Примерное время чтения: 8 минут
43

Именинный порог

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов – об одном юбилее, опасностях агрессивного цифрового мира и о том, происходят ли в жизни страны какие-то видимые (или невидимые) перемены [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Как ты думаешь, можем ли мы с тобой в этот день не сказать об одном юбилее? Думаю, что никак не можем. Поэтому разреши уж поздравить Касым-Жомарта Кемелевича (думаю, фамилию и должность можно не называть) с его 70-летием и пожелать ему всего самого светлого. А также здоровья и успехов. Можем себе это позволить без риска быть обвинёнными в излишней лояльности и даже во всяческом заискивании перед властью. Мы это, как говаривал другой глава государства, всячески отвергаем. Потому как действительно уважаем нашего лидера и искренне желаем ему осуществить то, что он задумал и от чего зависит и наша с тобою жизнь. Помимо официальщины позволь пару слов сказать о юбиляре, так сказать, в неформальном ключе. Да, было такое, учились мы с нашим (тогда ещё скромным учеником) будущим президентом когда-то давным-давно в одной алма-атинской школе. Играли даже иногда в одной команде по настольному теннису. Потом у и помню неплохо этого очень интеллигентного и сдержанного на эмоции школьника, который отличался тогда и твёрдостью характера, и достоинством, и общительностью. Естественно, позже он стал другим, долгая дипломатическая школа накладывает отпечаток и на поведение, и даже на внешний облик. Но полагаю, что школа эта Касым-Жомарта Токаева явно не испортила, а, напротив, сформировала его как личность – целеустремлённую и всегда смотрящую вперёд. Как человека, восприимчивого ко всему передовому и в то же время осторожного и осмотрительного. Но решительного, особенно в тот момент, когда решительность необходима. Токаев – человек без порывов, и когда непременно о нём говорят «дипломат», то так и хочется добавить: так он был дипломатом всегда, и это не дипломатическая жизнь и практика сделала его дипломатом, а стиль его жизни, его всегдашний образ, его суть с юности, его жизненное кредо. Стремиться договориться всегда, даже когда вокруг договориться уже все отчаялись, избегать резкости, даже если вокруг все уже сорвались, держать удар и сохранять равновесие и здравомыслие, даже когда атакуют со всех сторон и вокруг начинаются хаос и паника. Что же касается врождённой интеллигентности, то её, как говорится, не изжить, извините, даже когда приходится иметь дело, скажем, с нашими чиновниками или коллегами по международным делам. Токаев всегда остаётся Токаевым, не выделить его в ряду фигур международной политики невозможно. Могу продолжать ещё сколько-то… Но, думаю, понятно, что не лести ради, а пользы для… Так что, в общем, ты тоже понял.

Виктор ВЕРК: Уж прости, но я вынужден, отдавая должное юбиляру, сказать следующее: как по мне, президент – это прежде всего должность. Причём хотя и высшая в государственной иерархии, но выборная, а в наших с тобой палестинах, по существу, единственная всенародно выборная (о том, как и по чьему сценарию избираются-назначаются наши уважаемые мажилисы-маслихаты, мы с тобой прекрасно знаем, ибо… ибо давно здесь живём). Поэтому с президента у общества в любой стране, не говоря о нашей, должен быть особый спрос. Ведь президент в отличие от партии и от беспартийного депутата одномандатника представляет и отстаивает интересы всей страны в целом и каждого её гражданина в отдельности. Если на то пошло, президент – в первую очередь институт, арбитр между прочими государственными институтами, а уже во вторую – человек со своим житейским багажом и профессиональными умениями. Если этот институт представляет именно тот человек, которого ты описал, то за всех нас остаётся только порадоваться. До 2029 года время ещё есть, чтобы в этом убедиться. Ты можешь возразить: мол, президент не доллар, чтобы всем нравиться. И привести в пример относительно свежий «казус Трампа», расколовшего американцев на трампистов и антитрампистов. И если наш юбиляр в ближайшей перспективе не предпримет решительных шагов для активизации на стройплощадке жана Казахстана, что-то подобное может произойти и у нас. Но я тебе скажу неожиданную, возможно, вещь: нашему ровному и плоскому политическому ландшафту определённая тектоническая активность совсем не повредит. Стране нужна естественная, а не нарисованная в высоких кабинетах политическая конкуренция, нужны лидеры, появившиеся снизу, с улицы, а не назначенные в кабинетах Акорды. И если тот, чью фамилию ты предлагаешь не называть, сумеет канализировать этот процесс, не ломая его, и уйти, оставив не «наследника», а цивилизованный механизм демократической сменяемости власти (а в каких-то случаях долгосрочной, но столь же демократической её несменяемости, вспомни фрау Меркель!), то можно будет поздравить и нас с тобой, и всех наших сограждан. Впрочем, время покажет, а мы посмотрим, благо, в историческом масштабе неполных семь лет – мимолетное мгновение.

С. К.: Хорошо, как всегда, посмотрим… А я вот на какую инфу тут наткнулся: Агентство по регулированию и развитию финансового рынка давеча рассказало, что, мол, «политически мотивированные атаки хакеров могут быстро нанести ущерб не только финансовому рынку, но и всей экономике страны». Как говорится, здрасьте, только этого нам ещё и не хватало. А они ещё продолжили, что, дескать, значимая тенденция «2023 года – это политически или социально мотивированные хакерские атаки, а также спонсируемые иностранными государствами кибератаки на противников». И далее они нас то ли информируют, то ли просвещают, то ли, прошу прощения, над нами издеваются: «Продолжаются атаки и на устаревшую двухфакторную аутентификацию, с SMS, и атаки на многофакторные аутентификации с push-уведомлениями. Активизируются фишинг- и другие атаки». И далее, что называется, по возрастающей: «Набирают популярность модели безопасности – «Нулевое доверие» (Zero Trust), когда любая транзакция, пользователь или устройство являются несанкционированными до тех пор, пока не доказано обратное, причем их достоверность должна подтверждаться вновь и вновь». Как говорится, всё предельно ясно и понятно… Это что ж получается? Нулевое доверие, понимаешь! Нулевое – так прямо с заглавной буквы и прописали. По-другому: как это понимать? Значит, они нас в это цифровое доверие всячески втянули, сделали нашу прежнюю простую и бесхитростную жизнь без всех этих кибер-мибер-штучек теперь уже невозможной, а теперь – нате вам, нулевое доверие?! Многофакторная аутентификация с push-уведомлениями, значит, да? Нет, я, конечно, понимаю, что всю жизнь ездить на одном трамвае несознательно, но ведь не до такой же степени…

В. В.: Очень показательный пример, коллега! Из всего, что ты процитировал, рядовой обыватель, полный профан в этой области, вынесет, пожалуй, одно: государство что-то там намутило, а теперь пугает нас страшилками. Но что сделало это самое государство для того, чтобы избавить нас от синдрома «нулевого доверия» к себе любимому? На мой взгляд, пока очень мало. Нас пугают цифровыми мошенниками, а вокруг вполне себе реальные жулики из плоти и крови, мздоимцы, берущие астрономический бакшиш в твёрдой валюте. Деньги из копилки Нацфонда тают, нашим предприятиям все реальнее светят пресловутые вторичные санкции, а послушать наших рулевых – в стране тишь да гладь, ничего не происходит…

С. К.: Вот насчёт того, что, мол, ничего не происходит, я с некоторыми упомянутыми тобой критиками да скептиками не соглашусь. Происходит, просто нужно видеть, а не выглядывать чего-то и-за плетня. Я с тобой согласен лишь в том, что всё происходит слишком медленно. Но что-то да делается. К примеру, в апреле прошла основательная ротация в силовом кадровом секторе. Были заменены офицеры высшего звена в Антикоре и разведслужбе. При этом, как отмечается рядом аналитиков, многие из этих назначенных обязаны высокими постами лично президенту (плохо ли это, хорошо ли, пока не знаем…). Отправлен в отставку директор Службы внешней разведки – зампредседателя КНБ Габит Байжанов, его сменил Аскар Амерханов. Асхат Жумагали был повышен до председателя Агентства по противодействию коррупции (Антикор). Ранее это ведомство возглавлял Олжас Бектенов, назначенный руководителем администрации президента. Ещё о структуре КНБ: Руслан Сейсембаев возглавил Службу антитеррора, а Асхат Тулеуов – Службу экономической безопасности. Аскер Бейсенов назначен замминистра обороны. Меняется постепенно и кадровый состав в других, не силовых структурах. Президентом Национальной академии наук Казахстана Кунсулу Закарья – член-кора Российской академии естествознания, участвовавшую в разработке казахстанской антикоронавирусной вакцины QazVac. Ряд увольнений и новых назначений произошли в дипломатическом корпусе. Говорят, мол, формируется команда Токаева, что в этом предосудительного? У каждого руководителя есть своя команда, разве не так? Вот как эта команда будет «играть», вот главный вопрос. Поэтому, повторюсь, пока не знаем. А играть то придётся жёстко, потому как правила меняются, а прессинг усиливается. Только и остаётся, что пожелать твёрдости духа и уверенности в себе не только юбиляру нашему, но и всем, кто помогает ему сегодня сделать нашу жизнь не только лучше, но и веселее…

В. В.: Да уж, веселья на наш с тобой век точно хватит.

Виктор Верк и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)