aif.ru counter
155

Граница между Казахстаном и Кыргызстаном - договорятся ли соседи?

В воздухе вновь пахнет торговой войной

Казахстан и Кыргызстан никак не могут договориться между собой о режиме пропуска товаров через общую границу. И это уже никого не удивляет. Хотя обе страны не только близки друг другу ментально, но и состоят в одних и тех же международных торгово-экономических организациях.

Граница – на крючке

И эти объединения – Всемирная торговая организация (ВТО) и Евразийский экономический союз (ЕАЭС) для того и создавались, чтобы между их членами не было трений во взаимной торговле. Причем договор о ЕАЭС и вовсе предусматривает устранение границ и барьеров в экспорте и импорте стран – членов союза. Тогда как на деле получается нечто совершенно непонятное, периодически приводящее чуть ли не к торговым войнам и к ожесточенным взаимным обвинениям. 

Дело, конечно же, в деньгах. Вернее, в денежных убытках, которые, по их собственному мнению, несут эти две страны. Казахстан обвиняет Кыргызстан в том, что в прошлом году на территории нашей республики было выявлено более 2,6 тысячи случаев, когда из Кыргызстана ввозили товары по адресу фиктивных казахстанских резидентов без уплаты НДС, тогда как товар шел совсем другим покупателям.

Процветает, по мнению казахстанской стороны, и подделка сопроводительных документов: только за полгода зафиксировано 4,8 тысячи случаев, когда в товарно-транспортных накладных был оформлен транзит товаров из Кыргызстана в Россию, но они фактически остались на территории Казахстана, и вновь без уплаты НДС. 

Не исполняются и взаимные договоренности в сфере упорядочения таможенного режима, в частности, там, где осуществляется совместный контроль транзита грузов, которые Кыргызстан отправляет в страны ЕАЭС через территорию Казахстана. 

Для того чтобы контроль этот был действенным, стороны условились применять так называемые «навигационные пломбы». Однако, как утверждают в казахстанском Министерстве торговли и интеграции, соседи игнорируют эти договоренности, и Казахстан вынужден был с октября прошлого года ставить навигационные пломбы в одностороннем порядке на фуры из Кыргызстана. 

И как утверждает казахстанская сторона, было выявлено 10 фактов отклонения от заявленного в документах маршрута и товары, которые следовали транзитом, оказывались на рынках нашей республики, 26 фактов отказа автоперевозчиков от применения данных пломб, 12 фактов срыва пломб. «Что свидетельствует о нежелании Кыргызской Республики соблюдать достигнутые договоренности», – говорится в сообщении Минторговли Казахстана. 

Перечень наших претензий к соседям этим не ограничивается, и приводить его здесь не представляется возможным, такой он объемный, мы лишь изложили здесь основную фабулу. Но главное состоит в том, что еще в октябре 2019 года Казахстан ввел дополнительные меры контроля на границе с Кыргызстаном и Россией, которые привели к осложнению ситуации на границе: среднее ежедневное количество пропуска из соседней республики лиц и транспортных средств на крупных и самых оживленных пунктах пропуска «Ак-Жол» и «Ак-Тилек» сократилось в 2,4 раза. 

В итоге к январю на двух этих основных пунктах пропуска казахстанско-кыргызской границы ежедневно скапливались пробки из грузовиков длиной до 10 километров, а количество единиц грузового транспорта, простаивающих возле пунктов пропуска и в специализированных зонах, составляло чуть ли не 250 автомашин в сутки. 

«Рассуди нас, большой брат…»

Ну а что же Бишкек? Какие аргументы он выдвигает в этом споре? 

В том же октябре 2019 года правительство Кыргызстана обратилось в Секретариат ВТО по ситуации, сложившейся на кыргызско-казахстанской границе, и мотивировало это обращение фактами «нарушения Казахстаном ключевых норм Генерального соглашения по тарифам и торговле и Соглашения об учреждении это всемирной торговой организации». Правда, при этом никаких серьезных контраргументов по поводу собственных нарушений, о которых мы сказали выше, Бишкек так и не привел. 

И ситуация оставалась неизменной, так как для рассмотрения этого документа в ВТО требуется время. И уже в этом году, в конце января, на заседании Межправительственного совета ЕАЭС в Алматы премьер-министр Кыргызстана Мухамметкалый Абылгазиев попытался использовать для решения проблемы исполнительный орган уже этой организации. 

Он, в частности, предложил наделить Евразийскую экономическую комиссию полномочиями по принятию решений об отмене национальных актов стран-участниц, нарушающих право этого экономического союза. По его мнению, ЕЭК должна получить дополнительные полномочия для создания более эффективного механизма по устранению барьеров, которые препятствуют развитию торговли на пространстве Евразийского экономического союза. 

Премьер-министр Кыргызстана заявил тогда, что основной задачей участников ЕАЭС после завершения формирования единого рынка стала необходимость снятия внутренних барьеров, которые препятствуют свободному движению товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Кроме того, он предложил наделить Евразийскую экономическую комиссию правом подачи исков в суд ЕАЭС в случае неисполнения государством-членом решений ЕЭК. 

Цель подобной инициативы, надо полагать, абсолютно ясна. Особенно в свете описываемых нами событий. 

Однако и здесь вопрос как бы завис, и вот 11 февраля 2020 заместитель министра экономики Кыргызстана Эльдар Алишеров и руководитель представительства Минэкономики по вопросам ВТО Нурбек Максутов приняли участие на заседании комитета по упрощению процедур торговли ВТО в Женеве, где фактически дали ход октябрьской жалобе на действия Казахстана, оценив свои экономические потери из-за ограничений в сумму более 200 миллионов долларов. Это уже был демарш. 

То есть перчатка, так сказать, была брошена. И тут же поднята оппонентом – Казахстаном. 24 февраля вице-министр торговли и интеграции республики Жанель Кушукова заявила, что Казахстан также готовит обращения в ВТО. В нем, в частности, казахстанская сторона намерена указать несоответствие национального законодательства Кыргызстана нормам организации, и уже в ближайшие недели эти претензии будут готовы и представлены соответствующим комитетам ВТО. 

Надо заметить, что, в отличие от ЕЭК, у ВТО есть уже выработанные определенные экономические и политические рычаги влияния на страны, которые признаны нарушителями установленных правил игры. Фактор в данном случае очень важный, и Бишкек, скорее всего, предпочтет разбирательства на площадке именно ВТО. Но еще не факт, что аргументация Кыргызстана будет весомой, так как и Казахстан готовит свои контрдоводы. И в пользу кого будет здесь вынесено решение, далеко еще не ясно. 

Кроме того, устранит ли эта резолюция торговое противостояние внутри ЕАЭС? Или, напротив, приведет к углублению торгового конфликта и фактически к дискриминации евразийской интеграции? Тоже серьезный вопрос.

За кем же последнее слово?

Мы обратились за комментарием по поводу сложившейся ситуации к Рикардо Хусману, эксперту Центра исследований Центральной Азии университета Гарварда, США.

– Если вы помните предыдущий серьезный торговый конфликт, который случился между двумя странами осенью 2017 года, то ситуация тогда была урегулирована только после того, как президенты Назарбаев и Атамбаев договорились между собой, – сказал эксперт. – Сегодня ситуация схожая, но в то же время она и существенно отличается. 

По мнению Хусмана, главное отличие состоит в том, что одна из сторон, Казахстан, призывает все-таки решать вопрос в двустороннем порядке или на площадке Евразийской экономической комиссии, тогда как Кыргызстан пошел, что называется, в атаку и избрал совершенно неведомые до сих пор методы «диалога», а именно тактику подачи жалоб в международные структуры, при этом минуя ЕАЭС. 

– Говорит ли все это о неспособности ЕЭК быть действенной структурой, готовой отвечать своему предназначению, – устранять барьеры между членами ЕАЭС и разрешать их споры? 

– Насколько мне известно, в ЕЭК довольно болезненно восприняли действия Кыргызстана, то есть его обращение в ВТО, – ответил Рикардо Хусман, – и скорее всего, этот исполнительный орган ЕАЭС предпримет какие-то действия. Я не думаю, что следует выносить приговор ЕЭК, ведь эта комиссия не раз ранее предпринимала довольно позитивные усилия для разрешения торговых, таможенных, тарифных противоречий между странами ЕАЭС. Но сейчас затрудняюсь сказать, что она может сделать. 

– Тогда остается один выход – вновь договариваться президентам? 

– В ЕАЭС слишком много, скажем так, лоббистских групп, – осторожно пояснил эксперт. – Они влияют и на местную власть, и на центральную. Причем сложно сказать, в каких из двух стран эти группы влиятельнее. Поэтому когда возникают такие ситуации, а они будут возникать здесь, к сожалению, всегда, то иного выхода не бывает: спор, в который завели ваши страны ваши лоббисты, должны уже разрешать, назовем их так, верховные арбитры. А это главы ваших государств… 

Между тем конфликт еще, судя по всему, далек от разрешения. И взаимные обвинения не прекращаются. К примеру, на днях заместитель министра экономики Кыргызстана Эльдар Алишеров встретился с членом коллегии, министром по внутренним рынкам, информатизации и информационно-коммуникационным технологиям Евразийской экономической комиссии Гегамом Варданяном и вновь обвинил Казахстан в недобросовестной конкуренции. 

По его словам, если груз сформирован в Казахстане, его никто не трогает, а если груз сформирован в Кыргызстане, его останавливают. 

– Это своего рода скрытая война за товар. Мы не доверяем их статистике, которую они представляют. Все они под нажимом, под давлением составлены, – подчеркнул Алишеров. 

А в марте состоятся заседания комитетов ВТО, на которых и будут заслушаны взаимные претензии двух стран друг другу. Так что ждать осталось недолго. 

Сергей Козлов

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество