Примерное время чтения: 8 минут
23

Новая форма старого содержания?

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов – о происходящем в стране, вокруг неё, и о том, почему происходящее так сильно разнится с ранее обещанным [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Одна из самых обсуждаемых в последнее время тем в нашем благословенном гражданском обществе – возврат денег олигархов из-за рубежа. Об этом говорят теперь очень многие, если не все, во всяком случае в так называемой блогосфере. Все жаждут вернуть награбленное и уворованное, вернуть назад в страну, вернуть народу. Для многих жаждущих справедливости нет ничего проще объявить о том, какие капиталы уворованы и вывезены, обозначить их и потребовать у правительств тех стран, где капиталы находятся? Отдать наше своё посконное. Чего тут мудрить-то? Ясное дело, что ворюги денежки-то незаконно увели, так давайте их обратно, господа буржуи, а не то мы… А и в самом деле, чего мы можем? Вернее, руководство нашей благословенной страны, как может вернуть эти миллиарды? Как написал на своей странице в соцсети известный казахстанский политолог Эдуард Полетаев, «вопрос возврата активов из-за рубежа теперь в ключевой повестке казахстанского правительства. Это инициатива и политическая воля президента Касым-Жомарта Токаева. Ещё в апреле прошлого года, после трагических январских событий, глава государства поручил правительству разработать план по возврату денег из офшоров в Казахстан. В рамках кампании было возбуждено 56 уголовных дел в отношении казнокрадов. В марте нынешнего года президент призвал парламент ускорить принятие закона РК «О возврате государству незаконно приобретенных активов». Итак, согласно Полетаеву, это всё наши внутренние дела – разработать закон, принять его, возбудить дела, это мы можем. Однако, как показывает практика, говорит дальше Эдуард Эдуардович, деятельность по возврату из-за рубежа добытых незаконным путём денежных средств и иного имущества сопровождается целым спектром проблем, в результате которых далеко не всегда удаётся вернуть выявленные и даже конфискованные или замороженные на территории иностранного государства активы. «Бывает, что компетентные органы иностранных государств отказывают в исполнении запросов об аресте активов. Причинами отказов служат особенности законодательств, выбытие имущества из собственности обвиняемого, недостаточность доказательств, подтверждающих преступную деятельность либо нахождение активов во владении обвиняемого, и иные основания, в том числе формальные. Существенную трудность представляет и выявление преступных активов на территории иностранного государства, что в ряде случаев обусловлено отсутствием двусторонних соглашений об обмене соответствующей информацией». Так что выявить это одно, а вот вернуть – другое. Причём всегда совсем другое. Потому эти денежки и прятали-то далеко за морем, знали, куда прятать, что даже выявленные уворованные капиталы вернуть будет ох как трудно. Так что уж извините, дорогие сограждане, за некоторую грубоватость, жёсткость и прямоту, нам на эти уворованные миллиарды губу раскатывать нечего, скорее всего, если и удастся вернуть хоть что-то домой, то эта сумма вряд ли удовлетворит наше распалённое масштабами вывезенного ожидание. Как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок…

Виктор ВЕРК: Со стороны всё это напоминает стрельбу из пушки со сбитым прицелом по назначенным мишенями воробьям. Начнём с того, что никто даже в первом приближении не представляет себе реальных масштабов воровства. Называются разные цифры – то гомерически большие, то абсолютно смехотворные. А ведь президент, помнится, озвучивал цифру 162. Именно столько людей, как принято считать, контролируют экономику и финансы страны. Один очень-очень давно экспремьер Акежан Кажегельдин считает, что их гораздо меньше. Заявив об этом в одном из своих недавних интервью, Акежан Магжанович не пожелал продолжить мысль: большинство реальных хозяев «старого Казахстана» носят одну фамилию и продолжают делать погоду в том Казахстане, который с некоторых пор принято величать новым. Между тем господин Кажегельдин, занимающийся темой утекающих капиталов много лет и, как говорится, съевший на этом собаку, высказал ещё одну трезвую мысль: чтобы разобраться, что произошло с собственностью, нужно сначала провести расследование – да не простое, а всестороннее и непредвзятое, способное вызвать у тех зарубежных инстанций, от которых зависит политическое решение вернуть эту вывезенную собственность на её родину, полное и безусловное доверие и желание всячески содействовать в возврате нажитого непосильным трудом простых казахстанцев. Для такого расследования – с привлечением независимых от старо-нового Казахстана экспертов и инстанций, и в первую очередь того самого гражданского общества, независимой прессы, не прикормленных властью политических партий и беспартийных политиков – ничего из этого джентльменского набора у нас в наличии нет. Как и не было все эти годы политической воли для реального формирования такого набора. Неудивительно, что все попытки вернуть «незаконно приобретённые капиталы», для чего сейчас додумались даже специальное госагентство создавать, оборачиваются борьбой нанайских мальчиков. Так что буря вокруг этой темы, поднятая в соцсетях, вызывает в лучшем случае кривую усмешку у обитателей офлайн-Казахстана, жизнь подавляющего большинства которых окончательно превратилась в выживание.

С. К.: Да у нас, кроме проблем вовне, и внутри-то всё наперекосяк. Об инфляции, повышении цен на всё и вся, причём чуть ли не каждодневного повышения, уж и говорить-то устали. А вот официальная статистика себе верна. Она в магазин и на рынок не ходит. И вот что она сообщает: в мае месячный индекс потребительских цен замедлился и составил 0,6% по сравнению с 0,9% в апреле. В то же время цены на платные услуги повысились на 0,7%, продовольственные товары и непродовольственные товары подорожали по 0,5% каждый. Повышение цен отмечено на услуги воздушного пассажирского транспорта на 11,5%, железнодорожного – на 2,5%. Это я выражаюсь языком официоза. Итак, дальше. Наблюдается рост цен на услуги санаториев на 5,6%, в области отдыха и спортивных мероприятий – на 2,9%, услуги детских дошкольных учреждений – на 1,7%, здравоохранения – на 1,4%. А вот что насчёт продуктов питания: цены выросли на плодоовощную продукцию, в мае капуста подорожала на 23,8%, лук – на 9,9%, виноград – на 9,6%, морковь – на 8,6%, яблоки – на 5,3%, картофель – на 4%. Повышение цен отмечено на рис – 2,5%, прохладительные напитки – на 1,9%, молоко питьевое – на 1,8%, чай – на 1,6%. А вот огурцы, согласно этой статистике… подешевели на 39,6%, помидоры – на 23,7%, перец сладкий – на 7,6%, крупа гречневая – на 4%, бананы – на 3,8%. А вот общий прирост цен в мае наблюдался на сжиженный газ в баллонах 1,7%, бензин – на 1,2%, дизельное топливо – на 0,7%. Цены по сравнению с прошлым месяцем повысились на одежду и обувь на 1,3%, товары личного пользования – на 1,2%, посуду – на 0,9%, моющие и чистящие средства – на 0,8%. А что же инфляция? В мае (в годовом исчислении) она составила 15,9%. В целом же цены на продовольственные товары повысились на 16,5%, непродовольственные товары – на 17,2%, на платные услуги – на 13,5%. И это, повторюсь, только официальные цифры, приводить оценки независимых экономистов не буду, они резко от официоза отличаются. Но даже эти цифры – что, не кризис? Хорошо, не кризис, тогда что? Предкризис? Ну, назови как хочешь, одно ясно: жить-то становится всё сложнее. Считают, считают, сколько казахстанская семья тратит только на питание, кто как считает. Кто утверждает, что 52% всех доходов, кто – 70%. Но факт есть факт, больше половины всего, что зарабатывают. На питание и коммуналку. А скоро и того больше будет, потому только и говорят, как о повышении тарифов на воду, электричество, тепло и прочее. Не кризис, нет? Не будем обострять. Мы за конструктив, позитив, в крайнем случае за паллиатив.

В. В.: Заметь, при этом никто из наших уважаемых и не очень политиков, политологов и прочих разных ЛОМов (в смысле: лидеров общественного мнения) не обратил внимания на то, о чём мы с тобой базарили в прошлый раз. Я имею в виду данные аудиторской палаты о неэффективности большинства пресловутых национальных проектов. А ведь это повод  для как минимум парламентского расследования. А как максимум – для вотума недоверия правительству. Ведь выделенные на нацпланов громадье триллионы тенге могли бы пойти на реформы, так сказать, с «человеческим лицом»…

С. К.: Реформы, говоришь? С лицом? Ну, одну такую реформу мы наблюдаем вот уже пятый год воочию. Это попытка реформы жилищно-коммунального хозяйства. Давайте честно: тут всё провалено. Давайте честно и предельно ясно: теперь в системе ЖКХ воцарился полный бардак. Я даже не извиняюсь за это непотребное слово, но именно оно выражает нынешнее состояние дел в данной сфере. Всё провалено, теперь никто не понимает, что здесь творится. Признали необходимость сохранения кооперативов собственников квартир (КСК), признали необходимость создания объединений собственников имущества (ОСИ) и простых товариществ (ПТ), признали также необходимость управляющих компаний… В общем, признали, что ничего путного здесь сделать они не в состоянии, а как сделать что-нибудь путное, не знают. А жизнь идёт. Дома городские ветшают, коммуникации буквально истлевают, председатели КСК как воровали, так и воруют, всё приходит в негодность, и как это всё сохранить, никто, повторяю, не знает. А ведь конкретно кто-то всё это реформировать предлагал, и конкретно кто-то всё это провалил. Так? Кто это? Назовите конкретные имена и фамилии. Не хотите? Тогда каких таких реформ вы хотите? Когда никто ни за что не отвечает, не боится наказания за провалы и саботаж, за игнорирование указаний главы государства, за пренебрежение своими непосредственными обязанностями госслужащих. Тогда любые ваши программы и планы – это фикция, бумажки, пусть и красиво написанные. А процессы, между тем, идут…

Виктор Верк и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых