Примерное время чтения: 6 минут
336

Ханство и хамство

НЕ ТАК ДАВНО В ТУРКЕСТАНЕ ПРОИЗОШЕЛ НЕ СОВСЕМ ОБЫЧНЫЙ СЛУЧАЙ. ПЕРЕД ЗДАНИЕМ ОБЛАСТНОГО АКИМАТА РОВНЫМИ ШЕРЕНГАМИ ВЫСТРОИЛАСЬ ГРУППА ЛЮДЕЙ – КРЕСТЬЯН, ХЛОПКОРОБОВ, ПРИЕХАВШИХ СЮДА ИЗ ШАРДАРИНСКОГО, ТОЛЕБИЙСКОГО, ЖЕТЫСАЙСКОГО, МАКТААРАЛЬСКОГО И ОРДАБАСИНСКОГО РАЙОНОВ. ВСЕ ОНИ ПРИБЫЛИ ПРОСИТЬ ПОМОЩИ У ГЛАВНОГО НАЧАЛЬНИКА ТУРКЕСТАНСКОГО РЕГИОНА ДАРХАНА САТЫБАЛДЫ, ЧТОБЫ ОН РЕШИЛ ПРОБЛЕМУ С ЦЕНОЙ НА ХЛОПОК [газетная статья].

СВЕТЛЕЙШИЙ ИЗ СВЕТЛЕЙШИХ

Судя по кадрам видеоролика, выложенного в сеть, группой верховодил мужчина средних лет. Вот он, выйдя вперед, обращается к своим соратникам:

– К нам пришел не аким, а хан. У хана надо просить стоя на коленях. Поэтому склонитесь, пусть он хотя бы выйдет к вам! – С этими словами мужчина сам опустился на одно колено.

Его примеру последовали остальные, хотя вразнобой: были и те, кто опустился сразу на оба колена. Зато вполне дружно они все начали скандировать: «О мой хан! О мой хан!».

Но лика светлейшего из светлейших просители не увидели. К ним из здания вышел заместитель хана, извините, акима, в сопровождении руководителей областных управлений. Был ли на месте сам аким, да продлятся его дни до скончания века и даже дольше бесконечности, неизвестно. Зато его пресс-служба проинформировала, что вышедшие к крестьянам начальники провели с ними соответствующую разъяснительную работу. А также сообщила, что 21 сентября аким уже проводил совещание на эту злободневную тему, и если хлопкоперерабатывающие заводы раньше принимали 1 тонну хлопка за 180 тысяч тенге, то в ходе встречи цена была утверждена в 250 тысяч.

В то же время, указывалось в тексте, существует одна проблема: заводы, что перерабатывают хлопок, частные и диктовать им цены на сырье нельзя. Поэтому акимат обратился с письмом в Минсельхоз, чтобы там нашли возможность выделить туркестанским хлопкоробам субсидии. Сразу обращают на себя два момента. Во-первых, какой-то странной выглядит формула ценообразования товара: сначала на совещании с участием акима цену можно повысить, а вот затем, оказывается, нельзя, потому как могут быть затронуты интересы частных собственников. Во-вторых, другая формула, наоборот, сомнений у казахстанцев, знакомых с правовой статистикой, почти не вызывает. А именно: субсидии плюс Минсельхоз равняется коррупция.

Но оставим экономику. Здесь она на втором месте. А на первом – отношения людей. В нашем случае людей к власти и власти к людям. Акимат подробно объяснил и про административную силу акима, и частные интересы заводчиков, и разъяснительную работу в массах.

Одного не объяснил: почему люди перед акиматом стояли на коленях и восклицали «О мой хан!». Об этом ни слова. Словно произошедшее – обыденный пустяк, в порядке, так сказать, вещей. И не стоит на него обращать внимание.

Стоит. Тут всего два варианта. Первый – люди у акимата провели некую театральную инсценировку, гротеск. По-современному троллинг. Так, господа начальники, реагируйте на это адекватно: например, сообщите, что в акимате оценили проявленный людьми юмор и творческий подход. На мой взгляд, можно было бы сделать и встречный троллинг: допустим, выходит аким к собравшимся, становится на оба колена и говорит:

– Достопочтимые дехкане!

Низко склоняюсь пред вами, ибо вы, как записано в нашей самой главной из всех книг, являетесь единственным источником власти на нашей земле! Повелевайте, что надо сделать, и я отдам все свои силы до последней капли, дабы исполнить волю вашу! Да будет в ваших домах благоденствие отныне и во веки веков!

Второй вариант, к которому я больше склоняюсь: люди никаким театром не занимались, поскольку на их лицах не было видно улыбок, даже затаенных. Скорее можно было различить безнадегу. Которая, судя по всему, случилась от сегодняшней несправедливости и обратилась к позабытым традициям далеких предков. Похоже, того же мнения придерживается и немалое число сетевых комментаторов. Вот некоторые отклики: «Жесть», «Если так хочется на коленях стоять, тогда идите в мечеть», «Это прикол или как?», «Это ужас!».

И ПРИШЛИ ХАМЫ

Вертятся в голове вопросы. Зачем вы, туркестанцы, встали на колени? В шутку или всерьез, не имеет значения. Мы в каком веке живем, а главное, в каком хотим жить? Себя принижать в любом случае не стоит. Когда же мы все привыкнем жить в полный рост? Понятно же, согбенную фигуру издалека не видать. Потом, а почему сам глава Туркестанской области промолчал? Понравилось народное коленопреклонение?

С другой стороны, многие наши акимы лучше бы действительно молчали, чем говорили. Не могу тут не вспомнить, как аким Актюбинской области Ондасын Уразалин, говоря о январских погромах, в том числе в здании областного акимата, поделился с журналистами умозаключением, по-видимому, пришедшем к нему после долгих раздумий: «Наверное, воля Всевышнего была в том, что они (погромщики, – прим. авт.) не переступили порог моего кабинета». Спустя какое-то время к нему пришли около 30 многодетных матерей, обеспокоенных очередью на жилье, низкими пособиями. Однако Ондасын Сеилович теперь уже по своей, акимовской воле, не пустил их в свои рабочие чертоги.

А вот в те же январские дни другой аким, Алматинской области, Канат Бозумбаев сам вышел к собравшимся у акимата людям. Он столь эмоционально призывал их успокоиться, что перешел на мат. Случай с Бозумбаевым совсем не из ряда вон. Наоборот, этот специфический ряд становится таким длинным, что редакция одного популярного сайта под рубрикой «Акиматы и маты» составила рейтинг самых хамовитых казахстанских чиновников. И рейтинг этот регулярно обновляется.

Слово «хам» обычно соотносят с именем сына библейского Ноя. По преданию, после спасения от Всемирного потопа Хам оскорбил отца своим непочтением, заслужив от Ноя проклятие. Однако есть и другая версия, согласно которой «хам» имеет отношение к старому выражению «хамкать». Это слово передавало звук поедания, причем так говорили о человеке, который ел с жадностью, чавкая.

Я вижу нашего хама сплавом из этих двух версий. Каким-то образом получив государственный чин, он в буквальном и переносном смысле насыщается, упивается обретенной властью. Хам очень недоволен, когда кто-то попадает не в тон его чиновничьей души, нарушает звучащую в ней гармонию.

По традиции хан считался избранным, когда его, сидящего на белой кошме, четверо уважаемых в народе людей троекратно подняли над головой. Затем этот ритуал завершали таким же поднятием остальные собравшиеся выборщики.

Известно, что скот, принадлежащий правителю, делился между всеми выборщиками – хан не должен был иметь своего имущества, а должен заботиться о процветании своих поданных.

Мне почему-то кажется, что многих наших больших и поменьше начальников на белой кошме поднять-то подняли, а вот на грешную землю опустить забыли. Не став из-за этой мелочи ханами, они постепенно становятся хамами. Что касается деления их имущества… Хотя о чем это я?

Михаил ЧИРКОВ, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама

Топ 5 читаемых