Примерное время чтения: 15 минут
776

Третий тайм

AP Photo / Anja Niedringhaus / открытый источник

В день своего 65-летия, 17 мая 2018 года, Касым-Жомарт Кемелевич Токаев сказал мне: «Два тайма мы уже отыграли, но ведь в хоккее есть еще третий период, иначе говоря, тайм!»

И вот этот третий тайм развернулся такими масштабными и глубинными реформами Президента Казахстана Токаева, что привел в изумление весь современный мир.

Но не меня. По той простой причине, что я познакомился с будущим Президентом в ранней молодости, сдружился с ним и давным-давно осознал уникальный потенциал его личности.

И Батыр, и Тургенев

В 1979 году мы оба стали сотрудниками китайской референтуры Первого Дальневосточного отдела Министерства иностранных дел СССР. Референтура размещалась в большом помещении и насчитывала более 10 человек. Жомарт сразу обратил на себя внимание – высокий, статный, с иголочки одетый (он вернулся из четырехлетней командировки в Сингапур, где можно было красиво и недорого экипироваться). Кое-кто из коллег величал Ж. Токаева аристократом, а наш начальник, тоже статный, высокий и яркий Михаил Степанович Капица, называл Жомарта казахским Батыром – сильным, храбрым, благородным.

Импонировал этот молодой дипломат и тем, что ко всем относился по-дружески, искренне, доброжелательно. Отличался чувством такта, скромностью, не любил комплиментов в свой адрес. Обожал юмор, шутки, сыпал ими как из рога изобилия. В референтуру часто звонили по ошибке, спрашивали ателье ли это, или магазин, или школа. Жомарт виртуозно отвечал наиболее назойливым нарушителям нашего трудового ритма.

Иногда по вечерам мы отправлялись в кафе. Подобных заведений тогда было мало, приходилось стоять в длинных очередях, чтобы попасть внутрь. Возникали коллизии с конкурентами, другими жаждущими. Гасил конфликтные ситуации Жомарт, изысканно, как положено дипломату.

Важнее, однако, было то, что Жомарт Токаев обладал высоким интеллектом и обширными знаниями и использовал свой потенциал в интересах дела. СССР и КНР пребывали в ту эпоху в состоянии острой конфронтации. В нашем отделе шли споры о том, какой линии Советскому Союзу следует придерживаться в отношении Китая. Некоторые горячие головы призывали к самым крайним мерам воздействия на соседнее государство.

Жомарт Токаев напротив настаивал на взвешенном подходе, убедительно доказывал, что это даст свои плоды. Конфронтацию в конце концов удалось приглушить и встать на путь нормализации советско-китайских отношений. Отстаивая свою позицию, молодой дипломат не просто приводил глубоко продуманные, логичные аргументы, но и демонстрировал несокрушимую твердость характера. Выступать в роли миротворца было непросто, могли обвинить в недальновидности и отсутствии должного патриотизма.

Теперь мы все испытываем чувство благодарности к тем политикам и дипломатам, которые выстроили фундамент дружбы и сотрудничества России и Казахстана с Китаем. В числе таких людей – Касым-Жомарт Кемелевич Токаев. Ну, а твердость характера нынешнего Президента РК может кого-то и удивляет, однако не меня. Я убеждался в данном качестве Касым-Жомарта Кемелевича с упомянутых выше лет и на протяжении всей последующей жизни. Так же как в его феноменальной памяти и других достоинствах. Но об этом позже.

А сейчас о следующем этапе дипломатической карьеры К.К. Токаева. В 1985 году его направили в долгосрочную командировку в посольство СССР в КНР. Я же как раз вернулся из командировки оттуда, и был назначен сотрудником сектора Китая Отдела ЦК КПСС, курировавшего связи с социалистическими странами.

Важнейшая задача посольства – информирование Центра о внутреннем положении и внешней политике страны пребывания. В сектор Китая ЦК КПСС поступало немало полезной информации из пекинского посольства, при этом высоким качеством выделялись аналитические записки К.К.Токаева. Мы благодарили руководителей посольства за эти записки, а они в свою очередь отмечали достижения К.К. Токаева. Заместитель посла СССР в КНР Владимир Павлович Федотов в своих мемуарах прямо назвал Жомарта лучшим молодым китаистом.

При Токаеве и при его активном участии во второй половине 1980-х годов развернулся сложный процесс нормализации советско-китайских отношений, венцом чего стал визит в Пекин в мае 1989 года руководителя СССР М.С. Горбачева. Переводил переговоры на высшем уровне Жомарт. Его китайский язык был и остается безукоризненным.

Дипломаты подчеркивают, что иностранный язык – это их оружие. Так вот, дипломат К.К. Токаев был вооружен, можно сказать, до зубов – кроме китайского он великолепно владел английским и французским языками, не говоря уже о русском.. Один мой коллега заметил: «Президент Казахстана мастер русского слова под стать Ивану Сергеевичу Тургеневу».

Неоценимый вклад

После завершения командировки в Китае К.К. Токаев был направлен на курсы повышения квалификации в Дипломатическую академию МИД СССР. Я к тому времени уже занимал должность проректора этой академии. В первом же разговоре с Жомартом в Дипакадемии я посетовал: «Чему мы можем научить дипломата, который и так все знает? Будем учиться у тебя. Кто-то из древних мудрецов в свое время признал, что больше всего научился разуму у своих учеников».

К.К. Токаев в свойственной ему манере ответил комплиментом на комплимент и приступил к самой серьезной учебе. Шлифовал владение иностранными языками, регулярно (в отличие от многих своих коллег) посещал лекции, выступал (причем виртуозно) на семинарах. А тем временем, в декабре 1991 года, распался Советский Союз. Жомарт сразу же получил предложение перейти на работу в посольство в Москве вновь образовавшегося государства Казахстан. Он поинтересовался моим мнением. Я сказал следующее: «Специалистов по России в Казахстане полным-полно. А вот по Китаю, таких как ты, можно пересчитать по пальцам одной руки. Зачем тебе уходить с китайского направления?» Руководство МИД России в то же самое время уговаривало Касым-Жомарта остаться в Москве и предлагало должность Генерального консула во Вьетнаме.

Пока молодой дипломат раздумывал, из Алматы ему поступило приглашение сопровождать первого премьер-министра независимого Казахстана С.А. Терещенко в ходе официального визита в КНР.

Визит, состоявшийся в феврале 1992 года, прошел в высшей степени успешно, стороны подписали ряд важнейших документов, заложивших основу для добрососедских, взаимовыгодных казахстанско-китайских отношений на длительную перспективу.

К.К. Токаев сыграл ключевую роль в подготовке этих документов, в успешном проведении переговоров с китайским руководством в целом. Как следствие, уже вскоре 39-летний блестящий дипломат был назначен заместителем министра иностранных дел Республики Казахстан.

Ну, а дальше его продвижение по службе стало стремительно развиваться. Рубежи, которые в своем служебном росте достигал Касым-Жомарт Кемелевич, широко известны, нет необходимости их перечислять. Отмечу только, что К.К. Токаев внес неоценимый вклад в создание основ суверенного Казахстана во всех сферах – политической, хозяйственной, административной, образовательной, научной, культурной, спортивной. Оттенить же здесь я хочу тот факт, что за все эти три с лишним десятилетия, я бы сказал, головокружительной карьеры Касым-Жомарт Кемелевич, во-первых, ни на йоту не изменился, не «забронзовел», а, во-вторых, умудряется (именно умудряется) совмещать титаническую государственно-политическую деятельность с целым калейдоскопом забот, занятий, увлечений, хобби.

Желание делать добро

Начну с себя. Все эти долгие годы, занимая высокие посты в Казахстане и на международной арене (зам. Генерального Секретаря ООН и др.), Касым-Жомарт находил время практически постоянно поддерживать связь со мной. Звонил, посылал сообщения по факсу, затем интернету. Он без преувеличения единственный человек на моем жизненном пути, который практически мгновенно реагирует на звонки и сообщения. Всегда. Я не в состоянии действовать так четко даже в отношении довольно ограниченного круга друзей. А здесь государственный деятель с океаном дел и морем людей, жаждущих общения! Всякий раз посещая Москву, К.К. Токаев встречался со мной и с моей ныне покойной женой Наташей, участвовал в наших семейных торжествах. Бывало, мы просиживали за праздничным столом или просто беседуя по 8-9 часов подряд. Никогда не забывал Касым-Жомарт поздравить нас со знаменательными событиями: назначением на должность, присвоением госнаграды, днем рождения. По инициативе К.К. Токаева я как ректор Дипломатической академии был награжден казахстанским орденом «Достык», по его поручению Посол Казахстана вручил поздравительную телеграмму в связи с моим 75-летием.

Кто-то может возразить: доброе отношение к старинному другу, не значит хорошее отношение ко всем. Так вот К.К. Токаев внимателен ко многим другим, с кем сводила его судьба, учеба и работа. Нередко, Касым-Жомарт будучи в Москве приглашал на обед группу сокурсников или коллег по дипломатической службе. Не раз помогал товарищам в трудную минуту. При встречах со мной неизменно интересовался судьбой разных людей. Случалось, напоминал мне о значительных датах в их жизни.

В итоге у меня сложилось твердое убеждение, что Касым-Жомарт Кемелевич тот редкий человек, который стремится делать окружающим добро, не ожидая ответных услуг и слов благодарности.

Точно также с уважением, даже пиететом относится Президент Казахстана к своим Alma Mater, вузам, в которых он учился.

Касым-Жомарт Кемелевич – член Попечительского совета Дипломатической академии и один из наиболее активных его членов. Регулярно выступал в Академии, когда приезжал в Москву. Часто по его приглашению представители Дипакадемии ездили в Казахстан.

Любая дата, которая была в жизни Академии и ее сотрудников, которых Касым-Жомарт Кемелевич знал лично, не оставалась им незамеченной. Фантастическое качество. Я всю жизнь пытаюсь этому учиться, но мне еще далеко до таких стандартов.

И что в ответ кроме любви и уважения Дипакадемия могла предложить? В свое время мы присвоили К.К. Токаеву звание Почетного доктора, потом Почетного профессора Дипакадемии. Он стал единственным, кто является одновременно обладателем этих двух титулов.

Насколько я знаю, Касым-Жомарт не обходит вниманием и МГИМО, где он получил первое высшее образование. Проявляет уважение к другим российским вузам.

Жажда познания

Образование, наука, публицистика вообще любимицы Касым-Жомарта Кемелевича. Трудясь на ответственейших постах, он каким-то таинственным для меня образом все эти годы напряженно занимался наукой. В 2001 году К.К. Токаев защитил в Дипакадемии докторскую диссертацию по политологии. Исследование было посвящено внешней политике Казахстана. Кто еще так ее знает, как человек, который стоял у истоков казахстанской дипломатии. Главная задача внешнеполитической стратегии Казахстана, как определил диссертант, заключалась в том, чтобы создать оптимальные внешние условия для развития государства и модернизации национальной экономики. В этой связи он изучил опыт различных стран.

Защиту организовали в самом престижном, красивом и вместительном Актовом зале Дипакадемии. Он был заполнен до отказа – и нашими сотрудниками, и представителями Казахстана. Прибыл министр иностранных дел России И.С. Иванов.

Защита прошла без сучка и задоринки. Токаев выступил идеально – виртуозное владение русским языком, доскональное знание предмета, умение четко излагать свои мысли, глубокий анализ сложнейших проблем. Проголосовал диссовет единогласно: 17 –«за», против и воздержавшихся «0».

Сразу после окончания защиты выехали в посольство Казахстана на банкет. Собралась представительная компания. Зазвучали речи. Когда предложили выступить мне, я произнес целый спич: «Мой тост будет иметь шуточный подтекст, просьба так к нему и относиться.

Касым-Жомарт Кемелевич – единственный в мире премьер, владеющий китайским языком (кроме, конечно, китайского премьера); он единственный в мире премьер, являющийся выпускником и МГИМО, и Дипакадемии. Сегодня он стал еще и единственным премьером, защитившим в Дипакадемии докторскую диссертацию.

Сложилась такая традиция: все защитившие диссертацию в Дипакадемии идут вверх по карьерной лестнице. Так, Ким Дэ Чжун защитил у нас докторскую и затем был избран президентом Южной Кореи. А.С. Дзасохов после защиты докторской стал президентом Северной Осетии, еще один бывший докторант, присутствующий здесь А.В. Торкунов, является ректором МГИМО. Куда же может продвинуться Касым-Жомарт Кемелевич? В Казахстане - некуда. Президент – выдающийся политик Нурсултан Абишевич Назарбаев. Посол в Москве тоже прекрасный.

Тем не менее ниша для К.К. Токаева есть. Это - Организация Объединенных Наций. Генеральными секретарями данной организации являлись представители многих регионов. А вот от СНГ, от Центральной Азии никого пока не было. Пора такое представительство обеспечить. И лучшего кандидата, чем К.К. Токаев, нет. В заключение скажу: докторант мог выбрать для защиты любой вуз в любой стране мира, но выбрал наш. И мы всегда будем гордиться таким выпускником!»

Я сел, довольный оригинальностью своего тоста. Но оказалось, «подставил» докторанта. Как прокомментировал позднее его помощник: «Тост был движением по лезвию бритвы». За столом находились казахстанские чиновники, которые тут же кинулись звонить в Астану, доносить о «тайных планах Токаева». Я пытался спорить с помощником: «Этот тост произнес не Токаев и вообще не казах, а россиянин, причем шутил». Помощник возразил: «Как казахи говорят, в каждой шутке есть доля шутки!»

Я в итоге очень расстроился, даже ночью не мог заснуть. Так подставить замечательного человека!

После защиты мы собрали все необходимые документы и направили в ВАК. Через какое-то время оттуда потребовали, чтобы К.К. Токаев явился на собеседование. Существует порядок для диссертантов – высокопоставленных лиц, не работающих в сфере образования и науки.

Я пытался договориться об отмене собеседования – все-таки премьер-министр другого государства и при этом профессионал высшей пробы, посвятивший диссертацию тому, чем постоянно занимается уже на протяжении десятилетия, - выработке и реализации внешней политики Казахстана. Убедить ваковское начальство не удалось, и вот 28 ноября 2001 года К.К. Токаев прибыл в ВАК. Я сопровождал его. В собеседовании участвовали пять экспертов. Буквально засыпали вопросами, но диссертант держался великолепно, демонстрировал потрясающую эрудицию, умение убеждать. Упомянутые эксперты до сих пор говорят, что находятся под глубочайшим впечатлением от знаний, кругозора, ораторского мастерства этого государственного деятеля.

Касым-Жомарт Кемелевич не остановился на защите диссертации, как часто бывает с политическими деятелями, а продолжал заниматься наукой: выпустил десятки монографий, сотни статей и постоянно выступал на темы, посвященные различным моделям модернизации. Многие из исследований изданы и изучаются в десятках стран. В частности, студенты, аспиранты Дипакадемии и других российских вузов регулярно пользуются трудами Токаева.

«Слово об отце»

Что касается меня, то я с удовольствием читаю и перечитываю все работы Касым-Жомарта Кемелевича, черпаю из них мудрые мысли и полезную информацию. Но в морально-психологическом плане наибольшее воздействие произвела на меня его книга, посвященная жизни и творчеству отца, Кемеля Токаева выдающегося казахского литератора, а также его маме Турар Шабарбаевой («Слово об отце», Алматы, 2008). Читать без глубоких эмоций эту трогательную книгу невозможно. Под впечатлением произведения Жомарта я написал книгу о своих родителях, которую подарил Президенту Казахстана в день его 69-летия.

Наука и публицистика, при всех масштабах вовлеченности в них Касым-Жомарта, еще далеко не вся палитра его интересов и увлечений.

Президент читает прессу – казахстанскую и зарубежную, пользуется социальными сетями в интернете, смотрит новостные и аналитические программы по телевидению, следит за культурной и спортивной жизнью своей страны, а заодно многих других государств.

Еще одно поразительное достоинство К.К. Токаева – скромность. Десятилетия на вершинах власти ни на йоту не изменили его. Разговариваешь с всемирно известным государственным деятелем, и ощущение такое, что перед тобой все тот же юный коллега по китайской референтуре МИД СССР. А ведь большинство людей при даже скромном карьерном росте меняются до неузнаваемости.

Такой характерный сюжет. В Галерее славы Дипакадемии размещались портреты К.К. Токаева как одного из знаменитых выпускников. При этом мы исходили из того, что это важно для самого вуза.

В Академии как-то гостила группа профессоров из Оксфордского Университета, и я им сказал: «Оксфордский Университет знаменит благодаря вам, вы такие прекрасные профессора». Они ответили: «Оксфорд знаменит не профессорами, а выпускниками. Тем, что в Оксфорде учились Ньютон, Черчилль, Диккенс, Тэтчер и многие другие». То же самое касается Дипакадемии. Если ее и уважают, то благодаря выпускникам. Таким, как К.-Ж. Кемелевич Токаев. Но он был против этого и настаивал, чтобы мы сняли его портреты.

Скромность проявляется и в семейных вопросах. Касым-Жомарт Кемелевич не любит обсуждать личное, но я все-таки отмечу, что у него замечательный сын. Вслед за отцом он блестяще защитил в 2009 году диссертацию (пока кандидатскую) в Дипакадемии и выпустил фундаментальную монографию на тему «Казахстан и Запад в условиях глобализации».

Вот таков мой взгляд на юбиляра. А в заключение отмечу, что Касым-Жомарт Кемелевич Токаев уже показал всему миру, что он реформатор с большой буквы. Не все верят в успех нынешних преобразований в Казахстане, ссылаясь на неблагоприятную международную обстановку, нарастание национализма и авторитаризма в современном мире.

Но мне кажется, третий тайм принесет победу! Президент Казахстана помнит восточную мудрость: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен, если вы не знаете, как воспользоваться этими переменами!»

Евгений Бажанов, Заслуженный деятель науки России. Ректор Дипломатической академии МИД России (2011-2019)

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых