53

Пророков нет в чужом отечестве

Местные vs экспаты: кому в Казахстане жить хорошо?

ЖУРНАЛИСТЫ СВЕТЛАНА СИНИЦКАЯ И ВИКТОР ВЕРК – О СВОИХ ТАЛАНТАХ В ЧУЖОМ ОТЕЧЕСТВЕ, О ТОМ, ПОЧЕМУ ЛУЧШИЕ НАШИ ЦВЕТЫ РАСЦВЕТАЮТ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ПЕРЕСАДКИ НА ИНУЮ ПОЧВУ. [газетная статья]

Cветлана СИНИЦКАЯ: Виктор, позвольте для затравки привести случай из жизни. У мужа подруги возникли большие проблемы со здоровьем. Поскольку мы теперь и учимся, и лечимся по интернету, принялись методом клика искать специалиста-гепатолога. Нашли одного, судя по отзывам, классного. Правда, цена за приём, указанная на сайте медцентра, зашкаливает, но она же и внушает дополнительное доверие. Звонок по поводу записи резко охладил зародившиеся надежды: до конца года всё забито, на листе ожидания больше ста человек. Ищем дальше, вот еще одно наше родное светило в белом халате. Читаем про его хирургические достижения, восхищаемся… и только в конце обнаруживаем, что радует он своим праведным трудом граждан Америки, где живет уже немало лет, в Казахстане бывает наездами, сочувствует здешним коллегам по поводу низкого социального статуса медицинских работников, сетует, что они быстро «выгорают» и теряют желание профессионально развиваться.

Светлана Синицкая.
Светлана Синицкая.

Виктор ВЕРК: А я могу привести «перпендикулярный» случай. Занимался молодой человек бизнесом во Франции – судя по всему, не без успеха. Сам он коренной парижанин из вполне себе респектабельной семьи. А тут друг его, тоже француз, пишет из Казахстана, куда подался, познакомившись с казашкой по интернету: так мол и так, здесь рынок наш (рекламный) позволяет развернуться, природа шикарная, горы… Тот клюнул, постепенно развернулся, женился на местной и сегодня доволен жизнью и благодарен другу. Возвращаться в родной Париж и не думает. А посмотрите, сколько «экспатов» из Западной Европы, России, Украины в наших палестинах! Не все же едут только за длинным рублем или за симпатичной юбкой – многим действительно искренне в кайф здесь жить и работать. Однако задайтесь вопросом: почему в нашей благословенной стране ко двору приходятся чаще иностранцы, чем собственные граждане? Вот недавно смотрел на одном из «Ютуб»-каналов интервью заслуженного аксакала, в прошлом видного и востребованного экономиста, депутата. Так вот он рассказывал между делом про одного знакомого, который уговорил сына, уже сделавшего карьеру за океаном, вернуться «на землю предков». И что? Вскоре сын пришел к отцу и попросился назад – оказывается, его втянули в коррупционную схему и теперь выбор перед ним нехитрый: срочно уехать либо «пойти на посадку». Таких историй я знаю не меньше, чем подобных «французской». У вас есть ответ на вопрос «почему так?».

Виктор Верк.
Виктор Верк.

С. С.: Вопрос, Виктор, на мой взгляд, из разряда риторических. Этот паренек, несостоявшийся «возвращенец», в итоге пополнил собой процесс «утечки мозгов», который один из наших известных экономистов оценил в твёрдой валюте – в 50 млрд долларов.

В. В.: Я думаю, что дело в инерции системы. Практически любой наш, сделавший карьеру на родине, «чьих-то будет». И перед ним стоит проблема не только (вернее, даже не столько) профессиональной состоятельности, сколько необходимости соответствовать, оправдать протекцию, не подвести своих «благодетелей» – агашек, татешек или, что, по сути, то же самое, «партию и правительство». А экспаты – они ничьи, за ними никто и ничего не стоит, над ними не нависает груз каких-то обязательств. Они едут сюда банально работать и зарабатывать. И им не мешают это делать – ровно до тех пор, пока они не попытаются вписаться в систему, стать своими среди чужих. Да даже не экспатам, а, казалось бы, своим это не всегда удается, как не удалось в свое время Григорию Марченко. Будь он американцем, сделал бы блестящую карьеру в ФРС исключительно благодаря профессионализму. А здесь просто не пришелся ко двору, хоть и был при этом дворе много лет не последним человеком. Зато сейчас востребован за кордоном.

С. С.: Интернет нынче заполнен жизнеописаниями бывших казахстанцев, которые нашли личное счастье и сделали успешную карьеру за семью морями. Кого только нет среди них: химики и ядерщики, астрофизики, зоологи, историки, экологи… Возрастная категория самая продуктивная и работоспособная, цвет нации. Только не нашей. Впору менять известную присказку на новую редакцию: на тебе, боже, что нам гоже… Иногда кто-то возвращается, непреодолимо соскучившись по родине и бешбармаку. Правда, вскоре понимает, что и с непреодолимым можно справиться. Отчётливо напрягает когнитивный диссонанс: с одной стороны, мир един, глобализация, рыба ищет, где глубже, с другой – а как же мы? Ведь жизнь и у нас налаживается: множатся госпрограммы, многодетным выплачивают адресную социальную помощь, строятся скоростные трассы, а моллы ничуть не хуже американских. Грудь исторгает вопль: почему же они уезжают? А тут и новый удар по психике, сочетающий гордость за землячку с горечью потери. Президент Соединенных Штатов официально выдвинул уроженку Казахстана на высокопоставленную должность в своей администрации. Если ее кандидатуру одобрят в сенате конгресса, Сауле Омарова станет первой женщиной на посту главы управления контролера денежного обращения США. Уроженка Уральска, выпускница МГУ, Сауле Омарова – действующий профессор банковского права Корнельского университета, Университета Висконсин и Северо-Западного университета, где получила степень доктора юриспруденции с отличием. Сюда прибавьте владение казахским, русским и английским языками. Вот каким бы мог у нас быть председатель Нацбанка…

Можно даже подумать, что Байден активно сближается с нашей страной через её прекрасный пол. В январе американский президент назначил уроженку Казахстана Асель Робертс (Толенову) исполняющей обязанности шефа протокола президента США. Асель закончила алматинскую 120 школу, была ученицей известного казахстанского учителя Владимира Ронкина, тоже давно уже американского гражданина. Он хорошо помнит, через какие испытания пришлось пройти этой умнице, не имеющей влиятельного плеча, чтобы отправиться на учёбу за рубеж. Как её осаживали на всех уровнях наши чиновники.

В. В.: Им обеим и таким, как они, и в благословенном «граде на холме» тоже несладко приходится. Почитайте, как той же Омаровой достается в конгрессе США. Но это все исключения, только подтверждающие правило: чтобы стать кем-то, нужно вырваться за рамки системы, оценивающей тебя по шкале «свой – чужой». Но даже после этого успех не гарантирован. А уж тем из наших, кто сумел реализоваться «там», вообще мало что светит, если они решаются вернуться «сюда». Спросите, почему? Да по многим причинам, так сказать, ментального свойства. Среди которых – банальная зависть. Дескать, чем я, оттарабанивший …надцать лет где-нибудь в условной Кызылорде, хуже него, приехавшего из опять же условной Силиконовой долины и только из-за этого занимающего мое место, ведь у нас в паспорте одно происхождение, а в смысле тех же агашек-татешек он и вовсе рядом не стоял! У нас привыкли не только встречать, но и провожать по одежке, мы все еще самоутверждаемся не за счет профессиональных кондиций, а за счет пресловутых «понтов»: у моего отца така-а-а-я тачка, он с таки-и-и-ми людьми бешбармачит, в высокие кабинеты вхож, к жирным тендерам допущен! А у тебя что, кроме стажа работы где-нибудь в «Морган-Стенли», который с точки зрения сытости и не «Самрук-Казына» вовсе? И теперь ты вернулся. Чтобы занять мое место?!

Теперь личные наблюдения. Мой сын сейчас учится в Европе, он «ничей» в своем отечестве и по понятным причинам пока еще никто в чужом. Его и нас здесь тоже встречают по одежке: к примеру, неимоверно трудно было снять квартиру, имея паспорт какого-то не слишком понятного местным «…стана» и без контракта на работу в стране пребывания. И только документ об обучении сына в довольно рейтинговом университете плюс знание им языка помогли решить квартирный вопрос. Я постоянно говорю ему: мол, учись изо всех сил. Становись лучшим в своей группе – и тогда сможешь, поработав в Европе, вернуться в родные пенаты, что называется, на коне. Мой ребенок отвечает с грустной улыбкой: «О чем ты, папа? В Казахстане совсем другие критерии успешности. Я должен постараться либо остаться здесь, либо уехать в Штаты!». И знаете что, Светлана? В устах 19-летнего человека это звучит как приговор системе. Интересно, научимся ли мы когда-нибудь встречать и провожать, как они, сначала по одежке, но уж потом – непременно по уму?

С. С.: В общем, пока нам можно хором исполнять известный хит: я отдала тебе, Америка-разлучница, того, кого люблю, храни его, храни! Она-то сохранит, уж будьте уверены. А мы насколько любим тех, кого так бестрепетно отдаём? Упаси бог подумать, что я за «держать и не пущать»! Просто хорошо бы так наладить жизнь, чтобы её воля, простор и возможности были самым лучшим и мощным магнитом, собирателем судеб казахстанцев под надежное крыло отечества. Извините за пафос.

Люди – это новая нефть. Вот главная максима современного мира. Как ускорить развитие человеческого капитала в нашей стране? Пандемия обнажила неравенство казахстанской молодёжи в доступе к техническим средствам образования, выявила элементарную нехватку компьютеров, без которых невозможно онлайн-обучение. Прошла информация, что акиматы расщедрились и по всей стране семьям было выдано 450 тысяч компьютеров. Но – во временное пользование! А потом, следовательно, придут, изымут и все будет как было? Вот вам и обеспечение равных возможностей.

Опять же компетенция казахстанских учителей хронически оставляет желать лучшего. К решению этого вопроса Минобр подошел в своих лучших традициях – с шашкой наперевес, лишив лицензий десятки вузов, готовивших педагогов. Причина – низкое качество обучения. На первый взгляд, мера правильная. А на второй, поглубже: насколько серьёзен и обоснован критерий качества и нет ли опасений, что в оставшихся вузах тоже не все обстоит благополучно? Наконец, в-третьих: как будет происходить поиск тех некачественных кадров, которые уже сеют разумное, доброе, вечное? И каким образом их предстоит дотягивать до кондиции?

В. В.: Ну, знаете… Это большая и сложная, к тому же старая как мир тема для абсолютно отдельного разговора. Нам для начала надо перенастроить систему координат, оценивая человека по тому, кто он, а не чей. Вы тут обронили фразу про Сауле Омарову: вот, дескать, какой вышел бы из этой «селфмейдвумен» глава Нацбанка. А я вот почти уверен, что ее ждало бы очень скорое фиаско, имей она неосторожность согласиться на это. Потому как никто еще не отменял восточную мудрость про льва во главе стада… так, скажем, «не львов», который рано или поздно уподобится своей пастве. Так что не стоит горевать о бывших наших, лучше задуматься о том, почему цветы, выросшие на родной почве, раскрываются только на чужбине. Может, нет вообще ни родины, ни чужбины – в смысле самореализации конкретного человека, вне зависимости от его национальности и социального происхождения? И тогда вдруг окажется, что нет у нас никакого особого пути, миссии, предназначения. А есть только одна сверхзадача: честно и профессионально учиться и работать, возделывая, как говорится, свой сад. А еще перенимать лучшее у других садоводов, ни секунды не завидуя их урожаю и не заморачиваясь тем, чьего они поля ягоды. Вот эта наука посложнее, чем регулировать цены или даже реформировать нереформируемое.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых