42

Руководство к действию

Президент Казахстана предложил лидерам стран ЕАЭС пять направлений развития союза

С 1 ЯНВАРЯ ЭТОГО ГОДА КАЗАХСТАН СМЕНИЛ БЕЛОРУССИЮ И СТАЛ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ В ОРГАНАХ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА. ПРЕЗИДЕНТ НАШЕЙ СТРАНЫ, СООТВЕТСТВЕННО, ВОЗГЛАВИЛ ВЫСШИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОВЕТ ЭТОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ И ОБРАТИЛСЯ К ГЛАВАМ ГОСУДАРСТВ ЕАЭС С РЯДОМ ПРЕДЛОЖЕНИЙ. [газетная статья]

ГОД МИНУВШИЙ: ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Но в начале немного о том, как сложился для ЕАЭС минувший год. Пока нет точных цифр и показателей, что этот год принес объединению, но предварительные итоги подвести уже можно.

Каждый месяц карантинных мер обходился странам союза падением ВВП в среднем – от 1,5 до 3%. Об этом говорится в материалах Евразийского банка развития. Потери ВВП стран объединения от действия внешних факторов в 2020 году могут быть около 2%. В целом же общий ВВП государств ЕАЭС по итогам года снизится на 2,2%.

Наибольшие потери от введения карантинных ограничений среди членов ЕАЭС прогнозируются для Армении и Казахстана. Текущие потери ВВП Армении оцениваются в коридоре 18-27%, Казахстана – 19-28%.

Резкое снижение валютной выручки от экспорта энергоресурсов сократило возможности импорта готовой продукции. При этом проблему импортозамещения из-за ограниченных возможностей коллективного финансового ресурса ЕАЭС – Евразийского банка развития (ЕАБР) – страны ЕАЭС были вынуждены решать индивидуально.

При этом по-прежнему основными экспортными товарами в системе ЕАЭС оставались природные ресурсы или продукция их первичной переработки. Таким образом, для членов союза, как и при его создании, в основном интересен рынок третьих стран – еще и в силу того, что эта группа товаров считается идентичной. На фоне ценового глобального обвала это чревато усилением конкуренции между членами ЕАЭС за внешние рынки.

То есть тренд на усиление центробежных тенденций в некоторых странах союза преодолеть не удалось.

В то же время одним из главных позитивных событий 2020 года для евразийской экономической интеграции стало принятие стратегии развития ЕАЭС до 2025 года при одновременном расширении состава наблюдателей при союзе. Эта стратегия как бы «дорожная карта» дальнейшего развития интеграции в странах ЕАЭС. Выполнение совместного плана предусматривает разработку и подписание: 13 международных договоров, более 60 нормативных правовых актов ЕАЭС, внесение порядка 25 изменений и дополнений в договор о союзе, а также изменения в национальных законодательствах государств.

По мнению архитекторов стратегии, ее реализация обеспечит рост инвестиционной и инновационной активности в странах ЕАЭС. Что не мало важно в стратегии впервые определены методы сотрудничества в новых, не предусмотренных договором сферах: в образовании, туризме, спорте и здравоохранении.

Хотя, честно сказать, само по себе принятие этого документа на ближайшую пятилетку – успех промежуточный. Хотя бы потому, что положения стратегии были сформулированы в основном до коронакризиса.

Куда важнее, как эти положения будут реализованы на практике и за счет каких инструментов ЕАЭС будет преодолевать (и будет ли?) барьеры «недоинтеграции».

ОКНА ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Так что же предложил своим коллегам президент Токаев? Прежде всего придать новый импульс промышленной кооперации и создать наконец эффективные совместные предприятия в промышленности, агропромышленном секторе и в сфере услуг. Реализовать новые совместные инфраструктурные проекты, которые обеспечили бы производственную связанность и эффективное экономическое взаимодействие хозяйствующих субъектов наших стран.

Для этого, по мнению президента, необходимо максимально задействовать потенциал Евразийского банка развития. К тому же создание совместных предприятий и укрепление связей между отраслями промышленности государств-членов также послужит дополнительным импульсом для увеличения объемов взаимной торговли и устранения барьеров на рынках наших государств.

-

Безусловным приоритетом является устранение сохраняющихся барьеров во взаимной торговле между нашими странами.

Бизнес справедливо ожидает от правительств и Евразийской экономической комиссии понятных действий. Поэтому Евразийской экономической комиссии необходимо устранить имеющиеся и предотвратить появление новых торговых барьеров, обеспечить максимальное сокращение изъятий и ограничений в свободном передвижении товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Также предлагается всесторонне и полноценно задействовать потенциал трансграничных транспортных артерий и логистических хабов. Эффективное сотрудничество в этой сфере сыграет решающую роль в расширении торгово-экономических связей и установления доверия на всем евразийском континенте.

Любопытно в связи с этим предложение президента Токаева активизировать работу по развитию взаимовыгодных совместных проектов, обеспечивающих увязку евразийского интеграционного объединения с китайской инициативой «Один пояс – один путь».

Для этого он предлагает использовать потенциал «Хоргосского узла» на границе Казахстана с Китаем, а также возможности Международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» на границе Казахстана с Узбекистаном в интересах всех участников ЕАЭС.

Движущей силой развития экономик стран ЕАЭС должна стать, по мнению президента, и цифровизация, для чего необходимо сконцентрироваться на обеспечении работы интегрированной информационной системы ЕАЭС. Это позволит более качественно выстроить работу в рамках электронного обмена данными.

Ну и, наконец, расширять выход на внешние рынки, активнее развивать торгово-экономические отношения с третьими странами и интеграционными объединениями. К примеру, систематизировать диалог «ЕАЭС – EC». Сотрудничество с Европейской комиссией и иными органами Евросоюза должно быть равноправным, взаимовыгодными прагматичным. Также, впрочем, как и диалог с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (ACEAH).

-

И еще одно весьма любопытное, привлекшее к себе наибольшее внимание экспертов предложение Токаева. Отмечая, что для реализации указанных инициатив важное значение имеет слаженная и эффективная работа аппарата Евразийской экономической комиссии, Касым-Жомарт Кемелевич предложил отбирать кандидатов в кадровый состав Евразийской экономической комиссии на основе принципов меритократии, с учетом профессионализма и деловых качеств, без жесткой привязки к долевому участию государств в финансировании этого органа.

 ЕСТЬ НАД ЧЕМ ПОДУМАТЬ

В чем основной, так сказать, лейтмотив предложений Токаева?

Если, что называется, прочесть сказанное им между строк, то речь идет прежде всего об отсутствии много- и двусторонних инвестиционных проектов в перспективные конкурентоспособные отрасли в рамках ЕАЭС и скоординированных планов общей промышленной политики. Это отсутствие не позволило сформировать стратегические фонды взаимного инвестирования, что перечеркивает перспективу реализации таких проектов в кризисный и посткризисный период.

Не решена одна из главных задач стран-участниц – обеспечить импортозамещение. И в предложениях почти прямо сказано почему – из-за ограниченных возможностей коллективного финансового ресурса ЕАЭС, Евразийского банка развития (ЕАБР). Поэтому сейчас страны ЕАЭС вынуждены решать эту задачу индивидуально. Тогда как всегда говорилось, что вместе и легче, и эффективнее.

Примут эти предложения Токаева его коллеги по ЕАЭС, станет ясно уже в ближайшем будущем. Но совершенно ясно, что эта очерченная им «дорожная карта» на текущий год должная стать основой плана по преодолению ЕАЭС его застоявшихся проблем, чтобы сконцентрироваться на первоочередных необходимых направлениях развития и преодоления коронакризиса. Чтобы преобразовать союз даже в нынешних сложных условиях в куда более эффективное объединение, в котором существующие противоречия будут устраняться на основе взаимной выгоды и взаимопонимания.

Сергей КОЗЛОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество