слово, стебётся? Кто это может так убедить главу государства, что вот эти государевы подарки и в самом деле поддержат и дадут новый импульс казахстанской журналистике? А сами коллеги? Мы не вправе никого здесь ни укорять, ни оценивать, но, простите меня, уважаемые работники государственных средств массовой информации, повторяю: массовой информации, то бишь информации для масс. Эти массы, наши люди, наверное, будут вас ещё больше уважать за то, что вы вот так, перед телекамерами, принимаете дары за государственный счёт… А ведь некоторые из вас вещают о том, как живут эти массы, вещают правду. И правда эта тяжёлая. И получается так, что за тяжёлую правду о жизни этих самых людских масс вас одаривают бесплатными квартирками… Останови меня, коллега, всё ж таки праздник какой-никакой.

Виктор ВЕРК: Я скажу: зачем мне ордер? Я согласен на медаль! Ну правда же? На медаль и удостоверение почётного журналиста РК, вручённые тебе решением нашего Союза журналистов. С чем я тебя, дорогой Сергей Владимирович, от души поздравляю! Кстати, ты ведь был членом жюри, отбиравшего лауреатов ежегодной премии СЖ. Вот скажи, не увидел ли ты в лице победителей (того же Петра Троценко, к примеру) ту самую журналистику международного уровня, о которой мечтает наш президент? Я того же Петра читаю постоянно и думаю: по-хорошему, если уж дарить ключи от квартиры, то ему и таким, как он. Согласен?

С. К.: Петра Троценко и ещё нескольких, соответствующих и уровню, и нормам журналистской совести и морали коллег, поздравляю от всей души! Мастера, вот именно они, такие, как Пётр, внушают надежду на то, что отечественная журналистика жива и развивается. Но ты опять за ордера?..

В. В.: Вот! А наши медианачальники даже не заикнулись президенту: так, мол, и так, Касым-Жомарт Кемелевич, вы хотели журналистов международного уровня – смотрите, их у нас есть! Впрочем, о чём это я? Забыл, в какой стране живу…

С. К.: Хорошо, давай о стране, так сказать, в целом, а то заладили о своих сугубо корпоративных болях и проблемах. Вот, согласись, интересно было II заседание Национального курултая в Туркестане. Заседали, напомню, под девизом «Справедливый Казахстан – ответственный гражданин» (!) И считается, что там была задана повестка дальнейшего развития страны. Не буду перечислять все моменты, которые были отмечены как главные среди обсуждаемых на этом форуме вопросов, но один меня особенно привлёк: важно привить молодёжи навыки критического мышления. Это о чём? Критически мыслить о каких таких вещах? Отделять, так сказать, правду от неправды, или, как ныне принято выражаться, фейки от антифейков. В потоке всякого информационного «добра» разобраться сегодня и в самом деле сложно. Как сказал Касым-Жомарт Кемелевич, «нужно сказать открыто: сейчас дети и подростки, по сути, воспитываются социальными сетями. Если мы не будем направлять детей, показывать им правильный путь, это может стать крайне опасной тенденцией». Особенно если не придерживаться информационной гигиены. Вот она-то, на мой взгляд, и есть основа критического отношения к тому, что предлагают сегодня медиа. Это я о роли медиа и профессиональной журналистики на общество, а не блогерства и всякого там информационного пиратства. А что значит мыслить критически, кто должен прививать эти навыки? А вот, наверное, и значит то, что верить пропаганде, откуда бы она ни исходила, нельзя. Что люди, называющие себя журналистами, но которые делают свою работу в интересах тех, кто им платит и работу заказывает, – это, мягко говоря, не совсем журналисты. А вот теперь вопрос: у нас есть в стране такие вот нежурналисты? Имена их известны? Откуда им идут деньги, чтобы отстаивать отнюдь не наши, казахстанские интересы, тоже известно? Так чего тут насчёт каких-то навыков толковать, публикуйте регулярно и эти имена, и средства массовой информации, где такие трудятся, и источники их финансирования. Ну и блогеров тоже называйте. Вот и выработка хотя бы объективного мышления: кто деньги даёт, зачем даёт, чего хотят? Но это лишь один из вопросов курултая, там много чего прозвучало.

В. В.: Вообще-то, там президент, действительно, сказал много любопытного, и не только упомянутое тобой. К слову, это фактически намек на иноагентов, только закона не хватает, подобного российскому. Впрочем, не исключено, что мы в ближайшей перспективе переймём соседский опыт. Ведь мы, как с ноткой обреченности в голосе, констатировал в очередной раз Касым-Жомарт Токаев, связаны самой протяженной в мире сухопутной границей. И – как бы к этому ни относиться – не ею одной. Пригожинский бунт, за какие-нибудь сутки выродившийся из беспощадного в бессмысленный, оставил букет впечатлений и тьму вопросов. Что это было? Что будет завтра, если «повар» или кто-то из его «сошефов» решит повторить? И как Казахстану – стратегическому партнёру России, на минуточку! – реагировать на «кухонные войны» у соседей? Президент Токаев провёл экстренное заседание Совбеза, прошедшее, по понятным причинам, за закрытыми дверями. Нам остаётся только уповать на эффективность и своевременность принятых там решений…

С. К.: Да уж… Пресловутые события, которые происходят не у нас, но нами, вернее, частью наших сограждан, воспринимаются крайне, я бы сказал, эмоционально, это наглядный показатель того, насколько мы зависимы от своих комплексов. От того, от чего должны быть свободными, и побольше интересоваться происходящим в своей стране, тем, что определяет её жизнь и дальнейшую судьбу. Но начался такой психоз, который затмил буквально всё на свете. А до этого активно, широко и «со знанием дела» обсуждался в соцсетях пресловутый батискаф, который в океане раздавило. Тоже интересно. А как насчёт того, что депутаты сената в конце минувшей недели одобрили законы о возврате государству незаконно приобретённых активов? Это как, важнее того, что происходит где-то там, за бугром или за океаном? Напомню, этих важных документов несколько, но основной так и назван: о возврате незаконно выведенных средств. Кстати, есть такая структура, как коалиция Tax Justice Network, исследования которой касаются как раз вывода денег из отдельных стран. За последние 25 лет, сообщают в организации, из Казахстана в офшоры выведено около 140 миллиардов долларов. Однако есть и другие данные: например, организация Global Financial Integrity в своём ежегодном исследовании «Незаконный вывоз капитала из развивающихся стран» указало, что из Казахстана ежегодно нелегально выводится около 16,7 млрд долларов и наша страна занимает 11-е место в этом «рейтинге воровства» из 148 стран. То есть мы в этом отношении на видном месте. Это как, сограждане, или думать об этом неохота, а вот про какой-то мятеж куда интереснее? Но меня всегда интересовало не то, можно ли будет вернуть эти деньги, так сказать, с помощью судов и прочих юридических механизмом, а то, почему они из Казахстана «бежали» и можно ли сделать так, чтобы они добровольно прибежали обратно? Смешно звучит, да? Ведь почему люди прячут от государства деньги? Понятно же, государство может эти деньги отобрать. А есть места, где обещают их не отбирать и обещания выполняют. Потому туда богатенькие казахстанцы денежки-то свои и упрятывают. И самый простой способ все эти денежки вернуть, это пообещать, что никто их здесь не тронет, и доказать, что не тронет. Правда или нет? Давайте сделаем из Казахстан офшор. И тогда… Ну ладно, вижу, что ты не любишь офшоры, тогда возвращай сам…

В. В.: Есть несколько моментов, указывающих на то, что закон этот имеет больше политическое, чем меркантильно-финансовое предназначение. Вспомни широко разрекламированный в недавнем прошлом фонд «Казакстан халкына», куда в режиме нон-стоп должны были «отстегивать» наши толстосумы. А сегодня о нём ничего не слышно. Почему? Потому что это была процедура почти добровольная… ну, совсем чуть-чуть принудительная. А таперича не то что давеча: целый закон под это дело принят. Целое агентство государственное создаётся! У тех, кто попадёт в зону действия закона, невеликий выбор: либо добровольно отдать часть, либо лишиться всего и вдобавок схлопотать прокурорский ордер на арест. Заместитель генерального прокурора Улан Байжанов экивоками сообщил журналистам: закон о неправедно нажитых капиталах распространяется даже на членов бывшей первой семьи. Правда, он честно признал: кандидаты в раскулачиваемые – люди, способные обеспечить себе правовую защиту по высшему разряду, и в создаваемом агентстве должны работать специалисты экстракласса. В общем, нас ждёт та ещё война алой и белой розы. Запасаемся попкорном, будет на что посмотреть!

Виктор Верк и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых