26

Иоган Ренат: карта судьбы и судьба карты

Иоган Густав Ренат.
Иоган Густав Ренат. из газетных материалов

Всю жизнь – в плену

НАЧАЛО XVIII ВЕКА В ЕВРОПЕ ПРОШЛО ПОД ГРОХОТ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ, КОТОРУЮ РУССКИЙ ЦАРЬ ПЁТР I ВЁЛ СО СВОИМ ШВЕДСКИМ «КОЛЛЕГОЙ ПО ЦЕХУ» КОРОЛЁМ КАРЛОМ XII. В 1709 ГОДУ ПОД ПОЛТАВОЙ ПЁТР ВЕЛИКИЙ ОДЕРЖАЛ ОКОНЧАТЕЛЬНУЮ ПОБЕДУ, И ШВЕДСКИЙ МОНАРХ БЕЖАЛ К ТУРКАМ. А ПО ПРОСТОРАМ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ РАССЕЯЛОСЬ ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПЛЕНЁННЫХ В СЛАВНОЙ БАТАЛИИ СКАНДИНАВОВ. [газетная статья]

ШВЕДСКИЙ СЛЕД В «АКТАБАН ШУБЫРЫНДЫ»

Одним из них был артиллерист, сержант Иоган Густав Ренат, вначале отправленный в далёкий Тобольск, а оттуда вместе с военной экспедицией Бухгольца – ещё дальше, в верховья Иртыша. Рената, судя по всему, можно назвать одним из самых неудачливых из всех шведских сержантов – в 1715 он попал в плен вторично, теперь уже к джунгарам.

«В 52 верстах, не доходя Ямышева, у Корякова Яра, на Иртыше, транспорт, состоявшей из военного конвоя, шведских пленных, желавших принять участие в экспедиции, купцов и промышленников, всего около семисот человек, был окружен калмыками и после упорного сопротивления, продолжавшегося целый день, взят в плен и проведен затем мимо отряда Бухгольца».

Таким образом, хантайши Цеван Рабдан неожиданно и бесплатно обрёл в лице искушённого во многих ремёслах шведа ценнейшего советника, который не только знал все азы военного дела, но и научил джунгаров плавить руду, лить пушки и использовать артиллерию в боях против соседей.

Хотя большинство исследователей связывают появление грозной джунгарской артиллерии не борьбой с казахами, а противостоянием с Цинским Китаем, но...

Может быть, именно благодаря этому победа джунгаров над казахами в 1723 году была столь стремительной и роковой, что стала символом главного исторического бедствия («актабан шубырынды»). По крайней мере известный общественный деятель, историк Мухамеджан Тынышпаев, выискивая корни трагедии, прямо писал: «Военному успеху калмыков способствовал сержант шведской артиллерии Иоган Густав Ренат».

Редкая карта Джунгарии.
Редкая карта Джунгарии. 

ИСТОРИЯ, ДОСТОЙНАЯ РОМАНА

Что до незадачливого Иогана Густава, то судьба всё же одаривала его и маленькими радостями. В джунгарской неволе он обрёл спутницу жизни. И не в лице безропотной степнячки, а в виде своей соотечественницы – пленной шведки Бригитты Кристины Шерзенфельд, женщины удивительнейшей участи, для которой фамилия Ренат, кстати, стала уже пятой в биографии.

Этой потрясающей шведке были посвящены страницы в книге некоей британки Вигор, повстречавшей её позже в Москве. («Письма одной англичанки, живущей в России, к подруге её в Англии, с историческими примечаниями»): « Несколько дней тому назад мне случилось беседовать с одною шведскою дамою, которая провела в плену у татар восемнадцать лет и лишь недавно возвратилась сюда. Вот её история, как она рассказывала её сама. Жена шведского капитана, она вместе со своим мужем была взята в плен русскими и отправлена с ним и с другими пленными в Сибирь. По дороге на них напала шайка татар и калмыков; пленные соединились с сопровождавшим их конвоем, чтобы избегнуть вторичного порабощения. Во время схватки муж её был убит. Судьба привела пленником в то же место одного её соотечественника. Он научил этих татар многим полезным для них искусствам и между прочими искусству отливать пушки, а как они были в войне с Китаем, то так высоко оценили эту услугу, что в благодарность отпустили его и его соотечественницу на свободу. После этого они обвенчались и теперь находятся на пути в Швецию».

О том же ранее писал осведомлённый Карл Миллер в «Известиях о песочном золоте в Бухарии»: «… Шведский штык-юнкер Иоган Ренат, который после научил калмыков железную руду плавить, пушки и бомбы выливал, и был главным над калмыцким войском против у китайцев предводителем, и напоследок нажив неисчетное сокровище золота, серебра и других каменьев, в 1733 году чрез Сибирь и Россию в отечество свое возвратился».

Правда, насчёт полководческой детали биографии Рената автор явно перемудрил – по мнению исследователей, тот никогда не водил джунгарского войска на китайцев. Да и вообще не бывал в Восточном Туркестане. Жил в основном в Кульдже.

Но так или иначе, в 1733 году Ренаты, отпущенные за особые заслуги, вновь оказались… в русском плену. Правда, теперь уже в Москве. Откуда через год они были отпущены «в отпуск» в родную Швецию, из которого решили не возвращаться.

ЧЕРТЁЖ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ

Бригитта умерла в Стокгольме в 1736-м, а сам Ренат в 1744 году. Но это не всё. Самое интересное только началось.

«Летом 1879 года помощнику библиотекаря Стокгольмской королевской библиотеки Стриндсбергу удалось сделать замечательную находку. После продолжительных розысков он нашёл в Линчёпингской королевской библиотеке карту Джунгарии, составленную шведом Ренатом, во время его плена у калмыков, продолжавшегося 17 лет, с 1716-го по 1733 год».

Это цитата из вышедшего в 1881 году труда первого русского исследователя «Карты Рената» Алексея Ивановича Макшеева - военного, путешественника и одного из деятельных членов Императорского русского географического общества (ИРГО).

Шведский картограф в гостях у кочевников.
Шведский картограф в гостях у кочевников.

Но при чём тут Джунгария и в чём ценность карты Джунгарии для нас? А в том, что она во многом впервые изображает план поверхности современного Юго-Восточного Казахстана – от Алтая и Прииртышья, через Семиречье до Улутау, Чу и Сырдарью! Джунгарией всё это не было уже в пору джунгарского плена Рената, а ко временам Макшеева о джунгарах тут напоминали уже только названия:

«Замечательно также, что Ренат не нанес на свою карту ни одной из крепостей на реке Иртыш, построенных во время его плена у калмыков, тогда как чрез некоторые из них он проезжал сам, возвращаясь на родину. На западе граница Джунгарии с киргиз-казацкою ордою показана от Иртыша на северную оконечность озера Балхаш, по озеру до южной его оконечности, между реками Чу и Таласом и чрез горы на соединение с Сырдарьёю реки Карадарьи, на которой находится город Андиджан, и затем с Бурутами, чрез Ферганскую долину до тяньшаньского хребта».

НАРИСОВАЛ, ИЛИ… УКРАЛ?!

Рукописная карта составлялась не «по науке», без всякой инструментальной съёмки на местности, во многом по расспросам всяких сведущих людей. Потому возникает вопрос: насколько она верна? Ответ на него всегда интересовал специалистов. Макшеев отмечал: «Карта Джунгарии была начерчена Ренатом, по крайней мере вчерне, по всей вероятности, во время его плена у калмыков. Она построена без астрономических определений пунктов и без соблюдения масштаба. Степень подробности и обстоятельности чертежа не во всех, однако, частях одинакова... Лучше всего изображена западная часть Джунгарии, т.е. бассейны Балхаша и Иссык-Куля, изученные Ренатом, по-видимому, непосредственно. Затем в общих чертах относительно верно изображены: часть Сибири, киргизские степи, бассейны верхних частей Сырдарьи и Амударьи и Восточный Туркестан».

Алдар Петрович Горбунов, маститый казахстанский географ, более чем через столетие оценивал её картографические достоинства сходно: «В общем рисунок карты, особенно тех её частей, на которых изображено пространство, ныне занятое Алматинской областью, внешне удивительно похож на рисунок современных карт».

Ещё один вопрос: живо волновавший исследователей: а какова роль самого Рената в создании «карты Рената»? Макшеев полагал, что швед составил её сам. У Горбунова было своё мнение: «Ренат при возвращении на родину вывез из плена калмыцкую карту Джунгарии и смежных районов Юго-Восточного Казахстана. Она была составлена в 1711-1716 гг. калмыками при участии какого-то европейца. Затем в 1738 г. Ренат скопировал, доработал и перевёл на шведский язык эту карту».

СПРАВКА

Иоган Густав Ренат родился в 1682 году в Стокгольме. шведский военнослужащий и картограф. Известен как первый европеец, сделавший детализированную карту Джунгарии и Восточного Туркестана. Один из главных персонажей в романе А. В. Иванова «Тобол» (2017) и одноименной экранизации (2018). Умер 1 мая 1744 года в Стокгольме.

Андрей МИХАЙЛОВ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых