Примерное время чтения: 10 минут
19

Знак снизу  

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов – о главном событии минувшей недели, которое выявило многие проблемы в казахстанском обществе, несмотря на то что к политике оно не имело никакого отношения [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Чтобы землетрясение стало главным политическим и общественным событием, это надо уметь так жить, согласись? Но оно таки стало! Страсти спустя неделю вроде бы улеглись, но комментировать произошедшее в нашем информационном пространстве продолжают. Особенно после визита президента Токаева в Алматы и совещание, которое здесь провёл. Самая цитируемая фраза Касым-Жомарта Кемелевича, произнесённая на этом мероприятии, была адресована главе МЧС Сырыму Шарипханову: «Если считаете свою работу неподъемной, дайте знать, здесь ничего зазорного нет. Вернем на научно-преподавательскую работу. Сейчас нужен практический подход к деятельности министерства и к решению вопросов, которые возникают во время ЧС. Ситуация очень сложная и ответственная… Администрация президента будет держать на контроле все указанные сегодня вопросы». А какие ещё вопросы были подняты? А вот какие, цитируем главу государства: «Откровенно говоря, во время чрезвычайной ситуации в Алматы соответствующие органы оказались не в полной мере готовы к незамедлительным мерам. Горожане растерялись, не зная, как себя вести. Однако главная цель данного совещания – не критиковать, а принимать конкретные решения. К примеру, у большинства людей не были готовы даже тревожные чемоданчики. Этому должны обучать детей в детских садах и школах. Подобный опыт уже был в Алматы, и его необходимо возродить. Сейчас система подготовки граждан к чрезвычайным ситуациям не отвечает требованиям. Уполномоченные органы должны осуществлять комплексную разъяснительную работу среди населения. Необходимо проводить регулярные тренировки в образовательных учреждениях и государственных органах. Это очень важная работа, которую следует начать незамедлительно». Справедливо? Безусловно. Забыли мы, алматинцы, что живём на тектонических разломах, что наш город дважды был полностью уничтожен свирепой подземной стихией, что она поджидает нас каждую секунду и надо быть к этому готовыми. В городе был своеобразный памятник жертвам землетрясения в Верном в 1887 году – часовня, возведённая на пожертвования горожан. А в ней были плиты с именами всех погибших во время тогдашней катастрофы. Большевики уничтожили, а ведь часовенка-то каждый день напоминала о том, что может произойти…

Виктор ВЕРК: Тем, кто не помнит о будущем, бесполезно заглядывать в прошлое. Случившееся в Алматы в ночь на 23 января показало самое страшное: мы живем, под собою не чуя страны. Уже после землетрясения пришла новость об избиении каким-то отморозком водителя скорой, чья машина стояла не там, где отморозку было удобно. А теперь представь себе, какой ад начался бы, если не дай Аллах… Отморозки из госучреждений десятилетиями раздавали городские земли «там, где надо» «уважаемым людям», чьи стройкомпании застраивали город высоченными человейниками. Об их сейсмоусилении заботились, кажется, только на бумаге. И теперь при по-настоящему сильных толчках основные разрушения и жертвы будут вызваны не столько силой удара стихии, сколько нарушениями всех норм и правил цивилизованной застройки, допущенными ранее. Тут один омандаченный деятель из мажилиса предлагает наделить маслихат и акимат Алматы «дополнительными полномочиями», включая право разрешать\запрещать строительство. Представляешь, какой девятый вал коррупции и производных от нее безобразий начнется? Не забывай о мощном лобби компаний-застройщиков, заседающем в городском маслихате! Да и в мажилисе с правительством этой публики хватает. Возможно, то, что я сейчас скажу, покажется тебе перебором, но было бы неплохо сделать Алматы закрытым городом и полностью запретить в нем новую многоэтажную застройку. Иначе в обозримом будущем нас ждет то же, что не так давно случилось с турками. Вот о чем большинство алматинцев хотело услышать от президента. А угрозы «оргвыводов» в отношении одного министра или даже всего правительства – это все мы уже проходили. Конечно, то, о чем я говорю, – драконовские, антиконституционные меры, но иначе нашу публику к порядку не призовешь. Ведь нижние у нас привыкли брать пример с верхних, согласись! И те и другие понимают только один язык – язык жестких запретов. Начни власть говорить на нем сегодня, и завтра люди привыкнут действовать строго по правилам, как японцы. Эту страну, как ты знаешь, трясет постоянно, и с жертвами, в том числе. Но без строжайшей самодисциплины и ответственности жертв было бы на несколько порядков больше… И еще. В Японии невозможно представить себе настоящей, неконтролируемой паники со всеми включенными сиренами. А у нас? Так что случившееся той январской ночью было, по сути, сейсмотренировкой в условиях, приближенных к экстремальным. И власти, и их подданные тренировку эту «успешно» провалили…

С. К.: Думается, столь оглушительный эффект от толчков был ещё и потому, что произошли они в полночь, январской холодной ночью. Когда в мае 2011 года были толчки посильнее, то на них многие даже внимания не обратили, потому что были они тёплым майским днём. А вот когда холодной ночью… Но вернусь к тому, с чего я начал: почему эти толчки «толкнули» и нашу общественную жизнь? Президент тоже этого коснулся, ведь это был основной вопрос, по которому алматинцы со страстью нападали на наших чеэсников: мол, на мобильные телефоны, на андроиды за несколько секунд до толчков пришли оповещения, а вот от МЧС ничего не пришло. И вот что сказал президент Токаев: «Сирену не включили, и это правильное решение, в противном случае в городе возникла бы паника. Но надо было обеспечить другие связи с населением. Оповещение должно решать несколько основных задач. И их приоритетность зависит от масштаба угрозы. Однако действующие алгоритмы этого не учитывают. При сильном землетрясении людей волнует вовсе не информация о его физических характеристиках и расположении эпицентра. Мощность стихии они и так уже почувствовали на себе. В такой момент главное – снабдить граждан информацией, как действовать дальше: можно ли возвращаться в дома, куда идти, чтобы получить помощь. Поэтому систему оповещения нужно пересмотреть, сделать ее более ориентированной на практические нужды. Технические средства должны обеспечивать своевременное доведение информации до каждого. На этот раз СМС-уведомления пришли с опозданием. Во время землетрясения появились и те, кто распространял дезинформацию. Необходимо привлечь к ответственности в соответствии с законом лиц, которые сеяли панику среди людей». Иными словами, к произошедшему не были готовы ни мы, горожане, ни, выходит, те, кто должен готовиться по долгу службы.

В. В.: А это, дорогой мой друг, неизбежные спутники любого форс-мажора: и деза, и сбой с эсэмэсками, и идиотские сообщения чеэсников о магнитуде толчков в эпицентре, и отсутствие у властей внятного алгоритма поведения для своих подданных. Ну вот скажи, зачем пресс-служба горакимата в разгар массового отъезда (а по сути, бегства!) алматинцев из города сообщает о прибытии мэра на его рабочее место и о проведении под его чутким руководством «оперативного совещания»? Ведь по логике Ерболат Досаев должен был сразу же обратиться к горожанам с простыми и понятными словами: сограждане, мэрия контролирует ситуацию, без паники, выходите из домов и следуйте к таким-то точкам сбора. А зачем через два дня, 25 января, цифровой министр Багдат Мусин сообщает в своем аккаунте в соцсети о том, что «с 2022-го по 2023 год Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности совместно с Министерством по чрезвычайным ситуациям провело тестирование системы мгновенного оповещения граждан в чрезвычайных ситуациях с применением технологии Cell broadcast»? Почему эта чудо-система не была применена в нужное время в нужном месте? Вот о чем должен был написать господин министр! А президент, слова которого ты здесь приводишь, должен был с металлом в голосе спросить у него и у его коллеги Шарипханова: ну и где же, позвольте полюбопытствовать?!

С. К.: Я почему сегодня так обильно цитирую президента? Да потому, чтобы мы могли увидеть, как его информируют те, кто обязан держать в курсе развития ситуации в Алматы. Докладывают ему об этом? Судя по всему, да. Но… Как сказано в официальном сообщении о совещании, «лидер Казахстана обратил внимание на то, что вопрос обеспечения сейсмической безопасности при строительстве решен не в полной мере». Так и хочется прокричать: «Касым-Жомарт Кемелевич, это один из самых острых вопросов нынешней алматинской жизни!». Огромные жилищные комплексы строятся на тектонических разломах. Об этом говорят, пишут, кричат все уже на протяжении двух десятков лет. А их всё строят. И вот сейчас наплыв объявлений о продаже квартир на верхних этажах этих башен, всё стало ясно. Я знаю горожан, которые переехали куда-то к родственникам или ещё куда, но в квартиры свои на 12-м или ещё подобном по высоте этаже возвращаться не хотят после пережитого ужаса, когда всё вокруг раскачивалось так, что падали мебель и посуда и казалось, что вот-вот упадёт весь этот высоченный дом.

В. В.: Моя родственница живет на 18-м этаже в элитном ЖК в центре города, так она даже не проснулась. А кого-то «на земле», в частном секторе трясло так, что мама не горюй… У властей нет внятной градостроительной политики, а главное, у людей нет веры этим властям. А вакуум безверия обычно заполняется домыслами и всяческими фобиями. Жизнь, друг мой, не терпит пустоты…

С. К.: Ну и чтобы не быть голословным по поводу готовности или неготовности разных служб и разных граждан, приведу цитату от министра культуры и информации Аиды Балаевой: «Землетрясение в Алматы еще раз показало, насколько важна достоверная и оперативная информация, и вновь продемонстрировало ключевую роль СМИ при чрезвычайных происшествиях и ситуациях. В связи с этим Министерство культуры и информации в ближайшее время представит подробный алгоритм работы СМИ и социальных сетей при ЧС и ЧП». Понимаешь, коллега? Нам нужно ещё много работать над собой, в частности, чтобы убедить наконец наших читателей в том, что трясло всегда, трясёт постоянно и трясти будет обязательно. А, по словам Аиды Балаевой, система МЧС и акиматы с задачей информационной работы при ЧС в массе своей не справляются. И мы должны им в этом помочь! Ты готов к этому? И ещё: а есть ли у тебя тревожный чемоданчик? Уверен, что нет, а почему?

В. В.: В 2018 году тогдашний мэр Токио Юрико Коикэ, открывая массовую сейсмотренировку 1 сентября, заявила: «Вероятность того, что в течение ближайших 30 лет в Токио произойдет крупное землетрясение с очагом прямо под городом, составляет 70%. То есть это значит, что оно может произойти в любой момент. Поэтому мы должны быть готовы к худшему». Может ли хоть один чиновник в Казахстане публично произнести что-либо подобное? Вот когда аким или премьер, или министр появится в прямом эфире с этими словами и со своим тревожным чемоданчиком, тогда мы все поймем: власть знает, что ждет страну, и знает, как к этому готовиться. А нам всем нужно держать под рукой тревожный чемоданчик и ждать ее, власти, распоряжений. Все же эти алгоритмы, комплексные планы, госпрограммы – не более чем чиновничья кухня, до которой нам не должно быть никакого дела.

 Виктор Верк и Сергей Козлов 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых