Примерное время чтения: 8 минут
218

Закон или кулак?

В 2019 году был проведён комплексный анализ демографического развития страны. Он показал, что число разводов в стране, составлявшее в 2000 году менее трети от количества заключенных браков, увеличилось до 40 процентов [газетная статья].

При этом крен в неожиданную сторону: если, по статистическим данным, в 2010 году у нас было около 42 тысяч одиноких отцов, самостоятельно воспитывающих детей, то сегодня их количество перевалило за 95 тысяч. На другой чаше весов оказались 30% разведенных мужчин, которых бывшие супруги лишили возможности общаться с наследниками.

ЯЖЕМАТЬ!

Константин Бугаёв входит в статданные сразу по трем показателям. Разведён, больше двух лет сам воспитывал сына, теперь подросток живёт с матерью, попытки отца видеться с ним к результатам не приводят.

Когда Антону (имя изменено по понятным причинам) было восемь, а папа и мама уже проживали врозь, он перебрался к отцу, по-взрослому объяснив своё решение тем, что нуждается во внимании и заботе, которых лишен. Мама с утра до ночи на работе, сестра занималась своими делами, а вовсе не младшим братом, который скорее мешал, особенно когда приходили друзья-подружки. Тем более что в наличии имелась единственная комната, где теснилась ещё какая-то родня, и все друг друга изрядно раздражали.

Константин воспринял совместную жизнь с сыном с неподдельным энтузиазмом. Определил мальчика в ближайшую школу и развивающие кружки, проводил с ним все свободное время, что позволял делать налаженный бизнес. При наличии просторной жилплощади не было проблем и с достойным размещением ребёнка. Районная опека не могла нарадоваться такому ходу событий. Вот уж отец так отец! Не каждая полная семья создаст своему чаду такие условия. Жить бы им не тужить, но… Решила заявить о своих правах на ребёнка мама. Хотя её, конечно, никто этих прав не лишал. Для начала пошумела в опеке: как же так, у неё обманом выкрали сына, а никому и дела нет! Инспекторам бы разъяснить гражданочке норму закона, гласящую, что «родитель, который забирает своего ребёнка из-под контроля другого родителя или родственников, похищение не совершает». А уж в ситуации с отцом и сыном Бугаёвыми никаких насильственный действий не было и в помине. Бывшая супруга прекрасно знала, по какому адресу живёт мальчуган, имела возможность беспрепятственного общения с ним. Но нет, опека включила «заднюю», аннулировать своё заключение о благополучном выполнении Константином Бугаёвым отцовских обязательств и сделав вывод, что мальчику будет лучше с матерью.

КТО ЖЕ БУДЕТ ПОБЕДИТЕЛЬ…

Эта детская считалка начинается словами: «я – родитель, ты – родитель». Клиент Бугаёв у адвоката Олега Охулкова относится к «долгоиграющим».

Олег Охулков.
Олег Охулков. Фото: из газетных материалов

Они состоят во взаимоотношениях пять лет начиная с первого суда, вынесшего решение об изменении места жительства ребенка в пользу матери, с мотивацией, что та в состоянии обеспечить сыну лучший уход. Никакие фактические материалы, предоставленные в ходе заседания, о реальном положении дел не были приняты во внимание. Сработал «основной инстинкт», определяющий отца не в аналогичной главной роли по отношению к ребёнку, а как бы во вспомогательной. На уровне «сделал дело, гуляй смело». В облсуде прения продолжались больше двух часов. Председатель в лоб спрашивал Константина: если он женится, разве ребенку будет лучше с мачехой? «А с отчимом?» – отбивался Бугаёв.

Константин ведь изначально всё хотел сделать по-честному, несмотря на некоторые особенности характера бывшей супруги, внушал мальчику, что мама у него одна и любит его не меньше. У Константина был горький опыт вдовца, после смерти первой жены он остался с двумя малолетними сыновьями. Антон родился уже во втором браке.

Сейчас мужчина понимает, чем обернулись благие намерения укрепить связь сына с матерью. Тем, что сам он оказался на обочине отцовства, заключающегося только в выплате алиментов. Никакой график общения с ребёнком и близко не соблюдается, а если к нему все же удается прорваться, то при бдительном присутствии бывшей жены и испуганных взглядах сына в её сторону. Она же теперь во всех инстанциях заявляет, что не хочет ребенок общаться с отцом, и всё тут. Категорически отвергла проведение психологической экспертизы для Антона, тем более располагая очередным судебным решением, где в противоречии с нормами законодательства записано: при условии согласия сына на встречи с родителем. Дети – материал мягкий, лепке хорошо поддаются…

Впрочем, здесь не всё так однозначно. Не обошлось в семейном конфликте без меркантильной составляющей. Бывшая жена обратилась в суд с иском на несколько алиментных миллионов – за те годы, когда Антон находился у отца. Попытка не удалась ввиду очевидной несостоятельности требований. Позднее из её уст прозвучало требование обеспечить старшую дочь отдельной квартирой и с обещанием, что тогда, возможно, и сынок к папе потеплеет… В общем, торг, как оказалось, и тут вполне уместен.

ПАПЫ-ЛИШЕНЦЫ

Когда к Олегу Охулкову обращаются за помощью мужчины, оказавшиеся в подобной ситуации, он честно объясняет бесперспективность их положения. К бабке не ходи, суд в 99,9 % займёт сторону женщины. Исключение – если она наркоманка, состоит на учете по шизофрении, не менее десяти раз замечена в жестоком обращении с ребенком. Вот и в случае с Бугаевым решение Верховного суда просто слово в слово подтвердило аргументы первой инстанции. Несмотря на свое же нормативное постановление «О применение судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», которое, правда, носит сугубо рекомендательный характер и отнюдь не закрепляет принцип равенства родителей по отношению к ребенку. Поэтому суды, вынося решения, руководствуются не столько его интересами, сколько удовлетворением материнских амбиций. А кодекс «О браке (супружестве) и семье», декларируя общую ответственность за воспитание детей, в реальности срабатывает как тяжеловесный правовой кулак по отношению к отцам.

У такой практики многолетняя традиция, и пресечь её, по мнению адвоката Охулкова и многих его коллег в сфере гражданского права, могло бы постановление Верховного суда о соблюдении прав отцов, которые сегодня при определении места жительства ребенка судами по делам несовершеннолетних, по сути, игнорируются. Не говоря уже про соблюдение в равной мере общения с ребенком и участия в его воспитании.

Можно сколько угодно декларировать гендерное равенство, подсчитывать число женских и мужских депутатских мандатов и министерских кресел, но грош ему цена, если нарушаются базовые, стоящие в основе всего принципы и ценности. Не подлежат сомнению и малейшему расшатыванию права женщины-матери, но они ни в коей степени не должны противоречить правам мужчин-отцов.

Осознанное отцовство год от года набирает силу, становится полноценной частью гражданского правосознания, морально-нравственного общественного нарратива. Примером тому Республиканский союз отцов с филиалами во всех регионах страны, другие общественные объединения, поставившие своей целью возрождение и укрепление в социуме авторитета мужчины, опоры в семье, авторитета в воспитании подрастающего поколения. Эта же тема лежит в основе создания института совместной опеки и введения его в казахстанское семейное право, что позволило бы разрешать множество психологических и социальных проблем между родителями, а также между ними и детьми. Кстати, подобный опыт положительно зарекомендовал себя в ряде других стран.

А нам, женщинам, хорошо бы не противоречить естественному ходу вещей, принять умом и сердцем непреложную и вечную истину о двуединой ценности родительства, которой нет и не может быть замены.

Кстати

По данным Бюро статистики, за 2022 год пары реже заключали официальные браки, если сравнивать с показателями 2021 года. Также были определены города-лидеры и «аутсайдеры», где за последние 10 лет пары чаще расторгали свои союзы. В 2021 году не прожили вместе и года около 2700 пар, рост показателя составил 16%. В Карагандинской области развелись 56 775 пар, в Восточно-Казахстанской – 51 768. Меньше всего разводов приходится на Атыраускую область, где развод оформили 16 221 пара. В Мангистауской области развелись 17 509. В Кызылординской области – 18 572 пары. Казахстан сегодня занял второе место в мире по количеству разводов в год – 4,6 на одну тысячу человек. Глобальную статистику за прошлый год по каждой стране опубликовал сайт Advokatsmar.

В Мальдивской Республике приходится 5,52 расторжений браков, что в два с лишним раза превышает среднемировой показатель. Согласно данным сайта, шесть из десяти стран с самым высоким уровнем разводов в мире находятся в Европе. В первую десятку по разводам также входят Россия и Китай. По информации источника, самый низкий уровень разводов в мире в Шри-Ланке и во Вьетнаме.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых