122

Реквием по газете

Издание и чтение печатных СМИ становится признаком элитарности

НА ВЕРАНДЕ НАШЕГО ДОМА СТОЯЛ КРУГЛЫЙ СТОЛ. С МЕНЯ РОСТОМ. ЗА НИМ ОТЕЦ ПРОСМАТРИВАЛ ПО ВЕЧЕРАМ ПРИВЕЗЕННЫЕ ИЗ ТИПОГРАФИИ НА ПОДПИСЬ ГАЗЕТНЫЕ ПОЛОСЫ. ЕСЛИ Я ЕЩЕ НЕ СПАЛ, ТО ЗАБИРАЛСЯ НА РЯДОМ СТОЯЩУЮ ТАБУРЕТКУ, И ПАПА ПОКАЗЫВАЛ МНЕ БОЛЬШИЕ БУКВЫ ИЗ ЗАГОЛОВКОВ, ГОВОРИЛ, КАК ОНИ ЗВУЧАТ. ЭТО БЫЛ МОЙ БУКВАРЬ. [газетная статья]

Поэтому когда я пошел в школу, то алфавит уже знал, мог помаленьку читать. Научился с помощью газеты, которая называлась «Ленинский путь» и в которой отец проработал четыре десятка лет. А я учеником четвертого класса опубликовал в ней свои первые строчки – о пионерских стартах в нашей школе.

Григорий Дильдяев.
Григорий Дильдяев. 

ЭХО «ПРАВДЫ»

В середине семидесятых Андрей Вознесенский в поэме «Лонжюмо» спрашивал у висящего на стене портрета вождя: «Скажите, Ленин, в нас идея не ветшает?». Вопрос оказался пророческим. К концу века идея в нас обветшала вовсе, многочисленные партийный газеты, эту идею пропагандировавшие, стали сдуваться. Вот и наша семейная газета в свете нового мышления декоммунизировалась, сменила свое название на идеологически нейтральное «Эхо Оша». Так же поступили все другие «ленинские знамена», «смены», «жолу» и прочие «шляхи». Теряя по пути не только старые названия, но и тиражи вместе с читателями. А то и вовсе закрываясь. Как заглохло очень скоро и «Эхо Оша».

Я к тому времени работал в «Правде», заведовал ее корпунктом в Казахстане. Эта большая газета вместе с другими исправно раздувала огонь затеянной генсеком партии перестройки. И тут грянул путч и его скорое подавление. Указом триумфатора Ельцина выпуск газеты был приостановлен. Я прилетел в Москву на общий сбор 26 августа 1991 года. В редакционном конференц-зале кипели страсти. Мол, нашли по телефону второго секретаря, спросили, что учредитель – ЦК КПСС – думает о судьбе газеты. Тот ответил: «Поступайте как знаете».

Еще известие: в Министерстве информации министр Полторанин ждет делегацию с обновленным уставом издания – без социалистического выбора и коммунистической перспективы в целях газеты. Написали нейтральное: «Общеполитическая газета гражданского согласия». Меня вместе с заместителем редактора Геннадием Селезневым и редактором отдела международной жизни Вячеславом Драбковым выбрали в ходоки: «Пусть Григорий едет, они друзья с Полтораниным».

Михаил полистал привезенный устав, сказал: «Можете выходить, я скажу Борису Николаевичу, указ он отменит. Но знайте: собственности у газеты нет, как нет и валюты для содержания собкоров за рубежом». И посмотрел при этом на Драбкова. «А вот собкоров в стране нужно попытаться сохранить» – это уже ко мне относилось. «Думайте насчет учредителя, который будет вместе с журналистским коллективом газетой владеть».

НА «ШПИГЕЛЬ» ПЕНЯТЬ…

31 августа вышел в свет обновленный вариант газеты без Ленина в заголовке. И без девиза «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», вечного, казалось, девиза, без которого раньше не могла выйти ни одна газета огромной страны. Помню, на журфаке КазГУ мы вывесили стенную газету, позабыв этот призыв, так нам старшие товарищи сделали весьма серьезное внушение. Вместо этого привычного призыва газета увидела свет с крупно набранным сообщением: «Правда» вышла – и это нормально!».

ПРИВЫКШЕМУ К ПУРИТАНСТВУ СОВЕТСКОМУ ЧИТАТЕЛЮ КАЗАХСТАНСКОГО РОЗЛИВА БЫЛ ПРЕДЛОЖЕН ВАРИАНТ СБРОСИВШЕЙ СЕРЫЕ ОДЕЖДЫ ГАЗЕТЫ. ДОБАВИВШЕЙ ИЗРЯДНУЮ ДОЗУ «ЖЕЛТИЗНЫ», КОГДА НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ НЕПРЕМЕННО БЫЛИ ТРИ ТЕМЫ: КРОВЬ, ДЕНЬГИ, СЕКС.

Но все нормальное скоро закончилось. Михаил Никифорович, в недавнем прошлом сам правдист, рассказывал мне, что пытался найти для газеты учредителя из российских банкиров. Но новые руководители пошли другим путем – завязались с греческим состоятельным коммунистом, который вскоре перестал в газету вкладываться, судился с ней. Потом она разделилась на две «Правды»… Словом, продолжение бесславное. Могучая газета, к слову которой прислушивались во всем мире, ныне влачит весьма скромное существование, как и учредитель ее – Компартия России. Кстати (скажу в скобках), я по сей час считаю слово «правда» лучшим названием для газеты. Лучше, чем многочисленные варианты «Миррор» и «Шпигель» («Зеркало»).

 Газета «АЗиЯ» мне в буквальном смысле приснилась – заголовок, верстка. Идея названия – от замечательной задумки Олжаса Сулейменова, ставшей названием его знаменитой книги. Он же стал председателем редакционного совета газеты, объявившей себя первым региональным изданием. Учредителями ее стали Казахстанская ассоциация аккредитованной прессы и Совмин республики. 9 декабря 1991 года министр печати и массовой информации Казахской ССР Куаныш Султанов выдал мне свидетельство о регистрации нового СМИ. Я объездил столицы всех республик региона, открыл в них коррпункты.

Команда подобралась интересная – я думаю, в газете «АЗиЯ» была самая сильная редакция тех лет. Основу ее составили корреспонденты бывших центральных, как тогда говорили, газет. Какие имена! Эдуард Мацкевич, Олег Квятковский, Александр Самойленко, Юрий Киринициянов, Тлеужан Есильбаев, Сергей Борисов, Валерия Маричева, Светлана Синицкая, Александр Тараков, Александр Лапин, Андрей Михайлов... Ответственным секретарем был Валерий Огнев, дневавший и ночевавший в редакции. Это он придумал «рубашку» газеты, ее красивую и четкую верстку.

«АЗиЯ» не выжила потому, что не совпала со временем, опередила его. Впрочем, о том, почему не выжила, есть и другое мнение. Борис Гиллер, тогда только начинающий медиаменеджер, затевая «Караван», сказал мне: «Не пойдет ваша «АЗиЯ», слишком красивый проект». Понимаю сегодня, что идея делать одну газету на пять республик была рождена ничем иным, как розовым романтизмом. Вскоре выяснилось, что у каждой из республик оказались свои собственные, информационные в том числе, интересы, порой совершенно несовместимые друг с другом. Почему, к слову сказать, пошел «Караван». Потому что привыкшему к пуританству советскому читателю казахстанского розлива был предложен вариант сбросившей серые одежды газеты. Добавившей изрядную дозу «желтизны», когда на первой полосе непременно были три темы: кровь, деньги, секс. Поэтому он и отнял читателя и рекламу у рядом выходящих «старых» газет, живущих по многолетним привычным шаблонам.

НАДЕЖДА НА УМНОЕ СЛОВО

Золотой век печатной прессы остался в прошлом, как это ни печально признавать. «Бумаге» трудно соперничать с интернетом. Примеры, о которых я рассказал, можно продолжить. Как-то незаметно ушли из жизни две парламентских газеты. В конце минувшего года вышел последний ежедневный номер «Экспресс-К», бывшей легендарной «Ленсмены». Оставляя пятничный выход в «бумаге», газета уходит на свой сайт. Родная «Казправда» вынужденно вошла в газетный «колхоз». В котором трудно сохранить свое и без того нынче невыразительное лицо. Обречены газеты не только партийные, но и занятые в основном обслуживанием власти.

И все же, на мой взгляд, отпевать все газеты не стоит, останутся с нами издания качественные, со своим верным читателем. Сохранятся те, кто будет рассчитывать на думающего, ценящего умное слово человека. Растить и пестовать его. Он, такой читатель, уже ничего не поделаешь, не массовый. Но он есть, и это главное, что внушает оптимизм. Он обязательно захочет купить газету, даже если утром пробежится по новостным сайтам. Потому что он заинтересован в получении достоверной информации. Потому что ему нужно общение с глубоким аналитиком, ярким публицистом, знающим историком, информированным политологом. Да и привычку многолетнюю потешить – взять в руки газету – тоже многого стоит.

Что еще внушает оптимизм? Вспоминаю, как в разгар перестроечных времен наша большая компания редакторов побывала с пресс-туром в Японии. Мы посетили все ведущие газеты этой страны. Были весьма впечатлены мощью индустрии печатного слова. Огромными тиражами, двумя выпусками ежедневных газет. Напомню: по суммарному тиражу ежедневных изданий Япония занимает первое место в мире. Главное – впечатлились читателем, вездесущим и верным. Японца с газетой в руках можно увидеть и в провинции, и в центре мегаполиса. И тогда, и сегодня. Конечно, тиражи упали и там, пресса уходит в интернет, но и нынче газетные развалы повсеместны.

Издание бумажной газеты и чтение ее на наших глазах становятся признаком элитарности. Элитарии все стран, соединяйтесь!

Григорий ДИЛЬДЯЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество