Примерное время чтения: 5 минут
32

Какой-никакой, а свой

ПРОИСШЕСТВИЯ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ. В ТОМ ЧИСЛЕ И ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫЕ. ОДНАКО ТЕЛЕВИЗОР И ГАЗЕТЫ ОБЫЧНО РАССКАЗЫВАЮТ НАМ О ТЕХ, ЧТО ВЫЗЫВАЮТ ОСОБЫЙ ИНТЕРЕС У ПУБЛИКИ. КАК, НАПРИМЕР, СЛУЧАЙ В РОССИИ С АРТИСТОМ МИХАИЛОМ ЕФРЕМОВЫМ ИЛИ У НАС В КАЗАХСТАНЕ С МАКСАТОМ УСЕНОВЫМ, СЫНОМ ОДНОГО ИЗ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ЭКСПО-2017 [газетная статья].

ВРОДЕ БЫ, КАРТИНА ЯСНАЯ

О большинстве же происшествий, в особенности их правовых последствиях, мы узнаем не из средств массовой информации, а из уст в уста. Но именно этот «информационный канал» и формирует у людей отношение к полиции, прокурорам, судам, власти в целом.

Об одном таком нерезонансном случае и пойдёт речь.

В столичное бюро АиФ пришло письмо от адвоката Ербола Маликова. В нём он сообщил, что 21 ноября прошлого года в Акмолинской области возле райцентра Ерейментау произошло лобовое столкновение двух легковых автомобилей – Audi-80 и Toyota Camry. Удар был такой силы, что сработали подушки безопасности, которые смогли спасти водителей и пассажиров от смерти, а вот от переломов и травм разной степени тяжести – нет.

В ходе досудебного расследования водитель Audi Ерик Исенов показал, что он уснул за рулём, выехал на полосу встречного движения, а когда проснулся, стал перестраиваться на свою полосу, где и произошло столкновение с Toyota, за рулём которой был Асет Омаров, пытавшийся уйти от лобового удара. Вроде бы картина складывалась понятная. Но дальше последовали вещи на первый взгляд непонятные. При поступлении в Ерейментаускую райбольницу Исенов отказался от освидетельствования алкотестером. Однако в своем заключении врач Жанат Сыздыков указал, что от Исенова исходил запах спиртного, что подтвердили и другие медработники этой больницы.

Отказавшись от алкотестера, Исенов сдал кровь на анализ. И так получилось, что в ней следов алкоголя не обнаружили. А вот проверить, чья именно кровь была сдана на анализ, оказалось невозможно, поскольку при проведении экспертизы была израсходована вся кровь, представленная для исследования. Что, кстати, по предписанным правилам быть не должно.

Тем не менее по ходатайству потерпевшей стороны было возбуждено уголовное дело по статье 345-1, ч.1 УК РК, предусматривающей наказание водителя, управляющего транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Дальше адвокат в своем письме отмечает, что, несмотря на очевидные факты и показания многочисленных свидетелей, дознаватель департамента полиции Акмолинской области Талгат Хасенов принял решение о прекращении досудебного расследования якобы за отсутствием состава уголовного правонарушения.

В мае нынешнего года адвокат Маликов подал жалобу, после чего прокуратура Ерейментауского района потребовала дело возобновить и провести дополнительное расследование.

Однако, посетовал в конце письма в редакцию адвокат, орган дознания занялся волокитой, которая может привести к новому прекращению дела.

ИНСПЕКТОР И ЕГО ИНТОКСИКАЦИЯ

Тревога адвоката мне стала понятной, когда в письме я прочёл, что уснувший за рулем Ерик Жолдасович Исенов является действующим сотрудником органов внутренних дел – участковым инспектором отдела полиции Ерейментауского района. Теперь вещи, непонятные на первый взгляд, на второй становились более понятными.

У меня, как и у адвоката Е. Маликова и потерпевшего А. Омарова, тоже возникли вопросы, которые я в письменном виде направил прокурору Ерейментауского района Сабыржану Слямханову и начальнику департамента полиции Акмолинской области Думану Таеву.

Прошли все положенные сроки, а ответов я от них так и не получил. Недавно адвокат Маликов прислал мне постановление о прекращении досудебного расследования, подписанное полицейскими и прокурорскими чинами. Как и опасались потерпевший и его законный представитель, их худшие предположения в точности сбылись.

Я внимательно прочел присланное мне постановление и обратил внимание на один любопытный момент. Допрошенная в качестве свидетеля заведующая терапевтическим отделением райбольницы Асель Кулимбаева рассказала, что 16 февраля прошлого года участковый инспектор Исенов был доставлен на скорой помощи в реанимационное отделение их больницы в прединсультном состоянии и другими расстройствами организма, вызванными алкогольной интоксикацией. А потом добавила, что этого же инспектора привозили в больницу еще раз - 28 августа того же года, и тоже – с алкогольной интоксикацией. Это, замечу, меньше, чем за три месяца до ДТП.

Получается, правоохранители знали, кто в их рядах. Как прекрасно знали этого участкового и в небольшом городке Ерейментау. Нетрудно догадаться, какое у людей складывалось мнение о полиции, которую довольно размывчато Исенов здесь олицетворял.

МОЖЕТ, ПОЧИСТИТЕ РЯДЫ?

Ну, а поскольку на мои письма полицейские и прокурорские работники из Акмолинской области не ответили, воспользуюсь правом обратиться через газету к их начальникам.

Памятуя слова Берика Асылова, сказанные сразу после его назначения генеральным прокурором: «Я всегда буду открытым. Любые вопросы мы будем поднимать и с вами (СМИ. – Прим. ред.) открыто работать», задаю вопрос:

–   Берик Ногаевич, как вы можете оценить действия ваших подчиненных из Ерейментауского района Акмолинской области, прекративших вышеописанное уголовное дело, несмотря на наличие в нем многочисленных противоречий и нестыковок?

И вопрос министру внутренних дел Марату Ахметжанову:

–  Марат Муратович, как заявляют высокие должностные лица, сейчас происходит очищение органов внутренних дел Казахстана. Об этом говорит и череда отставок прежних и назначение новых руководителей департаментов полиции в ряде регионов страны. В связи с этим, а также с учётом всех событий и фактов, приведённых в этом материале, как вы оцениваете отношение руководства департамента полиции Акмолинской области к очищению своих рядов?

Об ответах или их отсутствии мы обязательно сообщим читателям.

Михаил ЧИРКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых