aif.ru counter
72

Только без паники!

Айжан Нурмагамбетова: откровения при лунном свете

Карантин стал сложным этапом для представителей искусства. Однако некоторые отечественные звезды проявили заметную активность во время самозоляции. И не только в интернете. Например, казахстанская певица Айжан Нурмагамбетова провела время на карантине с пользой для общества. Она – активный участник фонда Biz Birgemiz.

[газетная статья]

Писать или не писать

2020 год объявлен Годом волонтера в Казахстане. Фонд Biz Birgemiz при поддержке акимата создал в Алматы штаб, в котором несли свою вахту добровольцы и просто добросердечные люди. В сложный для всей страны период они помогали больным и пожилым людям.

– Айжан, правда ли, что в юности вы хотели стать журналисткой?

– Идея возникла, наверное, благодаря моим школьным учителям. Я с детства очень много читала. У нас в школе работала один педагог, которая заставляла нас дотошно изучать правила орфографии и пунктуации. Поэтому до сих пор меня раздражает в людях косноязычие, я предпочитаю грамотность. У меня даже сын спрашивал: «Почему ты такое внимание уделяешь запятым?».

– Возникала потребность самой начать писать?

– Я любила сидеть в сумерках, забравшись на подоконник и при лунном свете либо с фонариком под одеялом зачитывалась книгами. Одиночество меня не страшило. В такие периоды я о чем-то мечтала: представляла себя киноактрисой, примеряла роли в кино. Меня посылали на литературные олимпиады, я занимала там призовые места. Учительница убеждала моих родителей, что из меня должна получиться хорошая писательница либо журналистка.

Но не судьба. Я пела сколько себя помню. С детства начала выступать перед зрителями. Сначала перед бабушками, с шестого класса пела в хоре, в вокальной группе, потом солировала. Затем выступила в КВН. Однажды даже приняла участие в конкурсе политической песни с композицией «Малая земля» и получила Гран-при.

Когда пробилась на телевидение, папа все равно настоял на моей учебе. Он считал пение несерьезной профессией, говорил о том, что не хочет для меня судьбы клоуна. А я все равно мечтала стать актрисой. Когда начала узнавать о поступлении на актерское отделение в вуз, получила однозначный ответ: на русское отделение меня уже не примут. Поэтому оставался единственный выход – идти на казахское. Но на тот момент я не владела должным образом языком. Однако не сдавалась, начала заниматься и готовиться. До сих пор помню, как учила стихотворение великого Абая «Письмо Татьяны к Онегину».

Ученица Лаки Кесоглу

– Давайте поговорим о конкуренции. А есть ли соперничество между нашими звездами?

– Конечно, конкуренция есть всегда. Поэтому поводу я считаю, чтобы тебя не съели, нужно занимать свою нишу. Не делать того, что кто-то до тебя уже делал. Особенно если ты понимаешь, что лучше у тебя все равно не получится.

У каждой певицы, добившейся всеобщего уважения и определенного статуса, есть свое место на эстраде. И ясно, что уже молодое поколение может идти и подражать им, возможно, и меня уже кто-то копирует. Сейчас многие артисты и певцы зарабатывают на тоях. Организовать концерт стоит больших денег, в этом деле нужны спонсоры. Раньше у меня были такие возможности. Сейчас стало гораздо сложнее. Самой поднять непосильный финансовый груз очень непросто: артисты, аренда аппаратуры влетают в копеечку.

– Есть ли у вас свои фавориты среди молодых казахстанских певцов?

– Мне нравится творчество Кайрата Тунтекова и Алишера Каримова. Есть еще такой певец Фархад Ескенеев, лауреат трех международных конкурсов. Но у многих молодых исполнителей нет необходимых материальных условий для старта, а ведь это важно сейчас для начинающего артиста. Например, необходимо платить деньги композиторам. Конечно, бывает, что они дарят некоторым исполнителям свои произведения. Но такое случается не часто. Ведь мэтрам, а также молодым талантливым композиторам и поэтам тоже нужно как-то зарабатывать на хлеб.

– Легко ли сейчас найти свою песню?

– Раньше в советские времена никому ничего не надо было платить. В те времена композиторы сами искали исполнителей и специально под них писались музыкальные произведения. Как, например, получилось с моей песней «Менде пойла». У композитора Толегена Мухамеджанова на пластинке вышли 12 песен и все разными исполнителями. Он писал музыку персонального под каждого певца или группу.

Но я не знала, что песня станет настолько популярной и будет 30 лет на слуху у публики. Ее ждало настоящее творческое долголетие. Или, казалось бы, недавно написанной композиции «Бакыт деген» уже, оказывается, 17 лет. И объединяет все эти песни великий поэт, непризнанный при жизни – Мукагали Макатаев. В наши дни ему поставили памятник. Недавно исполнилось 35 лет фильму «До свидания, Медео», а также самой старейшей в моем репертуаре песне, посвященной Алматы. Она также написана на стихи Мукагали Макатаева.

Трехъязычная дива

– Как у вас получается петь не только на казахском, русском, но и на английском языках?

– Я – «слухач». То есть не владею английским языком. Люблю творчество великих джазовых музыкантов, но себя не считаю джазовой певицей. Их творчество восхищает. В пользу мэтров говорит тот факт, что они получили очень хорошее музыкальное образование. Я пою хиты из джазовой музыки, которые у всех на слуху. Но для импровизаций необходимо все-таки хорошее музыкальное образование, а у меня всего два года эстрадной студии. И все благодаря педагогу Надие Шариповой и народному артисту СССР Лаки Кесоглу. Однако в жизни мне ничего не давалось за просто так, поэтому путь к успеху оказался тернистым.

Известный джазовый музыкант ЯковХан однажды отмечал мой слух. Я быстро все схватываю, просто сажусь и пою то, что услышала, даже не зная языка. У меня нет ни одной английской песни, которую бы я записала на студии. Зачем увековечивать свой слабый английский?

– Вас отличают оригинальные элегантные наряды. Кто является вашим стилистом?

– С 2001 года я работаю с одним дизайнером. Это талантливый специалист Сергей Шабунин. Мы с ним два ищущих человека. В номере «Туган ел» я воплощала образ Томирис. В конце представления выхватывала меч. Коллеги и зрители посчитали эту задумку вполне удачной идеей. Особый эффект номеру придавали эффектные кожаные костюмы. Это результат сотрудничества с нашими студентами.

Есть также хороший дизайнер, который шьет великолепные головные уборы. В номере звучат домбра и кобыз в стиле джаз-роковой композиции. С тех пор многие отечественные исполнители стали подражать мне в использовании национальных инструментов на эстраде.

– Как считаете, вам удалось реализовать себя в кино в полной мере?

– В какой-то мере я воплотила свою детскую мечту – стала актрисой. Есть удачный казахстанский фильм «Он и она» режиссера Сакена Жолдаса. В картине я играю маму главного героя. Это романтическая мелодрама с комедийным уклоном. Фильм очень теплый, романтичный, с юмором. Я приняла участия всего в трех съемочных днях. В первом играла маму, во втором – жену, а в третьемивовсе оказалась в… XVI веке. Также снялась в роли старой девы у режиссера Ахата Ибраева в ситкоме «Мозготрясы».

– Вы не стали во время карантина сидеть без дела. На ваш взгляд, что нужно делать, чтобы остановить инфекцию?

– Нужно не паниковать и заниматься делом. «Вместе мы победим!» – это наш девиз. Я призываю казахстанцев объединиться и сделать всё, чтобы одолеть коронавирус.

Кстати

Режиссер проекта «Алматы – моя первая любовь» Арман Карабаевговорил об Айжан Нурмагамбетовой: «Ей нужно только лишь поставить задачу, и она сама все сделает. А всем остальным нужно помогать, чтобы эту задачу выполнить».

Юлия Кацман

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество