aif.ru counter
56

Земля в иллюминаторе

Теперь мы все отчасти – космонавты

Не знаю, как сегодня, но когда в середине 80-х годов прошлого века я был школьником, меня и многих из моих сверстников хотя бы мимолетно посещала мысль, что стать космонавтом или оказаться в космосе – весьма заманчивая, интересная и заслуживающая уважения идея. Во всяком случае никому в голову не приходило смеяться над такой несбыточной для абсолютного числа обитателей земли красивой мечтой. Все понимали: тех, кто там побывал, единицы (теперь уже сотни). Это судьба избранных. Это значит, прежде всего, обладать отменным здоровьем, выдержкой и целым набором лучших человеческих качеств. Кто ж откажется быть среди лучших? И мы мечтали ими стать.

Выйти на орбиту

Один из редких единодушно отмечаемых во всем мире праздников – День космонавтики – сплелся с обстоятельствами сегодняшнего дня. И вот каким образом.

Наши герои – космонавты, астронавты, тайконавты (мореплаватели небесной пустоты по-китайски) подолгу живут в изоляции: на орбитальной станции, например. Оправляются в звездную экспедицию по двое - трое в изолированной от всего внешнего мира капсуле. Порой живут на орбите в полном одиночестве, причем в ограниченном пространстве (ничего не напоминает нас сегодняшних?).

А за сутки-двое перед полетом облачаются в привычные уже нам маски или респираторы, погружаются в строжайшие условия стерильности и подвергаются усиленной дезинфекции. «Сидят в карантине», как теперь практически каждый со знанием дела назовет режим их проживания в стартовом городке. А уж какая во всей этой работе качественная «удаленка», так и представить несложно.

Причем наша всеобщая сегодняшняя «экспедиция», можно сказать, не так давно и началась. И не так уж, надеемся, долго продлиться… А люди в космосе работают порой по полгода и дольше. Вот уж где совершенно точно не выберешься на приятный променад «на шашлычки» и даже до гастронома или аптеки. Добавьте к этому возможные проблемы межличностной психологической совместимости, и получим обстановку, в которой с середины марта пребывает какой-нибудь условный семейный экипаж, вынужденно пребывающий в режиме самоизоляции в границах небольшой квартирки где-нибудь «на орбите» алматинского микрорайона Орбита…

Но карантинная жизнь участников предстоящей экспедиции в космос, как выше сказано, начинается еще на земле: в тренажерном зале, гостинице, столовой, в зале, где проводят традиционную предполетную пресс-конференцию. Порядок такой, и, говорят, вполне оправданный. В этом смысле территорию МКС сегодня можно назвать самым защищенным от разного рода инфекций и патогенов местом, где обитают представители человеческой расы.

Карантин – космического уровня

О том, насколько важно отправляться в космос, условно говоря, «с чистыми руками», нам недавно рассказал один из научных руководителей казахстанского института физиологии человека и животных, доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии естествознания и Академии медицинских наук Казахстана Рауф Ахметович Гареев.

Институт, в котором он занимается наукой без малого 55 лет (с 1966 года!), наблюдал за тем, как, к примеру, меняется качественный состав крови и ее компонентов у человека, оказавшегося в состоянии невесомости. Чем это грозит и как организм летчика-космонавта с этим справляется. Наш ученый 27 лет возглавлял отечественную лабораторию космической физиологии. В задачу же космонавтов входил целый комплекс лабораторных действий с собственной кровью в течение полета, включая сбор и доставку ее образцов на Землю. Каждый следующий казахстанский космонавт вел свою часть масштабной программы. Все – с прицелом на сверх длительное пребывание человека в космосе: нам только до Марса предстоит лететь шесть месяцев!

Так для чего же натренированных и абсолютно здоровых людей помещать в какой-то предполетный карантин?

Во-первых, совершенно неизвестно, как вполне земная инфекция проявит себя в замкнутом пространстве станции и не превратится ли в монстра. Во-вторых, врачи, как известно, предпочитают перестраховаться, чем выпускать процесс из-под контроля. Но в нашем случае мы наблюдаем заботу особого рода. Космонавту важно сохранять здоровье и силы, оставаться бодрым, потому что там, в космической экспедиции, ему будет некому оказать медицинскую помощь (за исключением тех редких случаев, когда в экипаж включали настоящих врачей). Но как можно догадаться, у врача в космосе иные задачи. Ему наблюдений за здоровыми хватает.

Поэтому и все, что предназначено для отправки в космический полет – от питания и личных вещей до приборов и инструментов, также попадает в карантин и проходит специальную антибактериальную обработку.

Интересно, что жизнедеятельность каких-то трансформированных земных форм космонавты периодически все-таки обнаруживают в своем орбитальном жилище. Например, порой под обшивкой и в кабель каналах находили грибковые образования, которых там быть не должно! Разумеется, от такого соседства космонавты тотчас избавляются, поскольку любая плесень может привести к деградации материалов, постепенно и незаметно разрушить провода, ослабить элементы обшивки.

Фото: из газетных материалов

«Осмотреться в отсеках»

Оценивая испытания, которые сегодня выпали на долю всего человечества, казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, явно исходя из собственного опыта, заметил на днях, что наступил во многом уникальный период, и призвал им воспользоваться – для саморазвития, общения с детьми, освоения новых знаний и навыков. По его словам, этот временный отказ от повседневной суеты дает возможность людям пристальнее взглянуть на свою жизнь, провести ревизию жизненных ценностей, ориентиров.

Карантин может стать не периодом проблем, а уникальной возможностью сделать то, на что в обычной ежедневной рутине не было времени, сил и желания. Например, космонавты обязательно ведут дневники: бортовой журнал для записи рабочих ситуаций и личный дневник, куда записывают мысли, наблюдения, идеи и планы.

Мы же, вооружившись вначале поиском несколько надуманных сравнений жизни в карантине с жизнью в космическом полете, на самом деле можем найти вполне работоспособные аналогии, которые помогут пережить это время и благополучно вернуться к привычной жизни.

Фокус внимания сейчас сместился из внешнего мира внутрь – в миры семейный и индивидуальный. Но важно отнестись к домашнему карантину не как к отпуску, а как к работе в новых условиях. Если участник долговременной изоляции приходит в нее с формулировкой «наконец-то отдохну от работы» или «отдохну от вас всех», то его поведение в изоляции может стать проблемой для всего «семейного экипажа».

Поэтому основной принцип в изоляции – не обострять проблему, а смягчить ее, оберегать своих партнеров по «экипажу» от собственных негативных эмоций. Забота о близких работает в любой изоляции, и в космической, и в наземной.

Несмотря на то что смена дня и ночи в течение суток на космическом корабле происходит очень часто, каждый виток, то есть примерно за полтора часа, космонавты строят свое расписание по режиму Земли. И живут по этому расписанию, строго придерживаясь выполнения его пунктов. Нам тоже ничего не мешает составить этот рутинный, но такой необходимый план, чтобы скрупулезно выполнять его пункты этап за этапом. Это не только займет появившееся временное пространство, но и структурирует его.

Главное – не сводить эти пункты к просмотру телепередач и бесконечной прокрутке новостных лент или соцсетей. Не переживайте, эти ленты, страницы, каналы никогда не кончатся. И помните, что ночь – период для полноценного сна.

Многие космонавты говорят о духовном росте после долговременного полета, когда мелочи уходят на второй план: начинаешь ценить то, что имеешь, особенно в близких людях. Изоляция – это шанс привести в порядок мысли и наладить отношения.

На борту корабля реальная проблема – отсутствие физических нагрузок. Поэтому и в состоянии невесомости космонавты умудряются заниматься физкультурой. Регулярно, для самоподдержки. Ну а нам-то тут в условиях земной гравитации что может помешать вырвать себя из вязких объятий «диванной невесомости»? Поэтому по примеру космонавтов не пренебрегайте домашней физкультурой, рассматривайте ее как вклад не только в физическое здоровье, но и психологическое.

Космонавты подолгу видят вокруг себя черное небо, интерьеры станции, приборы и немногочисленную группу одних и тех же людей. Поэтому основное зрительное удовольствие для них – смотреть на Землю, фотографировать ее, снимать на видео. Мы здесь тоже можем уделить нашей планете несколько больше включенного внимания, чем прежде, рассматривая красивые виды, совершая 3D-прогулки по знакомым и незнакомым городам.

Да даже просто листая географический атлас! К слову, можно за непродолжительное время выучить полсотни столиц разных государств мира, названий рек, мысов, заливов – чего угодно, чтобы чуть лучше узнать нашу планету. Или, как говорят на флоте, «осмотреться в отсеках». Может, где-то на книжной полке или в шкафу притаились открытия?

Наша космическая экспедиция продолжается. Полёт нормальный.

Константин Маскаев

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество