74

Степень смешения

Виталий САЛАХМИР / из газетных материалов

Продолжаем разбираться в ситуации на рынке алкогольной продукции Казахстана

В ЛЮБОМ РАССЛЕДОВАНИИ НЕЛЬЗЯ ОБОЙТИСЬ БЕЗ МНЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ. ВОТ МЫ И ОБРАТИЛИСЬ К ТЕМ, КТО РАБОТАЕТ НА РЫНКЕ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ, ТАК СКАЗАТЬ, К ПРАКТИКАМ, – ЧТОБЫ ОНИ ПОЯСНИЛИ НАМ, ЕСТЬ ЛИ СВЯЗЬ МЕЖДУ ОПИСАННЫМИ НАМИ КРИМИНАЛЬНЫМИ СОБЫТИЯМИ И ПЕРЕДЕЛОМ ЭТОГО РЫНКА. [газетная статья]

«ОНИ НАМ НЕ КОНКУРЕНТЫ»

В первую очередь нас интересовал комментарий руководителя акционерного общества «Бахус» Василия Карапетяна.

– Василий Аветисович, в середине декабря в одной из газет вышла статья, указывающая на возможную причастность АО «Бахус» к покушению на жизнь руководителя компании-конкурента. В частности, упоминается семья Карапетянов. И вы не потребовали опровержения...

– Журналист, написавший статью, к нам не обращался. Значит, он поверил в ту глупость, которую ему рассказали. А затем напечатал ее. Что касается конкурентов, ни «Глобал Вайн», ни «Виналко групп», упомянутые в этой публикации, ни тем более их руководители, не являются конкурентами АО «Бахус». Мы – производители, мастера своего дела. Наши реальные конкуренты – такие же мастера, изготовители коньяков мирового класса. И мы не боремся с конкурентами. Мы работаем на потребителя. А «Глобал Вайн» и «Виналко групп» – торговцы. Их реальными конкурентами могут быть такие же торговцы. Что касается семьи Карапетянов, это династия виноделов, мастеров. И честь нашей семьи – это наша продукция. Мы занимаемся тем, что умеем лучше других. А спорами с журналистами нам заниматься некогда.

ФАЛЬСИФИЦИРОВАННЫЙ КОНЬЯК – ЭТО ВОДНО-СПИРТОВАЯ СМЕСЬ, СОСТОЯЩАЯ В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ ИЗ ЗЕРНОВОГО СПИРТА, ВОДЫ, КРАСИТЕЛЕЙ И АРОМАТИЗАТОРОВ, НЕ ИМЕЮЩАЯ ОТНОШЕНИЯ К КОНЬЯКУ. В ХУДШЕМ СЛУЧАЕ ВМЕСТО ЗЕРНОВОГО ИСПОЛЬЗУЮТ ОЧИЩЕННЫЙ ГИДРОЛИЗНЫЙ СПИРТ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, СТРАДАЮТ НЕ ТОЛЬКО ПОТРЕБИТЕЛИ И ДОБРОСОВЕСТНЫЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ. У ГОСУДАРСТВА ПОПРОСТУ ВОРУЕТСЯ РАЗНИЦА В АКЦИЗАХ. А ЭТО МИЛЛИАРДЫ ТЕНГЕ В ГОД.

– Хорошо, а не могли бы вы все же прокомментировать эту, как вы сказали, глупость?

– Как можно это комментировать? Скажу другое: если дело дошло до стрельбы, значит, на алкогольном рынке накопились проблемы. И с этим надо что-то делать, поскольку они грозят бедой. Назрел серьезный разговор. Что же касается особенностей алкогольного рынка, его чаяний и наших пожеланий, об этом лучше расскажут наши специалисты.

ДЕЛО ХОРОШЕГО ВКУСА

– В действительности никаких трений между «Бахусом» и «Глобал Вайн» не было, – пояснил нам директор АО «Бахус» Андрей Ганжа. – Судите сами. Рынок алкогольной продукции в Казахстане можно условно поделить на три сегмента: рынок водки, рынок пива и все остальное. Первые два живут по своим правилам. Их обсуждать не будем. А вот все остальное, в том числе и коньяк, – это винодельческая продукция.

Более чем за свою 70-летнюю историю АО «Бахус» завоевало репутацию безусловного лидера. Что важно, качеством продукции «Бахус» гордимся не только мы, но и большинство казахстанцев. Известно, что, выезжая за рубеж или принимая зарубежных гостей, казахстанцы дарят коньяк «Бахус» и шоколад не менее известной казахстанской марки. Чтобы ярко обозначить свою продукцию, сделать ее заметной и отличимой от других качественных брендов, мы вложили много сил и средств во внешнее оформление коньяков. И оно является интеллектуальной собственностью нашей компании.

– Наверное, такие же усилия вкладывают и другие производители продукции?

– К сожалению, некоторые казахстанские производители не хотят этого делать, то есть предпринимать усилия и тратить средства на развитие собственных брендов. Идут легким путем, попросту копируя внешний вид ассортимента «Бахус». При этом выпускают продукцию до степени смешения, как вы и написали, похожую на нашу. Это противозаконно и на юридическом языке называется контрафактом.

– Если противозаконно, то вы вправе обращаться в правоохранительные органы.

– Правильно, что мы и делаем. И не только мы. «Бахус», как и все лидеры рынков, защищает свою интеллектуальную собственность в рамках действующего законодательства. За последние годы просьбы изменить оформление бутылок были направлены нескольким компаниям, большинство из которых отреагировали правильно, извинились и сняли контрафакт с производства. Но есть компании, отказавшиеся признавать сходство оформления. «Глобал Вайн» – одна из них. В таких случаях спор передается на рассмотрение органов юстиции. А если решение не удовлетворяет какую-то сторону – на рассмотрение суда.

Получив судебные решения, подтвердившие контрафакт, АО «Бахус» имело полное право потребовать огромные суммы в качестве возмещения ущерба за незаконное использование товарного знака по всему объему выпущенной контрафактной продукции. Но не сделало этого. Так что если у «Глобал Вайн» и был с кем-то конфликт, то он был с законом и с правилами честной конкуренции.

– А если говорить о материальном ущербе для добросовестных производителей, вы можете определить его объем?

– На практике ущерб от контрафакта двойной. Контрафакт, как правило, продается несколько дешевле оригинального продукта. В расчете на то, что потребитель, выбирая один из двух похожих бутылок с одинаковым названием, выберет более дешевую. Но, во-первых, это форма обмана потребителя, полагающего, что он покупает продукцию АО «Бахус». И в этом случае мы просто теряем своего покупателя. А во-вторых, что намного страшнее, чаще всего содержимое контрафактной продукции не имеет ничего общего с коньяком. В этом случае дискредитируется наш бренд как марка высококачественного коньяка. А его ценители переходят на другие марки коньяка.

Поскольку содержимое контрафактной продукции – чаще всего водно-спиртовая смесь с дешевыми красителями и вкусовыми добавками, ее себестоимость гораздо ниже. И на прилавке он существенно дешевле.

– А в чем разница? Расскажите нашим читателям: вот если взять, к примеру, разбавленный водой виноградный спирт и обычный чистый спирт?

– О нюансах коньячного производства написаны целые библиотеки. Если совсем кратко, из выращенного винограда определенных сортов делается вино, которое затем на специальных установках перегоняется в виноградный дистиллят (коньячный спирт). Он в свою очередь выдерживается не менее трех лет в дубовых бочках. Только в нескольких регионах земного шара растут дубы, подходящие для коньячных бочек.

Через три года можно приступать к работе над выпуском ординарных коньяков. Доведение продукта до собственно коньяка – очень сложный и трудоемкий процесс, требующий знаний, специального оборудования и точного температурного режима. И конечно же, каждая марка нашего коньяка должна иметь строго определенный букет, крепость, цвет и послевкусие. Чтобы добиться постоянства этих параметров, используют ассамблирование: смесь нескольких видов коньяка разной выдержки. Поэтому даже в обычном настоящем трехзвездочном коньяке есть добавки и пяти-семилетних коньяков.

У нас строжайший контроль качества как исходного сырья, так и всех технологических процессов. Кроме того, мы на добровольной основе отправляем в Москву образцы продукции для проведения изотопного анализа. Этот метод позволяет однозначно определить природу и происхождение сырья, из которого произведен коньяк.

– А как насчет, скажем так, недоброкачественной продукции?

– Фальсифицированный коньяк – это водно-спиртовая смесь, состоящая в лучшем случае из зернового спирта, воды, красителей и ароматизаторов, не имеющая отношения к коньяку. В худшем случае вместо зернового используют очищенный гидролизный спирт. Таким образом, страдают не только потребители и добросовестные производители. У государства попросту воруется разница в акцизах. А это миллиарды тенге в год.

Законодательство большинства стран мира защищает производителей вин и коньяка, понимая разницу в себестоимости водно-спиртовой смеси (даже из качественного спирта) и коньяка. Защита осуществляется в различных формах. В Казахстане это ставки акцизов, которые существенно ниже для виноделов и производителей коньяка. Чем и пользуются производители суррогатов.

ПЕРВОЕ – НАЛАДИТЬ СИСТЕМУ КОНТРОЛЯ

– Почему же наше государство не пресекает продажи контрафакта и суррогатов?

– Оно пытается пресечь. К сожалению, процедура сложна и малоэффективна. Проверки органов юстиции по заявлению о контрафакте позволяют изъять лишь малую часть выпущенной продукции. Налоговые органы изымают суррогат. Но изымается лишь пойманная партия – малая часть всего потока, который успел растечься по складам и магазинам по всей стране.

Если государство не начнет эффективной борьбы с контрафактом, он задавит производителей качественной продукции. Уйдут инвестиции, закроются внешние рынки. Это касается не только коньяка, но и молочных, мясных, зерновых да и вообще любых продуктов. Помимо прямых потерь бюджетов государства и добросовестных производителей создается прямая угроза жизни и здоровью населения, снижается качество жизни. Наши соседи – Китай и Россия – это хорошо осознали. Увы, лишь после скандалов с кустарным китайским контрафактом и после массовых отравлений настойкой боярышника.

У ассоциации виноделов есть хорошие предложения. К примеру, если доказано промышленное производство суррогата, разве может компания продолжать существовать, а ее владельцы и руководители оставаться на свободе? В действующем законодательстве уголовная ответственность наступает лишь в случае, когда суррогат опасен для жизни и здоровья. А если не опасен?

Первое, что нужно сделать, – наладить систему контроля над соблюдением технологических норм производства. Конечно, это касается не только коньяка, но и всех продуктов питания: молока, масла и т. п. Проще и эффективнее всего это сделать через контрольные закупки в торговых сетях. Современная система маркировки и контроля оборота позволяет отследить весь путь продукта от завода до полки. При этом исключаются непосредственные контакты проверяющих и проверяемых.

Второе – это работа законодателя. Жесточайшая ответственность за выпуск в промышленных масштабах контрафакта и суррогатов, полноценный контроль, изменение методик проверок, комплексные проверки нескольких госорганов. В том числе по заявлению общественных организаций. Общественный контроль, создание и сертификация лабораторий.

Разумеется, это затраты. Но, учитывая масштабы контрафакта и суррогатов в стране, они окупятся в течение первого года. А через пять-семь лет такого правового режима изменится и страна, и ментальность производителей.

ОТ РЕДАКЦИИ

В рамках нашего расследования мы уже обратились с запросами в соответствующие органы, чтобы теперь они ответили на некоторые конкретные вопросы, касающиеся сложившейся ситуации. И обязательно познакомим с ответами наших читателей «АиФ».

Айдар ЕРМЕКО

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество