Примерное время чтения: 10 минут
263

Синдром вчерашнего борща

Теперь всё, что молвит Касым-Жомарт Токаев, сразу попадает опадает в историю

КАК СЛОВА ПРЕЗИДЕНТА КАЗАХСТАНА ВОСПРИНИМАЮТ СЕГОДНЯ И ИНТЕРПРЕТИРУЮТ НЕ ТОЛЬКО В НАШЕЙ СТРАНЕ, НО И В СОСЕДНИХ С НАМИ СТРАНАХ, ДА И ВООБЩЕ В МИРЕ? ЭТИМ ВОПРОСОМ ЗАДАЛИСЬ ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Отметим, что Касым-Жомарт Кемелевич на минувшей неделе трижды блистал в информационном пространстве, вновь став главным, как ныне принято выражаться, ньюсмейкером страны. Ну и понятно, слова его, сказанные и на Национальном курултае, и в интервью российскому телевидению, и на Петербургском экономическом форуме вновь стали предметом самых разных оценок и интерпретаций. И разожгли в иных нездоровых головах истерику. Публика у нас заряженная какая-то. Кому-то понравились высказывания Токаева, кому-то не понравились, это естественно, однако зачем же так с ума-то сходить? Вот не хотят люди, чтобы слова лидера их объединяли, хотят обязательно так, чтобы разделиться. А ведь Токаев говорил очень сдержанно, никого стараясь на оскорбить или унизить. Ну да ладно. Что касается главного, сказанного президентом, то выделить это можно одним словосочетанием: не надо дёргаться. Это адресовано публике как внутри Казахстана, так и за его пределами. Токаев ведёт корабль галсами, вынужден так вести. Ветры нынче суровые и дуют с разных сторон, потому и маневрировать приходится с предельной осторожностью. Но капитан видит курс, демонстрируя высокий уровень в политическом вождении, что бы ни говорили о нём его недруги. Он мастерски обыгрывает болезненные, неудобные для прямых откровений темы, сохраняя при этом главный свой лейтмотив. И вместе с тем даёт понять всем, кто умеет слушать не только слова, но и паузы между ними: он знает куда хотят отвести корабль, кто его враги, а кто друзья. На кого можно положиться, а кто только и ждёт, чтобы повторить январскую попытку изменить курс. Сдержанность и уверенность в словах. Это очень важно, если учесть, в какой сложнейшей обстановке приходится ему и удары держать, и уходить от них, и отвечать, если надо…

Виктор ВЕРК: Да уж, президенту ныне пришлось вспомнить недавнее дипломатическое прошлое. Но для начала он предпринял титанические усилия, чтобы оправдать поспешное проведение референдума. Выступая перед делегатами курултая (которых, к слову, непонятно кто и как выбирал), глава государства призвал разъяснять населению суть конституционных поправок. Стесняюсь спросить: как это понимать? Выходит, 5 июня люди голосовали не пойми за что? Может быть, стоило сначала созвать курултай (в данном случае его синоним – конституционное собрание), а уж потом скликать честной народ на плебисцит? А так выходит, что курултай (который со времен Чингисхана формировался снизу вверх. А теперь был спешно собран сверху вниз) понадобился исключительно для демонстрации серьёзности президентского намерения действовать по принципу: мы тут посоветовались, и я решил. Для таких случаев в стране насоздавали кучу консультативно-совещательных органов – от НСОД до Ассамблеи народа. Люди в них регулярно заседают – слушают-постановляют, а стране от этой их активности не жарко и не холодно. А ведь есть ещё и парламент, которому ныне только ленивый не предрекает преждевременные ро… то есть досрочные выборы. Теперь вот президент предлагает создать при курултае некую одноимённую онлайн-платформу. Куда каждый гражданин может прислать свои предложения касательно реформ и вообще судеб отечества. По идее, ровно то же самое избиратели должны делать через своих депутатов (ну, или парламентские фракции партий), за которых они голосовали на выборах. Но в наших палестинах принято голосовать не за партии, а фактически за одну большую партию поддержки единственно верного президентского курса. И затея с курултаем – ещё одна попытка идеологов Акорды создать иллюзию того, что во времена нашей с тобой молодости именовалось «нерушимым блоком коммунистов и беспартийных». Но штука в том, что президенту Токаеву не нужны искусственные симулякры общественной поддержки. Публика ждёт от него не очередного квазинародного вече, а конкретных результатов строительства «слышащего» и «справедливого» государства. Касым-Жомарт Кемелевич вроде бы справедливо говорит о том, что новый Казахстан не построить ни за месяцы, ни даже за год. Но зачем вместо конкретных строительных работ создавать ещё одну непонятную структуру с малоавторитетными персонажами и расплывчатым функционалом? Это как жена предложит вместо горячего ужина ворох рецептов блюд, отведать которые тебе, может быть, повезёт спустя месяцы, а то и годы…

С. К.: Согласен, вопросов ещё немало. И со сроками всей этой трансформации, и с тем, кто является идеологом этих преобразований (впрочем, имена, или, точнее, имя одного из приближённых к Токаеву персонажей звучит в последнее время постоянно…). И этими вопросами президента будут и будут донимать, атаковать, пытаться надавить на него. Думается, уже этой осенью ответы на многие вопросы будут получены. А уж до конца года и подавно. Всё ли станет ясно? А кто-то может сегодня сказать, что вообще в этом мире всё ясно? Или хотя бы наполовину из того, что происходит за последние два-три года? Но, повторюсь, главное – Токаев не поддаётся давлению. Чтобы он поменял направление, больше не вёл корабль галсами, а пошёл прямым курсом куда-нибудь в сторону, которую укажут. Скажем, в сторону от ЕАЭС. В этом ныне цель атакующих – оторвать Казахстан от ОДКБ и ЕАЭС. На это брошены все ресурсы. Но что сказал Токаев об этом? «Даже в очень специфических условиях будем работать, и полагаю, что ЕАЭС имеет перспективу, несмотря на все экономические трудности. Страны, которые сочли возможным войти в него, имеют силу, потенциал». Рискну взять на себя роль переводчика с «дипломатического языка на общепонятный»: не надо ЕАЭС хоронить, он нам нужен, и мы в нём будем, несмотря на все ваши усилия нас оттуда выбить. И в то же время Токаев в интервью ВГТРК указал на постоянные напоминания о том, что нарушать санкции против нашего главного торгового и экономического партнёра никак нельзя, иначе последуют уже санкции против самого Казахстана. Как тут вести корабль? Как провести его между рифами и сильными течениями? Да ещё, извините, если на борту не все хотят идти таким курсом, а будоражат команду, чтобы и вовсе сместить капитана…

В. В.: А, ты уже перешёл к разделу «О международном положении»… Что ж, здесь президент Токаев выглядел весьма эффектно – что в интервью российскому телевидению, что в панельной дискуссии с Владимиром Путиным при модераторстве известной Маргариты Симоньян. Наш капитан держался молодцом – настолько, что создавалось впечатление: весь этот спектакль придуман ради того, чтобы единственный на сегодня рукопожатный в мире союзник Москвы сохранил лицо, явив себя «не халявщиком, а партнёром». И ему это триумфально удалось, особенно в мизансцене, где речь шла и признании или непризнании так называемых самопровозглашённых территорий по всему миру. Если порыться сейчас в Казнете, то можно оглохнуть от славословий в адрес твоего одношкольника. Но факты говорят о том, на тему чего мы с тобой уже как-то базарили, – о заметном дефиците у Казахстана политической субъектности. Даже на фоне сегодняшней, утомлённой санкциями России опасность попадания нашей с тобой родины под вторичные санкции, избыток в наших банках токсичной рублёвой массы, невесёлые перспективы родного тенге, грозящего обвалом уже к осени. Всё это и многое другое портит послевкусие от блестящих дипломатических ходов президента за рубежами страны и амбициозных планов внутри её. Что же будет с родиной и с нами? Внятного ответа мы пока не получили…

С. К.: Что будет?.. Вот так прямо возьми и скажи? А что, если этого сегодня, повторюсь, никто не знает? Есть, как говорят разные источники, кое-какие планы, намерения, но в мире как-то всё стало уж больно непонятно… Если же вернуться к высказываниям президента, то каждый слышит в них своё, или уж совсем не своё, или вовсе ничего не слышит. В таком уж положении ныне Касым-Жомарт Кемелевич, что ни скажи, сразу вой, или хор одобрения, или гул недоумения, но уж никак его слова не обходят молчанием. Планида у него такая. Ибо общество наше уж сильно накачено такой вот нехорошей энергией, и продолжает накачиваться. И если как-то всё же обобщить эту серию выступлений президента, то вывод, на мой взгляд, такой: сказано, что никаких резких движений не будет, а будет постепенная трансформация этого нашего экзальтированного общества. То есть революций и кантаров не ожидайте. Сказано: я вижу, я чувствую, я даже знаю, кто стоит за теми, кто пытался меня сместить, поэтому и выводы буду делать соответствующие. Вернее, уже сделал… А всем любителям провокаций, пытающимся склонить меня (нас) к каким-то резким и необдуманным ответам, я ничего больше не скажу, вы и так всё понимаете, вы и так будете отрабатывать свои гранты-гонорары, поэтому и диалога у нас с вами не может быть. Вот с теми, кто вам эти гранты-гонорары платит, мы разговариваем, вынуждены пока разговаривать… А с вами просто не имеет смысла.

В. В.: А тебе не кажется, что и власть, и определённая часть общества уже изрядно зациклились на кантаре? Да, мы пережили трагедию, в потайных пружинах которой ещё предстоит разобраться, а сделать это, боюсь, получится только после завершения биологического цикла одного почтенного джентльмена. Но пока-то надо двигаться вперёд, развивать производство, поднимать народу ну очень смешные зарплаты и пенсии, наращивать экспорт, укреплять бюджетную дисциплину и т. д. Сегодня казна сводит концы с концами исключительно благодаря трансфертам из Нацфонда, и это ни для кого не секрет. А что будет завтра? На какие, грубо говоря, шиши будем новый Казахстан строить? Пока я не вижу ни в окружении президента, ни вне его людей способных предложить эффективную дорожную карту. А чтобы надувать щеки на курултаях и писать восторженные посты в соцсетях о «тигре-президенте», большого ума не надо… Да, второй президент Казахстана за три года своего квартирования в Акорде добился главного для себя – стал полноценным Ноль Первым. Да, у него устойчиво высокий рейтинг общественной поддержки. Но, думаю, ты не станешь спорить с тем, что этот рейтинг базируется на ожиданиях. Нам десятилетиями обещали прекрасную жизнь в …цатом году. А мы хотим сегодня! И кормчий наш очевидно хочет. Так дайте нам тарелку борща, а не очередной рецепт его приготовления. Формула «за вчерашним борщом приходите завтра» – увы для власти! – больше не работает…

С. К.: Вот тут с тобой сложно не согласиться. Замечу напоследок, что президент предложил вновь сделать праздником день 25 октября, когда была принята в 1990 году «Декларация о суверенитете». Я очень хорошо помню тот день и эту декларацию. Очень хорошо помню, какие ожидания были в момент её принятия. Сколько было сказано слов о том, что наша страна будет демократической, стремительно развивающейся, прогрессивной, передовой, уважаемой во всём мире. И ведь все мы были почти уверены в том, что всё так и будет. И как хотелось в такой вот стране пожить. Как ты полагаешь, почему ничего из всего этого не получилось? Только ли «почтенный джентльмен» в этом виноват? Однако надежда на то, что ещё удастся такую страну хотя бы увидеть, по-прежнему жива…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых