134

Есть ли у нас планы? Есть, да ещё какие!

Кайрат Келимбетов: Всё, что делается государством, должно быть понятно для общества

ДВОЙНОЙ ШОК ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ: КОРОНАВИРУС И СНИЖЕНИЕ ЦЕН НА КЛЮЧЕВЫЕ ЭКСПОРТНЫЕ ПОЗИЦИИ. ДАЖЕ ЧЕЛОВЕКУ БЕЗ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПОНЯТНО, ЧТО НЕФТЯНОЙ СУПЕРЦИКЛ ЗАВЕРШАЕТСЯ. НУЖНО ЧТО-ТО МЕНЯТЬ. УЖЕ СТРАТЕГИЧЕСКИ. В ПРОГРАММЕ ТЕЛЕКАНАЛА «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС» НЕИЗМЕННЫЙ ЕЁ ВЕДУЩИЙ ЖУРНАЛИСТ ЕРЛАН БЕКХОЖИН, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВЛЕНИЯ АО «АГЕНТСТВО «ХАБАР» БЕСЕДОВАЛ НА ЭТИ И МНОГИЕ ДРУГИЕ ТЕМЫ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ АГЕНТСТВА ПО СТРАТЕГИЧЕСКОМУ ПЛАНИРОВАНИЮ И РЕФОРМАМ СТРАНЫ, УПРАВЛЯЮЩИМ МЕЖДУНАРОДНЫМ ФИНАНСОВЫМ ЦЕНТРОМ «АСТАНА» КАЙРАТОМ КЕЛИМБЕТОВЫМ. [газетная статья]

ЗАДАЧИ – МАСШТАБНЫЕ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ – ПЕРСОНАЛЬНАЯ

Ерлан БЕКХОЖИН: Не один кризис потребовался стране, чтобы наконец-то перейти к проектному подходу в экономике. Касым-Жомарт Токаев жёстко заявил, что нужно отказаться от неэффективных госпрограмм и ввёл национальные проекты. Они более структурированы, в них закреплены конкретные ответственные лица. А в чём ещё их отличие от прежней модели управления экономикой?

Кайрат КЕЛИМБЕТОВ: Бюрократический аппарат или государственная служба должны переориентироваться на те задачи, которые непосредственно стоят перед страной. Сам подход к реформированию этих структур базируется на принципе так называемой человекоцентричности. Всё, что делается государством, должно быть понятно для общества и направлено прежде всего на повышение благосостояния граждан. Для того чтобы эти задачи решать, нужны приоритеты. В феврале этого года глава государства утвердил своим указом 10 общенациональных приоритетов в трёх основных сферах: в социальной свете, например, в сферах образования и здравоохранения. Это реформа институтов, новая модель государственного управления. И в сфере диверсификации экономки. Для того чтобы добиться реализации этих задач были сконцентрированы и сформулированы 10 общенациональных проектов, где министерства и ведомства объединяются вокруг решения одной задачи. Например, нацпроект о здоровее нации. Является ли это проблемой только Минздрава? Это касается и других министерств, которые отвечают за пропаганду здорового образа жизни, это тематика и Министерства образования, планирования уроков физкультуры в школах и в университетах. А в госпрограммах каждое министерство видело свою ведомственную задачу и старалось не общаться с другими министерствами. Чтобы переодеть ведомственную разобщённость, и был принят общегосударственный подход, когда мы перешли от государственных программ к проектному управлению. В этом большое отличие от госпрограмм, когда нацпроект является очень понятным документом, буквально несколько страниц, и очень мобильным. Любой гражданин может узнать, чем в этом проекте люди занимаются и с кого спрашивать.

Е. Б.: А здесь как-то система наказания предусмотрена?

К. К.: Сама система ответственности предполагает её персональную составляющую за невыполнение задачи. Сейчас в реформе госслужбы даже высокопоставленный служащий будет освобождаться от занимаемой службы, в зависимости от того, как решаются задачи. Каждый человек будет знать, за что его ждёт то или иное наказание и стремиться к тому, чтобы его избежать.

ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ ВСЕХ И КАЖДОГО

Е. Б.: Вы говорите очень правильные вещи, более того, очень красиво. А какой «выхлоп» будет, когда казахстанец почувствует: ой, рахмет, нацпроект, как мне помог, как улучшил качество моего жизни?

К. К.: Например, до 2025 года предполагается, что мы достигнем средней продолжительности жизни в Казахстане в 75 лет. В сфере образование не будет трёхсменных школ. Для решения этих и других задач будут инвестироваться триллионы тенге.

Е. Б.: То есть намечены чёткие показатели?

К. К.: Да. Например, для меня важен вопрос качества образования и ликвидации разрыва между различными регионами и внутри регионов, между городской и сельской местностью. То есть сегодня система образования должна стать тем социальным лифтом, когда человек из любого населённого пункта сельской местности и в городской местности должен получать высокое качественное образование. Как этого достичь? Есть измеримые международные стандарты, так называемый коэффициент PISA, где определяются экзамены наших детей по чтению, математике, естественным наукам. И перед всей системой образования, перед всеми госорганами стоит задача выровнять уровень образования внутри страны и достичь высоких показателей на мировом уровне.

ПРОЖИВЁМ И БЕЗ НЕФТИ?

Е. Б.: Вы как-то заметили, что мы видим чуть ли не последний раз хорошие цены на нефть. Что имелось здесь в виду?

К. К.: Недавно делегация Казахстана во главе с премьер-министром была в Глазго на глобальной конференции по экологии. И там была подтверждена решимость Евросоюза и США предъявлять жёсткие требования к странам – экспортёрам углеводородных ресурсов либо той или иной продукции, которая создана на базе электроэнергии, произведённой из угля, либо из других недружественных зелёной энергетике и ресурсов. Теперь всё это будет облагаться налогом. То есть очень серьёзные будут у нас в перспективе ограничения. А мы – страна, которая экспортирует углеводороды и в Евросоюз, и в Китай. Два экономического центра будут теперь предъявлять серьёзные требования по зелёным стандартам. Поэтому не стоит рассчитывать на то, что цены начнут расти на углеводородные ресурсы. Использование этих ресурсов будет сокращается в мировой экономике. Они полностью не уйдут, потому что нужны, в том числе в нефтегазовой промышленности. Например, когда мы говорим про переход на электромобили или про новое оборудование в здравоохранении, это прежде всего пластик, и он производится в нефтегазохимии. Будущее у нефтегазохимии и нефтегазовой области есть, но оно будет не таким большим по объёму и по ценам. Трудно рассчитывать, что они всё время будут высокими.

Е. Б.: Да, чтобы зарядить электромобиль, нужна электроэнергия от ГРЭС, которая работает за счёт угля...

К. К.: Это отдельная большая тема – стратегия перехода к низко углеродной экономике. Сейчас каждый экономический субъект будет определяться, какой он углеродный след оставляет, что для производства продукции и на базе какой электростанции это делается. Нами было принято решение о том, что мы в целом присоединяемся к глобальной ответственности. В прошлом году глава государства объявил о том, что Казахстан планирует к 2060 году достичь углеродный нейтральности. Как это сделать? Недавно премьер-министр был в Эмиратах. Мы договорились о том, что вместе с арабскими партнёрами и с фондом «Самрук-Казына» направим серьёзные инвестиции в создание новых электростанций на базе солнечной и ветровой энергии. То есть потихоньку с 3% нынешних возобновляемых источников энергии, хотим нарастить их объём до порядка 15%. Будет также использоваться газ как источник для ТЭЦ. Изучается вопрос по атомной энергетике. В ближайшие 10 лет мы планируем сократить роль угля с 70% до 40%. Мы думаем, что в ближайшие 15-20 лет появятся новые доступные технологии в электроэнергетике. Это всё не на глазок, а конкретно будет измеряться и перепроверяться всеми соответствующими мировыми структурами.

ДЕНЬГИ – В ЦИФРУ

Е. Б.: А как планируется работать с цифровыми валютами? Вы, как экс-министр экономики, глава Нацбанка, как относитесь к новым технологиям в этой сфере?

К. К.: Нацбанк сейчас занимается вопросами национальных цифровых валют. Готовится соответствующий пилотный проект. Частные криптовалюты в Казахстане запрещены, но было поручение президента на встрече с финансистами в Алматы чтобы Нацбанк, Агентство по финурегулированию изучили возможность создания у нас криптобирж. Соответствующие документы по линии Международного финансового центра «Астана» мы подготовили. Здесь главный вопрос – регулирование между системой МФЦА и банками второго уровня. И мы по цифровизации сегодня активно работаем.

Е. Б.: А каково ваше личное отношение к криптовалютам?

К. К.: Когда начались первые инвестиции в криптовалюты, их рынок был небольшим, порядка 500 млрд долларов. Сегодня это 2 трлн долларов. Во многих странах разрешены такие инвестиции, но это для каждого человека содержит определённый риск, за который государство не отвечает и это дело не поощряет. Сегодня технологии блокчейн находят широкое распространение. Будут ли эти криптовалюты, именно эти, в ближайшей перспективе, этого никто не знает. Я думаю, что здесь чётко должны быть прописаны права потребителей, и должны быть решены все вопросы по борьбе с отмыванием денег и финансирование терроризма. Должна быть очень прозрачная сфера для государств. Когда эти вопросы будут утрясены, поскольку граждане Казахстана покупают эти криптовалюты, это должно происходить открыто и прозрачно.

Е. Б.: А вы для своего семейного бюджета не приобретали криптовалюты?

К. К.: Я не рекомендую это пока внутри семьи. Но это не значит, что это неинтересная инвестиция. Есть очень много специалистов, и, в частности, на многих биржах работают специальные инвестиционные фонды, которые сосредоточены на криптовалютах, которые, как вы знаете, очень волатильны. Можно очень много выиграть, но и много проиграть. На уровне государственных органов никаких рекомендаций тут быть не может.

ВОПРОС ОТ ГАЗЕТЫ «АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ КАЗАХСТАН»

Е. Б.: Ну и традиционный вопрос от наших информационных партнёров, не знаю, больше как к эксперту по «зеленым финансам» или как к главному по стратегическому развитию. Итак, редакция и читатели газеты «Аргументы и факты» у вас спрашивают: «В Казахстане до 2025 года запланировано посадить 1 миллиард деревьев. То есть за три года надо выполнить такой колоссальный объём работы – по несколько миллионов саженцев в месяц. Специалисты называли нам разные цифры этих миллионов. Как вы считаете, это выполнимо? И если да, то каким образом?».

К. К.: Это планирование базировалось на мнении Министерства экологии, которое считает, что задача выполнима. Это, в том числе, задача по лесопосадкам, часть нашего вклада в глобальную ответственность. Цифры, конечно, большие и впечатляющие. Я думаю, что те эксперты, которые разрабатывали этот план, считают, что данная задача выполнима, и я полагаюсь на их экспертное мнение.

Подготовил Марк ЛОТВИН

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых