Примерное время чтения: 9 минут
72

Всей правды о войне не знает никто…

Когда-то её сверяли с «линией партии»

С ВОЕННЫМ ИСТОРИКОМ ПАВЛОМ БЕЛАНОМ (1927–2009) Я ПОЗНАКОМИЛСЯ БОЛЬШЕ 45 ЛЕТ НАЗАД. ТОГДА ОН ПРИНОСИЛ В ГАЗЕТУ МАТЕРИАЛЫ К 30-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ. КОНСУЛЬТИРОВАЛ ПУБЛИКАЦИИ. МНОГО И ИНТЕРЕСНО ПИСАЛ САМ, ЕЩЁ ИНТЕРЕСНЕЕ РАССКАЗЫВАЛ. УЖЕ ТОГДА ОН СЧИТАЛСЯ ВЕДУЩИМ ВОЕННЫМ ИСТОРИКОМ КАЗАХСТАНА. [газетная статья]

В 1991 году защитил докторскую диссертацию на тему «Казахстанцы на фронтах Великой Отечественной войны». Стал последним из учёных республики, которому степень доктора исторических наук была утверждена Всесоюзным ВАКом. Вот что из разговоров с ним осталось в моём блокноте.

…ОНА УЧАСТВУЕТ ВО МНЕ

– Павел Степанович, я узнал, что вы земляки с генералом Сагадатом Нурмагамбетовым. Герой войны и известный военный историк родом из одного села, что под Акколем. Поневоле о каких-то предопределенностях судьбы задумаешься.

– Да, мы односельчане. Сагадат Кожахметович старше меня на три года и три месяца. А судьба у каждого своя, войной разделенная. Он уже воевал на Кубани, когда я в военкомат с заявлением пришел, но тогда армия уже не очень нуждалась в таких скороспелых солдатиках, как я. Отказал мне военком. А я мечтал быть общевойсковым офицером, пехотинцем, проще говоря, которым я всётаки стал. В том смысле, что пёхом прошёл по местам самых памятных боев некоторых казахстанских дивизий. Под Москвой, Сталинградом и Ленинградом. Украину по диагонали – от Харькова до Одессы. Часто вместе с ветеранами, они мне показывали, рассказывали: здесь была линия обороны, с той высотки фашисты обстреливали, тут было направление главного удара…

– В своей библиотеке я нашел вашу книгу «Казахстанцы в боях за Ленинград». С доброй надписью от автора на память. Вышедшая в 1973 году книга поразила меня добросовестностью, если не сказать дотошностью исследователя. Но нет в ней сухого академизма, бесстрастности, зато много чувства.

А на дворе стояла пора, когда партийные установки и выводы о войне были окончательны, конкретны и строги. Лишь «маршал» Л. Брежнев своей «Малой землей» вписывал в историю новые неожиданные страницы… Много лет прошло, пришли другие времена, и вот вам вопрос, Павел Степанович: есть ли теперь полная и правдивая картина войны? Что из былого вранья исправлено? Приходилось ли душой кривить вам и коллегам вашим?

– Хочешь или нет, но на эти вопросы надо издалека отвечать. И вот что напомнить. Ещё накануне победных залпов, задолго до Нюрнбергского процесса, сама история Второй мировой войны, которую со стороны СССР мы по праву называем Великой Отечественной, стала ареной противоборства не только былых врагов, но и бывших союзников. Мир едва наступил, едва прекратился обмен ударами металлом, а историки начали бомбардировку грязью. Аргументы и логику их суждений в условиях наступившей холодной войны диктовали идеологические интересы государств. Осколки этих бомб летят и ранят по сей день. Итог печальный: на Западе, в тех же США, общество правды о войне не знает. Большинство уверено, что Вторую мировую выиграли они, которым чуток подсобили традиционные союзники. Великая Отечественная в лучшем случае снисходительно называется Восточным фронтом, а то и «неизвестной войной». Скажи там в любой аудитории, что, например, восемь из каждых десяти солдат и генералов вермахта воевали в 1941-1945 годах на том самом Восточном фронте – ни за что не поверят. Такое выхолащивание истории вовсе не безобидно. Еще в конце 2004 года 93 депутата Европарламента подписали воззвание к мировым лидерам с призывом бойкотировать празднование 9 Мая. Мол, дело прошлое, хватит об этом помнить, пора забыть. Вы понимаете, нам предлагают забыть незабываемое! У самих этих европейских парламентариев память на диво коротка, они с легкостью забыли, что в прошлом веке их страны были спасены именно нашей бывшей общей страной – Советским Союзом.

Что касается казахстанской историографии войны, то, как раньше говорили, и она «колебалась вместе с линией партии». Отдавали должное былой риторике, писали нередко на потребу дня, по заказу инстанции (одно из наименований ЦК). Но в целом за нашу военноисторическую науку не стыдно. А ее достижениями можно и гордиться. Взять, к примеру, труды академиков Акая Нусупбековича Нусупбекова и Манаша Кабашевича Козыбаева, которые в памяти коллег остались крупнейшими исследователями участия Казахстана в Великой Отечественной.

– Вы имели прямое отношение к двухтомнику очерков «Герои Советского Союза – казахстанцы», который впервые вышел в 1968 году. Что там за разнобой случился с количеством героев, наших земляков?

– Очерки в сборник написали более двадцати авторов, а мы с Ниной Павловной Калитой из Главного архивного управления Казахстана были составителями. К 1968 году были известны 437 Героев Советского Союза – казахстанцев. Краткие рассказы о них и вошли в книги. Тут подоспел 25-летний юбилей Победы. В торжественный доклад, с которым выступил Д.А. Кунаев, спичрайтеры той поры внесли «улучшенную» цифру – мол, героев у нас около пятисот. Мы за голову схватились, звоним помощнику первого секретаря ЦК Владиславу Владимирову: что вы наделали? Тот, полушутя: считайте, получили задание, нагоняйте теперь. И вы знаете, «нагнали»: к распаду СССР, когда Героев Союза больше не стало, мы установили имена 520 казахстанцев, награжденных Золотой Звездой. Одним из «новых» Героев стал Бауржан Момышулы – документы о представлении его к высшему отличию СССР были найдены мною в Центральном архиве Министерства обороны России. Греет душу и признательность ветеранов тех казахстанских воинских соединений, чей боевой путь я отследил и описал. Среди них – 391-я стрелковая дивизия, которая была сформирована в Алма-Ате, 387-я стрелковая дивизия, в Акмолинске сформированная, 151-я стрелковая бригада, уже на фронте переформированная в 756-й стрелковый полк, штурмовавший Рейхстаг в Берлине, и другие. Помню, был период, когда в нашем историческом обиходе фигурировали только две дивизии – 310-я и 316-я. Подумалось: а что же в промежутке? В архивах нашлись материалы о 312-й акмолинской и 314-й петропавловской стрелковых дивизиях, рассказал об их участии в крупных сражениях.

А ОТСТУПАТЬ НЕКУДА

– Есть такая шутка: история изучает останки заблуждений. Слышали? Как в каждой шутке, в ней только доля шутки. Так что давайте о серьёзном поговорим – об известном подвиге гвардейцев-панфиловцев под Москвой.

– Фальсификаторы были, а героизм панфиловцев – не легенда и не миф. Тому есть много совершенно достоверных свидетельств, вошедших позже во многие правдивые книги. А тогда, по горячим следам тяжелых боев, с чужих слов фронтовые журналисты А. Кривицкий, В. Коротеев, И. Мясников, В. Чернышов события у разъезда Дубосеково просто придумали. Как они говорили, правдоподобно сконструировали. Мол, для пользы дела старались. Вымысел обошел весь мир… Но ни о каком «развенчивании» героев-панфиловцев не может быть и речи. Развенчивать надо фальсификаторов, что уже сделано.

– Вопрос о людских потерях во время войны – один из самых горьких, закрытых и спорных. Разные информаторы называют цифры, которые просто убийственно не похожи. И потом, Павел Степанович, что такое потери учтенные и не учтенные?

– Да, и спекуляций в этом вопросе нагорожено изрядно. Кое-кто просто до фантастических размеров цифру потерь поднял. Зачем? Они и так безмерно велики. Гриф секретности давно снят: потери по стране в целом составили почти 27 миллионов человек. Советские Вооруженные силы потеряли 8 668 400 бойцов. Все остальные погибшие – мирные жители. Вдумайтесь в эти цифры: потери гражданского населения у нас составили 67,8 процента от общего числа погибших, а в Германии – 27,2 процента.

Казахстан потерял на фронтах Великой Отечественной войны 602 939 человек.

БЕРИ ШИНЕЛЬ, ПОШЛИ ДОМОЙ?

– Вышедшая в 1995 году к 50-летию Победы Книга памяти Казахстана «Боздактар» – это, пожалуй, первая попытка представить полную статистическую картину войны. Цифр в ней много. Но не дают они исчерпывающих ответов на многие вопросы. Более того, порождают новые. Нельзя не обратить внимание на то, что количество убитых в бою (279 696 человек) практически равно числу пропавших без вести (271 503 человека). Объясните, почему?

– Сразу же нужно сказать, что статистика эта меняется. В Книге памяти суммарное число потерь было указано такое – 601 011 человек. С каждым годом она увеличивается. О пропавших без вести. Горькая правда состоит в том, что многие остались на полях боя без погребения, без учёта – в братских могилах. Многие бесследно сгинули в плену. Возвращение из небытия имен пропавших без вести, а оно мало-помалу идёт, сокращает эту цифру.

В годы войны было мобилизовано почти 1,2 миллиона казахстанцев при населении республики в ту пору 6,5 миллиона. О нашем вкладе в Победу говорят такие цифры: мобилизовано было более 20 процентов казахстанцев, погибших – почти 12 процентов населения республики 1941 года.

– Белые пятна военной истории, как мы говорили, в этот цвет часто красила идеология той поры. К тому же есть неудобные вопросы, которые вообще принято замалчивать. И все-таки стали ли доступнее сведения, например, о дезертирах, были они в нашей армии?

– Как и в любой другой. И добровольная сдача в плен была, и сотрудничество с врагом. Вспомним армию Власова, например. Или Туркестанский легион. Дезертиров-казахстанцев, самовольно покинувших воинские части и арестованных правоохранительными органами, за годы войны набралось 8648 человек. От числа призванных к оружию это составляет 0,62 процента. То есть ничтожно мало. Так что стыдиться этой цифры нечего. И фронтовая молва, и мемуары наших полководцев свидетельствуют: наши земляки были храбрыми воинами.

– Как вы оцениваете преподавание истории Великой Отечественной войны в школах республики?

– К сожалению, не могу выставить высокий балл. А ведь история военных побед, тем более в войнах навязанных, в войнах на жизнь и смерть, – это подлинный арсенал патриотизма. Знать ее правдивые страницы должен каждый. Чтобы гордиться ими.

Григорий ДИЛЬДЯЕВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых