Примерное время чтения: 7 минут
65

Устами министра

В начале этого месяца министр финансов Ерулан Жамаубаев обнадёжил нас тем, что в ближайшие два-три месяца цены на продукты в стране могут снизиться. В это, конечно же, мало кто поверил. Но интерес тут в другом: он на самом деле так считает или это была попытка задобрить народ перед выборами? [газетная статья].

МЕНЬШЕ ЕСТЬ НЕ ПРОБОВАЛИ?

Изобилие продуктов питания на прилавках магазинов и продовольственных рынков создает иллюзию если не полного, то существенного благополучия нашего бытия. Однако обманываться тут не стоит, поскольку безудержный рост цен портит настроение даже самым отъявленным оптимистам.

Не правы те, кто заявляет, что наша власть ничего не делает. Она работает изо всех сил, стараясь улучшить жизнь. Вопрос только в том, чью – свою или нашу.

Судя по тому, что второе у нее получается не очень… Хотя об этом хочется говорить меньше всего.

В любом случае, что бы она ни делала, результат выходит один – повышение цен. На всё. При этом иногда просматриваются попытки это как-то оправдать. Мол, повысим цены, научитесь экономить, а то, дескать, едите чересчур жирно. Толстеете потом. Электроэнергии и тепла тратите слишком много и неоправданно. А вообще, если ничего не покупать, так и рост цен будет незаметным.

Мы уже как-то писали о том, что больше половины потребительских расходов казахстанцев сегодня уходит на еду. Таков был результат исследования, обнародованного аналитическим агентством Ranking. Причем затраты на продовольствие из года в год стабильно увеличиваются.

Если сравнить нашу ситуацию, скажем, с Германией, то контраст получается разительный. Немцы тратят на питание всего 14% от своего месячного заработка. Когда говоришь об этом чиновникам, постоянно вещающим о нашей беспробудной сытости, они отвечают, что дело тут не в ценах вовсе, а в рационе. У немцев, мол, он другой. Мы, говорят они, мяса едим столько, что немцам и не снилось. А они едят культурно, строго соблюдая кислотно-щелочной баланс, нормы содержания в пище протеинов, белков, углеводов и т. д. И благодаря этому у них на питание уходит меньше денег, чем у нас. В общем, как бы мы ни возмущались, в своих бедах виноваты мы сами со своими непомерными аппетитами.

ЕСТЬ ТРИ ПРОБЛЕМЫ. ВЫБИРАЙ ЛЮБУЮ

Однако если детально копаться в вопросах продовольствия, то сразу же всплывает неприятная, но объективная реальность, о которой не скажет ни один аким и ни один министр. Казахстан по уши погружен в опасную зависимость от импорта продуктов питания, оттого они и дорожают.

Но это полбеды. Другая бедовая половина состоит в том, что это самая настоящая угроза национальной безопасности. И это не просто слова. Понятие «продовольственная безопасность» присутствует в законе «О национальной безопасности».

Определение продовольственной безопасности гласит, что это степень обеспеченности населения страны экологически чистыми и полезными для здоровья продуктами питания отечественного (!) производства по научно обоснованным нормам и доступным ценам. И она, между прочим, занимает важное место в общей экономической политике государства и влияет на такие важные показатели, как уровень жизни и сбережения населения.

А еще проблема продовольственной безопасности – один из коренных стратегических вопросов, влияющих на стабильность в государстве. А по определению комитета по всемирной продовольственной безопасности ООН она считается достигнутой при наличии у всех людей постоянного физического и экономического доступа к достаточному количеству безопасной и питательной пищи, позволяющей удовлетворить их пищевые потребности и вкусовые предпочтения для ведения активного и здорового образа жизни.

Есть у нас такое? Нет. И не было никогда за все 30 с лишним лет.

В общем, говоря простым языком, вопрос наличия в стране своих харчей, а не чужих, к тому же напичканных неизвестно какой гадостью, весьма и весьма серьезный.

И с этим у нас полная засада. Согласно международным нормам, продовольственная безопасность государства считается обеспеченной при уровне импорта продуктов питания от 18 до 30% потребности. Мы же, согласно данным родного Минсельхоза, завозим из-за рубежа 40% молочной, 29% мясной и около 43% процентов плодоовощной продукции. (Что-то подсказывает, что это весьма заниженные данные.) То есть зависим от импорта по самое не хочу. А это, если исходить из норм упомянутого выше закона «О национальной безопасности», создает реальную угрозу не только продовольственному, но и экономическому благополучию страны.

Такое положение дел может означать лишь три вещи: либо система не работает, либо фермеры у нас безрукие, либо чиновники тупые.

МЫ МОЖЕМ СТАТЬ ПЕРВЫМИ

Как заявил министр Жамаубаев, продукты у нас в стране дорожают оттого, что дорожает доллар. Оно и понятно. При такой степени импортозависимости иного быть не может. Но он вроде как попытался вселить в нас оптимизм. Только непонятно, обоснованно или же просто обнадежил перед выборами.

Предположения министра, как он сам пояснил, были основаны на падении курса доллара, наблюдавшегося в то время, когда он делал свое громкое заявление.

«В последнее время наблюдается снижение курса доллара. В прошлом году, когда стоимость товаров выросла, правительство связало это с ростом курса иностранной валюты. Сейчас стоимость доллара в тенге составляет около 442. Поэтому в течение двух-трех месяцев ожидается снижение цен на товары», – сказал Жамаубаев.

Он добавил, что в целом инфляция также будет снижаться. И правительству, дескать, удастся ее удержать в коридоре 7,5–9,5%.

Хотелось бы, конечно, чтобы прогнозы уважаемого главы финансового ведомства сбылись. Но, как говорится, свежо предание… Потому что, во-первых, еще ни разу в истории независимого Казахстана падение доллара не влияло на стоимость продуктов питания на прилавках. А во-вторых, доллар после его слов успел скакнуть на целых 30 пунктов.

Вот что по этому поводу говорят эксперты.

Финансовый консультант Адлет Алиев:

– У нас импортируемая инфляция, поскольку мы импортируем огромное количество товаров, в том числе и продукты питания. Все это покупается за иностранную валюту. И чем выше ее курс, тем выше инфляция. Когда Нацбанк задирает курс и при этом повышает ставку в своей якобы борьбе с инфляцией, тут никакой борьбы с ней нет и не может быть. Потому что высокий курс доллара и высокая процентная ставка убивают бизнес. При нормальном, экономически обоснованном курсе и нормальной процентной ставке, когда государство обеспечивает их стабильность в течение относительно продолжительного времени, цены вполне могли бы, по крайней мере, оставаться на одном уровне. А в условиях, когда предприниматели постоянно бегают от кассы до обменного пункта, сложно говорить даже о сдерживании цен, не то что о снижении.

Международный экономический эксперт Горан Шумкоски (Македония):

– Когда кто-то говорит, что в ближайшее время доллар будет дешеветь, возникает вопрос: какое время он считает ближайшим – неделю, месяц, год? Единственное, что можно сказать сегодня, глядя на мировую ситуацию, это то, что все идёт к тому, что доллар постепенно перестанет играть международную роль и станет лишь домашней американской валютой, как тенге в Казахстане или рубль в России. Тем самым США потеряют в его лице средство давления на другие страны. Недавнее восстановление отношений Саудовской Аравии и Ирана – первый серьезный шаг в этом направлении, положивший начало конца нефтедоллару. Но как это отразится на инфляции в Казахстане, пока сказать сложно. Поскольку инфляция – это такая штука, при которой поднявшиеся цены никогда не возвращаются на прежний уровень. Так что снизить их вряд ли получится. Что можно сделать, так это развивать экономику и поднять зарплаты, чтобы догнать цены. А искусственно их снизить – такого еще не было в истории рыночных экономик. Может, казахский министр будет первым, кому удастся этого добиться?

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых