104

Герой нашего времени

Министр здравоохранения РК Алексей Цой: «Расслабляться никак не получается»

КАК COVID-19 ОТРАЗИЛСЯ НА ДВУХ ВАЖНЕЙШИХ АСПЕКТАХ НАШЕЙ ЖИЗНИ – СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЕ? КАК В ПИК ПАНДЕМИИ МЫ СТАЛИ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ДОРОЖИТЬ ЭТИМИ ЦЕННОСТЯМИ? ЧТО ЗНАЧИТ РУКОВОДИТЬ МЕДИЦИНОЙ СТРАНЫ В КРИТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД? ВЕЛ ПОЛУТОРАЧАСОВОЙ ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ ДИАЛОГ С ГЛАВВРАЧОМ СТРАНЫ БЕССМЕННЫЙ ВЕДУЩИЙ ПРОГРАММЫ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВЛЕНИЯ АО «АГЕТСТВО «ХАБАР» ЕРЛАН БЕКХОЖИН. [газетная статья]

О ТОМ, КАК СТАНОВЯТСЯ «КРИЗИСНЫМИ» МИНИСТРАМИ

Ерлан БЕКХОЖИН: Так получилось, что вас назначили министром в самый пик мировой пандемии коронавируса. В социальных сетях было много комментариев, я даже видел мемы, где, изображая вас, люди цитировали песни вашего однофамильца Виктора Цоя. Как думаете, Алексей Владимирович, а вы принесли перемены, которых ждало общество?

Алексей ЦОЙ: Наверное, основная задача для меня была систематизировать работу в сфере здравоохранения. Были большие проблемы, была паника, не хватало лекарственных средств. Вообще-то, и в мире не знали, как действовать, ведь это новая инфекция. И здесь нужно было сорганизоваться, правильно отстроить процессы. Нужно было организовать отрасль, чтобы она двигалась в соответствии с рекомендациями международных организаций, соизмеримо возможностям Казахстана. Наверное, как результат – потенциал отрасли повысили. Все видели, как стопроцентно оснастили машинами скорой помощи регионы. Приобрели более 1400 таких современных карет скорой помощи. Аппараты ИВЛ, лекарства, создали стабилизационные фонды на местах, передвижные медицинские комплексы, поликлиники на колесах – более 150 штук доехало до отдаленных уголков нашей страны. И мы видим нынешний всплеск, который был в этом году, так называемая «четвертая волна». Она была самой высокой и в разы больше, чем в прошлом году, но при этом система здравоохранения выдержала, не было ажиотажа, паники. Да, заболеваемость была высокой, к сожалению, летальность – тоже. Но система подготовилась, резервные койки развернуты, и врачи уже научились лечить. В каждом регионе построена новая инфекционная больница. Всё в комплексе с учётом международного опыта позволило удержать эту ситуацию. И самое главное оружие, которое появилось в борьбе с ковидом, – это вакцина. В прошлом году такой возможности не было.

Е. Б.: А когда вам сделали это предложение, вы долго думали? Или получили приказ и бросились на амбразуру?

А. Ц.: Есть моменты, когда раздумывать некогда. После того как мне позвонил глава государства, я уже через три часа работал в другом кабинете. Там даже не было времени на раздумья.

Е. Б.: Были такие моменты, когда вы говорили: «Всё, не могу, я устал»?

А. Ц.: Честно говоря, даже не получалось об этом думать. Первые четыре месяца, когда было самое сложное время, мы все систематически недосыпали. Но в то же время был какой-то адреналин, мы видели, как население нуждалось в помощи, проблемы с лекарствами, когда мы ночевали в аэропортах, искали лекарства по всему миру, направляли борта в дружественные страны, чтобы оттуда привозить препараты. Если вы помните, был ажиотаж, и даже градусников в аптеках не было. Мы из Индии привезли миллион простых стеклянных градусников, которых не хватало у нас в стране. Мы летали по всему миру в поисках необходимых препаратов и оборудования. И в конце концов добились очень хороших результатов.

ОБ ПЕРЕМЕНАХ В «СК-ФАРМАЦИИ»

Е. Б.: Буквально на днях в стенах парламента прозвучало обвинение в адрес Минздрава и, в частности, «СК-Фармация». Претензии две: завышенные цены и просроченные лекарства на складах. Прокомментируете?

А. Ц.: С первых дней моей работы в качестве министра глава государства нам поручил навести порядок в системе закупа единого дистрибьютора. Вы же помните, были скандалы, когда не знали, куда идут гуманитарные грузы.

Е. Б.: Даже были версии, что их продают?

А. Ц.: Мы полностью перезагрузили формат «СК-Фармации», понимая важность прозрачности потоков лекарств. Благо, нас поддержали гражданские активисты, те, кто в основном, говорят, критиковали и были недовольны этой непрозрачностью, мы их пригласили. Сейчас они уже объединились в отдельное движение, это общественный контроль. Они просто садились в грузовики, которые выезжали в регионы вместе с сотрудниками антикора, и снимали происходящее. Как лекарства доходят до каждого склада, до каждого пациента. Это было наше обращение – мы попросили антикор провести внешний аудит и проверить всю систему здравоохранения, «СК Фармацию» в первую очередь. То же самое мы сделали с центральным аппаратом Минздрава и нашими подведомственными комитетами. И здесь, в том числе в «СК-Фармации», были выявлены серьёзные несоответствия, и сейчас принята целая программа по её перезагрузке, общественный контроль. Вся работа полностью оцифрована. Аукционы даже на лекарственные средства идут на понижение, то есть машина определяет победителя. Все силовые структуры мониторят эту работу.

О ПРОГНОЗЕ НА ТЕКУЩИЙ СЕЗОН

Е. Б.: Какие ваши прогнозы на осень и будущий год по заболеваемости коронавирусом?

А. Ц.: Прогнозы всегда – дело неблагодарное, мы можем видеть с диапазоном точности месяца или двух, когда наблюдаем динамику прироста заболевания. Но обычно осенью идёт подъём общих респираторных заболеваний – это грипп. Здесь у нас вакцинация плановая, ежегодная. Сейчас дела идут неплохо, миллион человек вакцинировали. Завезли около 2,5 миллиона вакцин для нашей страны, это охватывает порядка 13% населения, что достаточно по рекомендациям ВОЗ. Но непростая ситуация у наших соседей. И мы отслеживаем трансграничный контроль. Основная задача – чтобы без отрицательного ПЦР-теста в страну никто не смог заехать. И мы сейчас повышаем темпы вакцинации, завозим дополнительные вакцины. Сейчас контракты у нас нацелены на то, чтобы вакцинировать 13 млн человек. И мы видим, что активность идет и к осени всем рекомендуем привиться, чтобы иметь определенную защиту.

Е. Б.: Вспышку мы сможем избежать?

А. Ц.: Здесь сложно пока сказать. Если только появится новый штамм… Вы видели, что мы уже выходили из пике, и тут ворвался дельта-штамм по всему миру. Сейчас уже уханьский штамм тяжело найти. Более 80% превалирует по миру дельта. А следом идут и лямбда, йота – подряд буквы алфавита – и новые штаммы будут появляться. Мы пока видим, что дельта самый агрессивный. Других много, но они так себя не проявляют, не имеют такой сильной эпидемиологической опасности. Мы постоянно следим и мониторим, как новый штамм появляется, сверяем его с международной базой данных, смотрим, какие симптомы там есть.

Е. Б.: Я помню, что в прошлом году в пик пандемии гриппозные заболевания ушли в сторону, мы про них даже забыли. А сейчас они снова появятся?

А. Ц.: В прошлом году мы также хорошо привились. Более 2,5 миллиона доз реализовали. А в этом году даже начали раньше отопительный сезон. То есть стремимся предотвратить простудные заболевания в школах, в домах, на работе. И потом, люди носили маски, которые защищают не только от коронавируса, но и от всех респираторных инфекций. И это тоже повлияло на сдерживаемость. И разобщение, и дистанцирование влияют на передачу инфекций воздушно-капельным путём. Здесь такой кумулятивный эффект. Внедрили онлайн-обучение детей. В основном в 80% случаев гриппом болеют дети.

Е. Б.: Сейчас в СМИ идет бурное обсуждение насчёт ревакцинации. Кто-то говорит о перекрестной вакцинации...

А. Ц.: Мы определились с ревакцинацией. Так сказать, бустерной вакциной третьим компонентом. Изучили международные источники, опыт других стран, рекомендации производителей. И отдельная комиссия по иммунизации при Минздраве, ведущие ученые, клиницисты, эпидемиологи изучили вопрос. Рекомендовано делать перекрёстную вакцину. Если, например, «Спутник» вакцина векторная, то рекомендуется ещё использовать инактивированную вакцину «Казвак», «Синовак» и так далее. Либо другими видами, «Пфайзером» например. Допускается использование третьей дозы, идентичной. Буквально скоро выйдет постановление главного санврача, где будет четко всё расписано.

ВОПРОС МИНИСТРУ ОТ «АИФ КАЗАХСТАН» – С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Е. Б.: Давайте перейдем к вопросу от нашего информационного партнера газеты «Аргументы и Факты»: «За полтора истекших года мы уже привыкли к тому, что одними из главных «героев нашего времени» стали врачи. Они, так сказать, на переднем плане, всегда в зоне риска, от них зависят наши жизни (в период пандемии особенно). А что вы можете сказать о текучести кадров среди медицинских работников именно за период пандемии? Наверняка не все выдерживают напряжение этой ситуации, когда к медикам предъявляются повышенные требования и от них ждут даже некоторой самоотверженности». Действительно, много ли врачей, медсестер, санитаров уволилось с увеличением нагрузки?

А. Ц.: Медицинское сообщество интересное и своеобразное, чем больше проблем, тем больше мы сплачиваемся. Призвание врача именно тут сработало. И государство пошло нам навстречу. Вы видели беспрецедентные меры поддержки и доплаты, которые были. Больше 120 миллиардов тенге выделили именно на стимулирование, на разворачивание стационаров. В соцсетях и СМИ говорят, что у нас отток кадров, врачи уезжают за границу. Однако у нас идет и ежегодное восполнение. Сейчас дефицит 3900 врачей, при этом в предыдущие годы он был 8000 и больше. Но мы ежегодно выпускаем 4500 новых врачей. Кто-то приходит в отрасль, постоянно идет кадровое пополнение. Сейчас пять государственных вузов, три частных выпускают специалистов медиков, каждый год выпускаем новых специалистов. Идет обновление системы их подготовки.

Е. Б.: Насколько соответствует обновление повышению качества квалификации врачей и медработников?

А. Ц.: Сколько уже наших докторов обучалось за границей в ведущих, топовых клиниках мира. У нас программа есть – «Болашак», по ней очень много врачей обучилось, и они не хуже заграничных. Конечно, над кадровым вопросом ещё надо работать. Но когда говорят, будто в здравоохранении все врачи плохие, это неправда. Но каждого из вас спроси, вы скажете: у меня есть такой-то доктор, у него золотые руки. Это же есть. А медицинских работников у нас всего 220 тысяч.

Е. Б.: Было поручение президента о повышении статуса медработника. Что делается в этом направлении?

А. Ц.: Во-первых, мы подняли зарплату, в этом году на 30% врачам, на 20% средним медработникам. Зарплата врачей регулярно поднимется. Это очень важный шаг. Второе – это повышение статуса. Мы чествуем заслуженных врачей, докторов, раньше такого не было. Важный механизм – страхование ответственности медицинских работников. Такой нормативный документ разрабатывается, он поможет страховать от преднамеренного нанесения вреда здоровья пациенту. То есть пациент в медиативном формате имеет возможность получить компенсацию за нанесённый вред. Понятно, если это ненамеренно сделано, если это не халатное отношение. Все это будет страховаться. По типу автострахования. За свою жизнь врач может ошибиться. Это так же, как, к примеру, какой бы ни был профессиональный водитель, но может бампер повредить, хотя это не от него зависит: отвлекся, стало плохо, тормоза не сработали. Здесь то же самое. Но нельзя каждого врача наказывать. В США до 20% врачебных ошибок фиксируется. Если мы будем каждого врача сажать, у нас врачей не будет. Никто в отрасль не придёт. Другое дело, если это халатность, то тут надо наказывать по всей строгости. Такие методы во всем мире признаны, и ни один врач не заходит в операционную, если у него нет страховки.

Подготовил Сергей КОЗЛОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых