Примерное время чтения: 8 минут
249

Миссия добра  

Их родители в это время посетили тренинги, а специалисты по работе с особенными ребятишками пополнили копилку знаний о методах социализации их подопечных. Таков итог международной гуманитарной программы «Миссия Добро», в рамках которой российские педагоги и психологи делились опытом в Таразе [газетная статья].

НЕСЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Обнимались, плакали, никак не могли распрощаться. И бесконечно благодарили. Наши – за полученные практики, за осмысленный детский взгляд, за надежду в глазах матерей. Россияне – за радушный прием, за теплоту общения, домашнюю выпечку.

Это было такое взаимное очарование! Профессиональным подходом, знаниями, работоспособностью, а главное, отношением к особенным детям: очень бережным, очень чутким. Слушать и слышать – это базовый принцип работы с детьми с ментальными отклонениями российских специалистов, и на том же стоит Центр социальной адаптации для детей с ограниченными возможностями «Аруна – Тарази», возглавляемый Айгуль Саимкуловой. То есть они нашли друг друга: Айгуль и ее российские коллеги, приехавшие поделиться опытом: декан факультета специального (дефектологического) образования Дагестанского государственного педагогического университета (ДГПУ) Патимат Омарова, руководитель студии развития «Гармония роста», клинический психолог, нейропсихолог, преподаватель Самарского государственного медицинского университета Иркям Ахмерова, логопед и дефектолог с многолетним практическим опытом школы №6 города Серпухова Наталья Азарова. А в роли добрых волшебников, сделавших возможной эту встречу в Таразе, выступили: представительство Россотрудничества в РК, российская Ассоциация волонтерских центров и казахстанский Союз родителей особенных детей, таразским филиалом которого, кстати, тоже руководит Айгуль Саимкулова.

МАМА, КУПИ МНЕ МОРОЖЕНОЕ

Алтынай 7 лет. У нее задержка психического развития и расстройство аутистического спектра.

– О приезде специалистов из России я узнала из родительского чата и сразу записалась на их тренинги, – рассказывает ее мама Айнура Мусабекова. – 12 занятий, из них три – лекционные, остальные – игровые да еще консультации для детей. На первой же консультации разревелась, услышав подтверждение диагноза. Но россияне же меня и успокоили, обнадежив тем, что при правильном подходе Алтынай заговорит. Стали пробовать свои методики. И вы знаете, произошло чудо: моя доча, до этого выдававшая лишь отдельные слова, после работы с ней Натальи Азаровой произнесла первую в своей жизни фразу: «Мама, купи мне мороженое».

…Иркям Ахмерова пристально следит за движением пальцев 14-летнего Темиржана. Подросток не спешит – рисует одну фигурку, затем другую… И психолог не торопит парня, пусть тот спокойно поработает. «Это мама, это брат, а это я…». «Классно у него получается», – бросаю как бы невзначай. Темиржан довольно улыбается, ему приятна похвала.

– Темиржан у нас третий ребенок, – делится его мама Айганым Талипбекова. – Он поздно, лет в семь, начал говорить. Я, конечно, бегала по врачам, кому только сына не показывала, – но все разводили руками. Это сейчас стали открывать коррекционные кабинеты при школах, центры по работе с детьми с психическими расстройствами, а раньше ничего подобного не было, публичная информация о ментальных нарушениях скудная… Но вот в прошлом году мы попали в этот центр «Аруна – Тарази», и ребенок с удовольствием сюда ходит. Потому что педагоги видят в нем личность, и он это чувствует. Эх, если бы чуть раньше… Но даже и сейчас эффект ощутимый: Темиржан занимается по инклюзивной программе в обычной школе, у него есть словарный запас, он читает. Приезда российских специалистов мы ждали с нетерпением, так как мне важно было определиться с диагнозом. И теперь я уже точно уверена (оба специалиста, каждый по отдельности, подтвердили), что у сына легкая умственная отсталость, я это приняла и знаю, в каком направлении с ним работать. Я с радостью откликнулась на возможность посещения тренингов россиян, и меня впечатлило, как они работают с нами, родителями, и, конечно, с детьми. Если в городских коррекционных кабинетах бесплатных нам уделяют всего лишь по 20-30 минут (а что можно сделать за это время, ребенок даже не успеет адаптироваться к обстановке), то россияне корпели над нашими детьми, не считаясь со временем, терпеливо вытягивая из них слова, жесты, взгляды. Так что приезд волонтеров – это огромное подспорье для нас, родителей, ведь теперь мы уже знаем, к каким специалистам нам вести ребенка, чтобы не тратить на ненужные визиты время и деньги.

– Наши гости в первую очередь работают с родителями, – подхватывает нить разговора руководитель центра «Аруна – Тарази», на базе которого проходят работа «Миссии Добро», Айгуль Саимкулова. – Это как в самолете: сначала надень кислородную маску сам, а потом помоги ребенку. К сожалению, у нас на юге в вопросе воспитания детей с психическими расстройствами очень много неграмотности, невежества и натурального мракобесия. Родители возят своих чад по бабкам, по псевдоврачам, где над ними читают, чем-то их там поят, делают какие-то уколы…

– Ну, если есть хоть малейший шанс для ребенка, почему бы его не использовать? – пытается возразить мама Темиржана.

– Это не шанс, это шарлатанство, – уверяет Айгуль Зейналовна. – Я пытаюсь объяснить это родителям, но те зачастую не слушают и не слышат. Психические расстройства – в большинстве случаев врожденные заболевания, не поддающиеся излечению. С данными особенностями ребенка надо смириться и научиться с этим жить. У каждой мамы ребенка-инвалида присутствует этакая виноватость, отсюда и метания, желание показать дитя как можно большему числу ладно бы врачей, но и целителей, и знахарей. Но эти мамы не понимают, что своей гиперлюбовью они делают для него только хуже…

«И ТОГДА Я ОТКРЫЛА ЦЕНТР»

О проблемах таких детей Айгуль знает не понаслышке: у нее самой сын с особенностями развития. Ельжану сейчас 13 лет, он учится в ресурсном классе обычной школы.

– Мне говорят: «Вы – прямое доказательство того, что аутизм корректируется, и ребенок прекрасно социализируется», – рассуждает Айгуль Саимкулова. – Но это теперь, а в самом начале пути было очень трудно. Как говорится, моя подушка – моя подружка, интернет у нас тогда еще не был так развит, и никто не мог помочь. Никто ничего не объяснял, потому что коррекционные центры не делятся своим опытом, ведь это их бизнес. И тогда я решила открыть свой центр. Отдала под него дом, доставшийся мне в наследство от родителей, назвала центр «Аруна – Тарази». Сегодня его посещают 30 человек с психическими заболеваниями, но есть воспитанники и с ДЦП, и здоровые дети, занимающиеся в продленке. Я специально организовала такое совместное обучение: особенные дети, общаясь с обычными, легче интегрируются в социум. Так что у нас создано полностью инклюзивное образовательное и игровое пространство. И мы очень рады, что международный проект «Миссия Добро» нас поддерживает. Опытнейшие специалисты делятся своими знаниями, навыками, приемами работы, и это дорогого стоит. Мы, между прочим, стали первым в Казахстане центром социальной адаптации для детей, принявшим у себя российских волонтеров, да еще дважды (первая группа была в ноябре прошлого года). Российская школа сильнее, как ни крути. И нам незачем изобретать велосипед, когда есть уже наработанные практики.

ПЛАНЕТА ТАРАЗ

Главный результат миссии, как считает Айгуль Зейналовна, это хорошая «прокачка» родителей. Первые тренинги мамы просто плакали, вспоминая, видно, все свои мытарства и сопутствующие им боль, потерянность, безысходность. А потом вдохновились! Им просто объяснили, как правильно работать с детьми. Точная диагностика, выставленная коллегиально, и верный путь реабилитации – вот составляющие успеха. За 12 дней два ребенка-аутиста заговорили фразами, и это потрясающий результат! Здесь же, на тренингах, подтянули свой уровень учителя предметники ресурсного и коррекционного классов СШ №32 Тараза, руководители и специалисты психоневрологических интернатов, реабилитационных центров, инклюзивных школ, психолого-медико-педагогических комиссий Жамбылской и Павлодарской областей. А впереди онлайн-курсы дагестанской школы дефектологии на бесплатной основе. Так что образовательные связи будут продолжены.

Ну а что думают о своей «доброй миссии» сами волонтеры?

– Я для себя определила глобальную миссию: хочу помогать детям раскрывать их потенциал, – отвечает Иркям Ахмерова.

– Чтобы наша планета развивалась! Восемь лет я уже работаю с особенными детьми и очень рада, что для поездки в Казахстан выбрали меня!

Ее мнению созвучна позиция Натальи Азаровой:

– Мы прошли курс «Волонтеры гуманитарных миссий», сложные тесты и два собеседования: сначала в России, затем в Казахстане. Нас отобрали из немалого числа претендентов, и это наполняет гордостью. Россотрудничество оплатило нам дорогу и проживание с питанием, а работаем мы бесплатно, находясь в данный момент в отпусках. Без зова души здесь никак!

– Мы уже умеем хорошо относиться к слепым, глухим, парализованным гражданам нашего общества, а вот людей с ментальными нарушениями еще не научились понимать, не научились быть добрыми к ним, – считает Патимат Омарова. – Инклюзия – это не про помощь людям здесь и сейчас (хотя и это тоже), это проброс в завтрашний день, это уверенность в том, что когда нам будет за девяносто, общество не отвернется от нас, а протянет руку помощи. От Тараза я в восторге: мы здесь тоже многое для себя почерпнули. Я всегда говорила, что родительское сообщество особенных детей – это мощная сила, продвигающая общество вперед. А Айгуль Саимкулова – это просто… космос!

Галина ВЫБОРНОВА

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых