Примерное время чтения: 9 минут
179

Сад в кармане  

Хорошо, когда друг – сосед, но ещё лучше, когда сосед – друг, в этой шутливой мудрости ничего, кроме правды. Казахско-китайская государственная граница составляет сегодня примерно 1783 км, разделяясь на сухопутную и водную. Многие годы Китай является одним из самых важных партнёров Казахстана во многих отраслях экономики, науки и культуры. Изучению истории этих взаимоотношений посвятила жизнь Клара Хафизова, китаевед, доктор исторических наук, академик Казахской национальной академии естественных наук (КазНАЕН) [газетная статья].

Клара Хафизова.
Клара Хафизова. Фото: из газетных материалов

 

БРАТЬЯ НАВЕК

С китайской грамотой сравнивают нечто крайне сложное для понимания или освоения. Когда Клара после окончания Ташкентского госуниверситета трудилась учительницей китайского в самаркандской экспериментальной школе, её уроки могли начинаться проще некуда. На песочнице в школьном дворе она рисовала человечка – кружками голову и туловище, палочками ручки и ножки. Потом стирала всё, кроме ножек, и дети видели перед собой иероглиф, обозначающий человека. Иероглиф солнца напоминал круг с лучами, пиктограмма луны – серп полумесяца.

Клара помнит, с каким восторгом школьники занимались, над партами взмывал лес рук в ответ на её вопросы. Кроме китайского в экспериментальной преподавали хинди, а родители хотели, чтобы их дети учили арабский и персидский языки, и тема китайского языка вскоре стала неактуальной.

Видимо, потому Кларе за два года работы так и не дали квартиру. Покидала она Самарканд с сожалением, успев полюбить гордый дух вечности, исходящий от Регистана, красоту и величие мечетей, да и объясняться по-узбекски стало для неё привычным.

А в детях видела себя, ученицу Михайловской средней школы Джамбульской области. Там была великолепная библиотека, на стеллажах стояли рядами Толстой и Бальзак, Гюго, Пушкин, Чехов… Никто не определял круг чтения, книжки брала, повинуясь интуиции. С тех пор стал любимым писателем Лев Толстой. Она и сейчас цитирует кусками «Войну и мир», видит в диалоге Пьера Безухова с Андреем Болконским на мосту чёткую линию даосизма, который великий Лев Николаевич изучал, как, впрочем, и конфуцианство. Но в детстве она таких тонкостей, конечно, не могла разглядеть. Китайский привлёк красотой и загадочностью письма, в советской прессе для детей печатались статьи о жизни пионеров КНР, образовавшейся в 49-м, когда Кларе исполнилось десять лет, и лозунг «русский с китайцем – братья навек» до начала 60-х звенел из каждого репродуктора, отливался в металле газетно-журнальных строчек.

ОПЫТ СУДЬБЫ

В 62-м уже четверокурсницей ТашГУ она впервые оказалась в Китае, начав годичную учёбу в Пекинском университете. Это было полным и долгожданным погружением в страну, её обычаи и нравы, в языковую среду. Клару совершенно очаровали китайские танцы, и она, будучи пластичной от природы, начала заниматься в университетской хореографической студии. Но вскоре всё закончилось наступлением китайской «культурной революции». Страна, начиная с     66-го, на десять лет погрузится во власть хунвэйбинов, в переводе бунтарей, в хаос разрушения, системное преследование и убийство инакомыслящих, непокорных. Стало не только невозможным ездить в КНР, но и с китайцами особо видеться и даже пользоваться языком. В наших школах прекратилось изучение китайского, в университетах, в том числе и ташкентском, закрылась кафедра китайской филологии.

Ситуация раскалилась до предела из-за пограничных военных конфликтов в 69-м на острове Даманском и у озера Жаланашколь. Но как гласит китайская пословица, «дождь не может идти весь год», тёмное время разлада миновало. Клара встретила свет в конце туннеля с особенной радостью, означавшей продолжение её активной научной и практической деятельности.

Терпение в сочетании с неумением роптать, жалуясь на испытания, – их семейная черта. Когда-то деда-муллу вместе с женой, новорожденным сыном и дочкой, малолетней мамой Клары, выбросили из товарняка в голой заснеженной степи. Сосланным из Оренбуржья предписывалось строить Турксиб на участке Караганда – Акмола.

Малыш не выжил, но семья как-то выкарабкалась, устояла, и деду вышла реабилитация, чем впоследствии истово занималась мама. Но никогда не слышала Клара от родни ни слова упрёка в адрес власть предержащих. Более того, до конца жизни они свято верили, что всё происходило правильно и в соответствии с необходимостью исторического момента. Похоже, эти черты характера перешли к ней на генетическом уровне.

Сегодняшняя научная слава подбиралась к Хафизовой малыми шажками. В начале досаждал бесконечный поиск работы, китаеведы не пользовались большим спросом, приходилось заниматься переводами патентов, причём на японском, вторым иностранным Клары, третьим был английский…

В этом чувствовался некий парадокс. Исторически подмечено, что лучшими переводчиками с китайского, устного в том числе, всегда были казахи. Из-за того, парирует кто-то, что мы, мол, веками враждовали. Версию о том, что исконная вражда между джунгарами, читай: китайцами и казахами, никуда не делась, Клара категорически отвергает. Исторические периоды случаются разные, они заканчиваются, и целый народ не может отвечать за сложные временные отрезки. Малой моделью служит ей опыт собственного детства, в их Михайловке кто только не проживал. На одной улице дружила и хулиганила вместе с казахской белорусская, польская, украинская, русская, немецкая, карачаевская, чеченская мелкота.

ЧЕЛОВЕК КНИГИ

Клару Хафизову называют первым китаеведом Казахстана, что она решительно отвергает, напоминая про родоначальницу в этой области легендарную Розу Шамжанову. Её столетие отмечалось в прошлом году. Воспитанница детского дома, где оказалась после репрессированного и расстрелянного отца, получившая новое имя в честь Розы Люксембург, пройдя фронт и демобилизацию, окончила китайское отделение Московского института востоковедения, получив диплом по специальности «Страновед по Китаю». Это её заботами построен Дом дружбы в Алматы. Стать второй после легендарной Розы Хафизова расценивает как большую честь, тем более что и ей имя при рождении отец дал в честь Клары Цеткин, соратницы Розы Люксембург.

Родит ли нынешнее время подобные величины, которые десятилетия удерживали на своих плечах огромную страну? Пусть оно стало другим, но без личностей, формирующих нравственные

ценности, отвечающих за взлёт науки и культуры, никакие цифровые технологии не спасут. Клара Хафизова и сегодня в строю, активно трудится в Международном центре сближения культур, созданном при участии Карла Байпакова, учёного-археолога, доктора исторических наук, чьи помыслы всегда были связаны с сохранением многовекового опыта мирного сосуществования как внутри страны, так и с её соседями. У неё выходят научные труды, монографии, сборники переводных материалов по истории казахско-китайских отношений. В количественном отношении их не так много, потому что за каждым выпуском стоят годы труда, которые проводит она, в том числе, в китайских архивах, и каждая находка, касающаяся казахской степи, оборачивается радостным волнением и толчком к новому этапу исследований.

Китайцы говорят, что книга подобна саду в кармане. Пожалуй, для изданий Хафизовой это слишком малое вместилище. Но по сути мысль, конечно, верная, означающая безусловное единство человека и книги. Востоковедческая линия в судьбе их семьи могла бы завершиться на Кларе. Однако явило свою силу высшее предопределение, и дочь Мадина, успешно окончив в Москве два курса престижного 2-го медицинского института имени Пирогова, заберёт документы и, выдержав нереальный конкурс, поступит в московский Институт стран Азии и Африки МГУ. Разумеется, на китаистику. Однажды они встретятся на площади Тяньанмынь. Клара в очередной раз прилетит в КНР в командировку, а Мадина будет проходить языковую стажировку в университете на родине Конфуция. Мама увидит счастливые глаза дочери и убедится, что всё в их жизни происходит правильно.

Кстати, о Конфуции. Несколько лет назад, собираясь ложиться в больницу по причине тяжёлой болезни, Клара напишет на листке и возьмёт с собой несколько любимых изречений. Например, такое: учиться и постоянно дополнять свои знания, разве это не наслаждение? И ещё: друг приехал издалека и беседует с тобой, разве это не радость? С помощью врачей и Конфуция недуг удалось победить. А также неукоснительно соблюдая китайское правило после еды проходить сто шагов.

Сегодня её шаги в большой казахстанской и мировой науке помогают становлению мощного международного проекта «Один пояс – один путь», возрождающего традиции Великого шёлкового пути, на основе новой модели глобального международного сотрудничества. Клара Хафизова идёт по этому пути многие десятилетия и своим жизненным примером доказывает верность однажды выбранного курса.

КСТАТИ

1. Советы мы принимаем каплями, зато раздаём ведрами.

2. Побороть дурные привычки можно только сегодня, а не завтра.

3. Три вещи никогда не возвращаются обратно: время, слово, возможность. Поэтому не теряй времени, выбирай слова, не упускай возможность.

4. Благородный человек предъявляет требования к себе, низкий человек предъявляет требования к другим.

5. Люди в древности не любили много говорить. Они считали позором для себя не поспеть за собственными словами.

6. Драгоценный камень нельзя отполировать без трения. Так же и человек – не может стать успешным без достаточного количества трудных попыток.

7. Я не огорчаюсь, если люди меня не понимают, огорчаюсь, если я не понимаю людей.

8. Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни.

9. Если ты ненавидишь – значит, тебя победили.

10. Перед тем как мстить, вырой две могилы.

11. В стране, где есть порядок, будь смел и в действиях, и в речах. В стране, где нет порядка, будь смел в действиях, но осмотрителен в речах.

12. Три пути ведут к знанию: путь размышления – это путь самый благородный, путь подражания – путь самый легкий и путь опыта – путь самый горький.

13. На самом деле жизнь проста, но мы настойчиво её усложняем.

14. Лишь когда приходят холода, становится ясно, что сосны и кипарисы последними теряют свой убор.

15. Счастье – это когда тебя понимают, большое счастье – когда тебя любят, настоящее счастье – когда любишь ты.

16. Относись ко всем с добром и уважением, даже к тем, кто с тобой груб. Не потому, что они достойные люди, а потому, что ты – достойный человек.

Конфуций

 Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)