36

Возвращение Мюнхгаузена

В НАШЕ ВРЕМЯ КОЛИЧЕСТВО ЛЖИ НА ТЕЛЕЭКРАНАХ И ПРОСТОРАХ ИНТЕРНЕТА ПРЕВОСХОДИТ ВСЕ МЫСЛИМЫЕ ПРЕДЕЛЫ. В ТАКОЙ ПЕРИОД ОБРАЗ ПРАВДИВОГО БАРОНА МЮНХГАУЗЕНА СТАНОВИТСЯ КАК НИКОГДА АКТУАЛЬНЫМ. ВОЗМОЖНО, ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ ЛЕРМОНТОВСКИЙ ТЕАТР АЛМАТЫ ОТКРЫЛ СВОЙ СЕЗОН НОВЫМ СПЕКТАКЛЕМ РЕЖИССЁРА РОМАНА ЖУКОВА «ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН». [газетная статья]

Решение обратиться к знаменитой пьесе Григория Горина «Самый правдивый», которая с успехом шла в 70-е годы в театре Советской армии, было довольно смелым. Особенно потому, что Горин в сотрудничестве с Марком Захаровым создал блестящий фильм «Тот самый Мюнхгаузен», ставший классикой советского кино и разошедшийся на цитаты. Образ Олега Янковского, сыгравшего в этой картине одну из своих лучших ролей, невольно возникает в памяти при любом упоминании правдивого барона. Невозможно забыть и других блестящих актёров «Ленкома», которых Захаров привлёк к этой картине.

Тем не менее надо отдать должное создателям лермонтовского спектакля, окунувших зрителя в атмосферу трагикомичного сюжета, в котором, кстати, Григорий Горин допустил немало вольных трактовок немецкого первоисточника Рудольфа Эриха Распе. Так нередко происходило с западными произведениями, которые, попав в руки советских авторов, приобретали новые смыслы и заметно отличались от оригинала.

Образ барона на сцене Лермонтовского театра в исполнении Виталия Багрянцева выглядел вполне убедительным, как и Марты (Анастасия Сметанина).

Однако режиссёру необходимо было сделать шаги, которые бы подчеркивали авторскую трактовку этого спектакля. Один из них – отказ отмузыки Алексея Рыбникова, которая использовалась и в оригинальном спектакле, и в фильме Захарова. В целом рискованное решение себя оправдало. Новое музыкальное оформление, в создании которого был задействован композитор Михаил Петров, выглядело довольно свежо позволило оттолкнуться от оригинала.

Сюжет достаточно продолжительного спектакля (3 часа 15 минут) оказался вполне предсказуемым и содержал мало неожиданных поворотов, так свойственных образу непредсказуемого барона. Он не выбегал в зал, не приставал к зрителям, не летал над сценой на ядре. И это ловушка всех хорошо известных сюжетов. Мы слишком хорошо их знаем, чтобы чему-то удивляться. Новый спектакль получился классическим по своему характеру. Тем не менее постановка лермонтовских актеров о чудаковатом бароне, который оказался честнее всех судей, чиновников и родственников, заслуживает внимания и даёт радость прикосновения к великолепной пьесе, весьма поучительной для нашей чересчур «правдивой» информационной эпохи.

Олег БЕЛОВ. Фото Бориса ЮРЬЕВА

Оставить комментарий (0)
Qazaq Oil

Топ 5 читаемых