Примерное время чтения: 8 минут
40

Солнце на ветке  

Есть легенда, что нежнейший фрукт получил название в честь китайских чиновников-мандаринов. Действительно, именно эта знать выращивала его в своих садах. На наш взгляд, все мандаринки одинаковые, с податливой шкуркой, тающей на языке мякотью. Но нет, миниатюрный цитрус представляют более полусотни сортов, есть даже декоративные. Каждая съедобная особь несёт в себе благородные 40 килокалорий, остаётся только удивляться, почему нутрициологи до сих пор не назначают клиентам мандариновые диеты [газетная статья].

С учётом минимума клетчатки и обилия мощных биофлавонидов. Между прочим, пусть апельсин не обижается, но в его оранжевом собрате витамина А в три раза больше. Ладно, ближе к делу. Тем более что делом многих лет своей жизни казахстанец Кенжегали Сабуров сделал именно выращивание цитрусовых.

 Кенжегали Сабуров.
Кенжегали Сабуров. Фото: из газетных материалов

ИЗ НОЧИ В ДЕНЬ ПЕРЕЛЕТАЯ…

 Нынешняя молодёжь даже представить себе не может, какой радостью было для советского ребёнка обнаружить в подарочном новогоднем кульке среди «Красной Шапочки» и «Мишки на Севере» пару благоухающих плодов с наклейками дальних стран. Страсти по их добыванию разгорались, начиная едва ли не с осени. Случалось, предприятия даже отряжали гонцов в Москву, которая по-любому находилась в приоритете по части дефицита. Высшим шиком считалась ёлка, если с мохнатых лап вперемежку со снегурочками и ватными морковками свисали мандарины, провоцировав несовершеннолетних гостей на недостойные октябрят и пионеров поступки. Сейчас остаётся только гадать, почему Госплан единой страны не мог наладить поставки из Грузии, Таджикистана или Армении в регионы, обделённые произрастанием цитрусовых. Тайна сия велика есть, как сказано в одной из главных великих книг, хотя и по другому поводу.

Эти мои воспоминания не находят отклика у Кенжегали. В Узбекистане, точнее Каракалпакии, где их семья жила несколько десятилетий, переехав из Кзыл-Ординской области, чуть ли не в каждом дворе водилась такая благодать. Родители Кенжегали трудились в сельском хозяйстве, а он вроде как изменил семейной традиции, подался в строительную отрасль, окончил институт, стал инженером. Позже судьба вернёт к истокам, причём во всех смыслах. К сорока годам в статусе оралмана, ныне кандаса, он приедет в Казахстан и начнёт жизнь с чистого листа в селе Кайназар Енбекши-Казахского района Алматинской области. Первая волна казахской репатриации началась после развала СССР. С 1991 года на территорию РК прибыло более миллиона этнических казахов.

Первоначально программа их переселения называлась «Нурлы кош», в переводе с казахского – «Светлая ночевка». Но что-то со светом не заладилось, обещанные квоты на жильё властям удалось реализовать лишь на треть, и часть оралманов, разочаровавшись в разнообразных сбоях госпрограмм помощи приезжим, вернулась в страны предыдущего проживания. Кенжегали вместе с супругой Гулистан, учительницей математики, и тремя детьми выстоял. Он не чурался никакой работы на новом месте, при необходимости менял офисный костюм на спецовку, садился на трактор. Жилья от государства они не дожидались, построили дом, окружённый десятью сотками земли. Однажды на местном базарчике Кенжегали увидел приезжих торговцев грузин, нахваливающих свой товар, саженцы цитрусовых.

ЖИЗНЬ В РАЮ

С января по декабрь к нам в страну завезли более 52 тысяч тонн апельсинов, мандаринов и других цитрусовых на сумму около 36 миллионов долларов. Главный поставщик мандаринов – Китай, основательно отметились негоцианты из Пакистана и Турции. Также доставляли в Казахстан экзотику из Египта и Перу, Марокко,Ирана, Южной Африки, Аргентины. Село Кайназар и его житель Сабуров в этом списке пока не числятся. Хотя семилетней давности приобретение у Гиви и Арчила не только прижилось возле дома Кенжегали, но активно размножается и плодоносит. На четырёх сотках из десяти хозяин соорудил плёночную теплицу, загоревшись идеей стать цитрусоводом. Там у семьи разместилось примерно сто двадцать деревьев. Возможно, уже и больше, давно не пересчитывали.

По правилам агротехники на каждое дерево должно приходиться не менее четырёх квадратных метров, у Сабуровых и по полтора не выходит. Тем не менее зелёные обитатели теплицы ведут себя по принципу «в тесноте, да не в обиде». В этом году плодоносили, грех обижаться, минимум по десять-пятнадцать килограммов удалось собрать с каждого дерева. Тут надо уточнить, что в самодельных джунглях Кенжегали хорошо также акклиматизировались лимонные, апельсиновые и даже грейпфрутовые деревья. Но в особом статусе, конечно, мандариновые. Их урожаи всегда с большим нетерпением ожидают шестеро внуков Сабуровых.

Пока мы ведём чинную беседу, в соседней комнате разыгрывается бой местного значения, кто-то у кого-то увёл очищенный мандариновый шарик. Это семейство в селе знает каждый. Не говоря уже о соседях, непременно удостаивающихся приглашения отведать продукт нового урожая. Местной школе не надо везти из города то, что доставят с ближайшей улицы.

Фото: из газетных материалов

Кенжегали переступает домашний порог – и оказывается в раю. Весной его питомцы цветут в одно время с урючинами и яблонями. Аромат такой, что французские парфюмы отдыхают. Потом всё как положено: завязь, созревание и сладкое время сбора урожая.

Время – на бремя. Хотя, если честно, содержание такого хозяйства – штука хлопотная и весьма затратная. Сами посудите, сколько нужно всяческого оборудования, чтобы даже на небольшой площади обеспечить растениям благоприятный режим существования. Свет, обогрев, вентиляция, поддерживание необходимой влажности воздуха, обработка от вредителей. Кенжегали и Гулистан – обычные пенсионеры, выручка от продажи минимальных излишков урожая расходов на теплицу не перекрывает и близко.

ГЕКТАР НАДЕЖДЫ

Районное руководство и областные чиновники нередко навещают Сабуровых. Заходят в тепличку, угощаются, восторгаются, сулят помогать. На этом всё кончается. До следующего визита и очередных обещаний. У Кенжегали, как говорится, все ходы записаны. Давно не даёт покоя план целиком обеспечить цитрусовыми Алматинскую область, ну, или её большую часть. Для этого он бьёт челом, испрашивая один гектар земли. Где ж его взять на таких-то заманчивых просторах, вблизи южного мегаполиса, в уютных предгорьях, застраиваемых хозяевами жизни, повелителями финансовых потоков? Но, наверное, можно, если по государственному, не говоря уже по-человечески, мыслить и принимать решения. На этом гектаре могли бы разместиться тысяча двести деревьев. Умножаем, складываем, выводим цифирь. Урожай они начнут выдавать примерно через три года. Причём экологически чистый, Сабуров никакой химии не признаёт, в округе хватит отходов жизнедеятельности животноводства. Или нам лучше иметь дело с Пакистаном?

Учёные клиники Майо, некоммерческой организации, одного из крупнейших частных медицинских и исследовательских центров мира, несколько лет изучали, чем может быть мандарин полезен нашему здоровью. Обнаружили фантастический запас уникальных свойств этого солнышка на ветке. В числе прочих оно улучшает настроение, один только запах снижает уровень стресса, беспокойства, приносит чувство оптимизма и умиротворения.

Видимо, поэтому у Кенжегали такой запас уверенности в победе. Очень хочется эту уверенность разделить. Особенно под Новый год, когда загаданное должно сбываться. На всякий случай принято решение не оставлять тепличника Сабурова наедине с его проблемой, а помогать ему. Как сейчас, печатным словом. А дальше будет видно…

КСТАТИ

В комитете государственных доходов Министерства финансов РК поделились интересными фактами, связанными с ввозом цветов из-за границы.

В 2022 году их общий вес составил 6690 тонн. Объем цветочного импорта в Казахстан в 2022 году увеличился по сравнению с предыдущим на 9,7% и составил 46,1 млн долларов. В январе – феврале 2023 года было ввезено 24,6 млн штук бутонов весом в 1341 тонн на 9,5 млн долларов. Наибольшей популярностью пользуются розы: их прибыло 799 тонны, или 18 млн бутонов, на сумму 5,8 млн долларов. На втором месте – хризантемы (134 тонны, или 2,4 млн штук бутонов, на 1,3 млн долларов), на третьем месте – гвоздики (31 тонна, в пересчёте на бутоны – 922,7 тысяч, на сумму 161 000 долларов). Также были популярны лилии: их ввезено 35 тонн на 192 тыс. долларов. Другие свежие срезанные цветы и бутоны (тюльпан, hydrangeas, линолиум, гипсофила, финикс, ирис, гортензия и прочие экзотические сорта) ввезены весом 376,8 тонны и стоимостью 2,2 млн долларов.

В этом году цветы прибывали из Эквадора (769 тонн), Нидерландов (268 тонн), Колумбии (137 тонн), Кении (108 тонн), Израиля (16 тонн), Узбекистана (14 тонн), Китая (13 тонн) и Турции (6 тонн).

По сообщениям Azattyk.ryhy

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых