74

В раю мы уже были…

«ТЫ НЕ ЧАСТО МНЕ СНИШЬСЯ, МОЙ ОТЧИЙ ДОМ. ЗОЛОТОЙ МОЙ НЕДОЛГИЙ ВЕК, НО ВСЕ ТО, ЧТО СЛУЧИТСЯ СО МНОЙ ПОТОМ, ВСЕ ОТСЮДА БЕРЕТ РАЗБЕГ, ЗДЕСЬ ОДНАЖДЫ ОЧНУЛСЯ Я, СЫН ЗЕМНОЙ, И В ГЛАЗАХ МОИХ СВЕТ ВОЗНИК, ЗДЕСЬ МОЙ ПЕРВЫЙ ГРОМ ГОВОРИЛ СО МНОЙ, И Я ПОНЯЛ ЕГО ЯЗЫК»... [газетная статья]

В день рождения старшего брата, известного в стране публициста, поэта, писателя Амантая Ахетова захотелось мне снять видеопоздравление у родительского «кара шанырака», старого дома, много видевшего и помнившего и до сих пор ведущего свою тихую жизнь. Здесь наша семья жила с конца 40-х годов прошлого века до января 73-го. В нем мама и папа растили нас, семерых, в любви и радости. В многодетной казахской семье всегда остро понимают: сила и утешение после ухода родителей – в братьях и сестрах, ближе и дороже которых никто и никогда не станет.

Говорят, счастливы те, кто проживает свой век в домах предков, с которыми связывает почти физически ощущаемая целительная энергетика. Озаренная закатным солнцем улица Юрия Гагарина в Кокчетаве. До 1961 года звалась она Набережной. Рядом озеро, в его когда-то незамутненных, до дна прозрачных водах мы, ребятишки, находили крупные лиловато-серые ракушки с нежной перламутровой сердцевиной.

«Всех лазурных морей мне синее на свете Копа, величайших вершин мне превыше Букпа, где бы в жизни я ни был, в любом уголке мирозданья кокчетавского неба легкокрылым останусь созданьем». – В качестве посла мира объездил старший брат многие знатные места планеты людей.

«И делить нам было нечего, разве радость и лишения, доброй памятью отмечено то людское единение, неурядицы житейские все минули с той весны, но картавлю по-еврейски и на русском вижу сны». Амантай не лукавил в своих стихах. Прямо напротив бревенчатый дом с высоким крыльцом радиожурналиста, белоруса Мычко, рядом – утопающий в сирени сад еврейского семейства фоторепортера Коншина, чуть поодаль – огороды пролетариев Яковлевых, Гусевых, Безменовых.

Папа Койшибай Ахетович в те не совсем вольные времена возглавлял облуправление по охране гостайн в печати, проще – обллито. Фронтовик, он пережил и ледяное крыло репрессий, о чем промолчал всю жизнь, только после смерти мы нашли в его неприкасаемом саквояже свидетельства пребывания в Актюблаге. Целых девять лет… Отец испытывал генетический страх советского человека перед силой печатного слова и всегда боялся за своих детей. Был тактичным и деликатным руководителем, мягким в общении, но твердым в убеждениях.

Вдруг во время съемки заметила крупную лохматую собаку. Она брела по грейдеру, будто прислушиваясь к моему голосу, к стихам Галича... Остановилась, присела, неотрывно глядя на нас. Жаль, не оказалось с собой косточек. Обычно с дочерью запасаем на вечерние прогулки угощение для встречных собак, есть у нас и прикормленные.

Но смутная, мистическая догадка осенила меня...

Вспомнилось, что животные вовсе не наши бедные родственники, не младшие братья, а такие же, как и мы, пленники земного рая и земных мучений... Если верить старой легенде, души людей иногда переселяются. Ведь приходят же к охотнику души подстреленных птиц...

«По несчастью или счастью, истина проста. Никогда не возвращайтесь в прежние места... Даже если пепелище выглядит вполне, не найти того, что ищем, ни тебе, ни мне...» – Прав Шпаликов.

Снимая на память для братьев и сестер, ныне разбросанных по разным концам земли, оставшийся волшебным родительский дом, не могла избавиться от смятения, от осознания, что «в раю мы уже были – это наше детство».

«Не найти того, что ищем, ни тебе, ни мне... Путешествие в обратно я бы запретил. И прошу тебя, как брата, душу не мути»... Прости меня, старый дом по улице Гагарина, за попытку возвращения в то время, «когда мама молодая и отец живой»... Не надо стучаться в давно ставшие чужими ворота, ибо тот хрупкий, но стойкий мир иллюзий по-прежнему приходит в наши сны. Где никто не отнимет детское и вечное ощущение счастья…

Алия АХЕТОВА, город Кокшетау

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество