122

Предъявите права человека!

Нужно ли нам серьезно реагировать на «демократический» окрик Европы?

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ ПО-СВОЕМУ ПРОЧИТАЛИ РЕЗОЛЮЦИЮ ЕВРОПАРЛАМЕНТА «О СИТУАЦИИ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В КАЗАХСТАНЕ». [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Самое главное в этой резолюции, на мой взгляд, то, что впервые Казахстану как-бы пригрозили санкциями за нарушения взятых на себя обязательств и к тому же намекнули, что Европа составит черные списки казахстанских чиновников, имеющих отношение к этим нарушениям. Серьезно это или нет? Сигнал? Предупредительный выстрел? Или на этот раз просто лоббисты от непримиримой казахстанской оппозиции в Европарламенте сработали более эффективно? В любом случае для Акорды сие и обидно, и непонятно, и неприятно. Тем более что среди евродепутатов немало и сочувствующих Казахстану да и просто наших друзей. Только вот знающих Казахстан там единицы. Но работа у них такая и не самая бесполезная в любом случае. Хотя такие резолюции Европарламент каждый год принимает, что называется, килограммами. При этом хорошо все понимают, что резолюции принимать надо, что они нужны, и прежде всего им, евродепутатам, нужны еще и нашим «борцам с режимом», у многих из которых тоже работа такая, нужны лоббистским группам, которые борются за свое влияние на казахстанское руководство. В общем, нужны довольно многим. А нам оно надо? Как говорил товарищ Саахов из «Кавказской пленницы», «все это, конечно, так, все это верно. Бумага написана правильно, все хорошо… Так это, с одной стороны, да? Но есть и другая сторона медали. Нарушитель – это не нарушитель, а…». А вот кто, как ты полагаешь?

Сергей Козлов.
Сергей Козлов. 

ВИКТОР ВЕРК: «ЕСЛИ ВЛАСТЬ НЕ ПРЕДПРИМЕТ КОНКРЕТНЫХ ШАГОВ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО САМОЧУВСТВИЯ АБСОЛЮТНОГО БОЛЬШИНСТВА НАСЕЛЕНИЯ, ТО ОЧЕНЬ СКОРО МИТИНГОВАЯ АКТИВНОСТЬ МОЖЕТ ПЕРЕСТАТЬ БЫТЬ МИРНОЙ».

Виктор ВЕРК: На самом деле Казахстан для господ из Страсбурга – не темная лошадка. Они уже не первый раз устраивают нашей стране «резолюционную ситуацию» – то отдельно, а то в составе грешащего авторитарными замашками Центрально Азиатского региона. Причем обрати внимание: на сей раз Казахстан оказался едва ли не региональным «изгоем» в смысле нарушения прав человека. А ведь ничего по-настоящему нового на нас не повесили. Ну, выборы «далеки от стандартов», ну новых партий нет уже восьмой год, налоговики на энпэошников наезжают. Так эка невидаль, чай, оно не в первый раз! И если в позапрошлом году все было понятно: пришел новый президент, под которого нужно было подложить побольше токсичных кейсов – свободу Джакишеву с Бакаевым, прекратить зажим уличной оппозиции (всех этих «проснувшихся» и «коше партиясы»), то нынче евродепутаты в затруднении: основные политзеки на свободе, новых вроде бы не появилось, выборы прошли хоть и без выбора, но и без особых эксцессов. Вот если бы, как в Кыргызстане, Белый дом захватили, «оппонентов режима» из зиндана вынули, тогда нате вам образец демократии и соблюдения прав. А тут – ничего захватывающего, вот и приходится собирать все предъявы в кучу, чтобы нашим властям пострашней показалось. Только наших этим не испугаешь, они очень хорошо почувствовали главное: эти «предъявы» не имеют под собой реальной почвы. В отличие от России, экономическое сотрудничество которой с Евросоюзом стремительно сокращается, у Казахстана с Европой полный ажур в этом смысле. К тому же на фоне Туркменистана или Таджикистана наши нарушения прав человека и вовсе детский лепет. Европарламентарии об этом прекрасно знают, потому их резолюция носит сугубо ритуальный характер. Короче, нас пугают, а нам не страшно.

Виктор Верк
Виктор Верк.

С. К.: Знать-то знают, но, согласись, с подачи тех, кто им о Казахстане рассказывает. Больше всего хотелось, чтобы у евродепутатов было больше полномочий. Поясню. Вот, извини меня, прокукарекали они в очередной раз, а рассветет у нас после этого или нет – это, как говорится, дело для них двадцать пятое. Им все равно переизбираться. А вот если бы у них было влияние хоть на что-то, тогда и ответственность бы чувствовали. Ну хорошо, радеете вы, господа, за права человека и всяческие свободы, но способов расширить и углубить эти права и свободы у вас, кроме резолюций, больше нет. Потому и резолюции-декларации ваши такие. Вы – резолюцию, а ваши министры и бизнесмены – новый контракт с Казахстаном о поставках, скажем, энергоносителей. А что, если бы вы в отношении своих европейских министров и компаний резолюцию приняли? Так, мол, и так, поддерживаете нехороший режим, способствуете нарушениям прав человека и ограничению свобод. И призываем, мол, Еврокомиссию принять против таких министров и компаний меры. Нет у вас даже таких полномочий. Да и возможности тоже. Так же как и ответственности за свои послания.

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «МЫ С ТОБОЙ ТОЖЕ ПОСТОЯННО ГОВОРИМ О ТОМ, ЧТО СТРАНА НУЖДАЕТСЯ В ПЕРЕМЕНАХ, В ТОМ ЧИСЛЕ И В ПОЛИТИЧЕСКИХ. О ТОМ, ЧТО ВЛАСТЬ НАША, ЧАСТЕНЬКО ГОВОРЯ ОДНО, ЛИБО ДЕЛАЕТ СОВСЕМ ДРУГОЕ, ЛИБО НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕТ, ЧТОБЫ ЭТИ ПЕРЕМЕНЫ НАСТУПИЛИ».

В. В.: В резолюции сказано: рекомендовать еврокомиссару по правам человека рассмотреть возможность применения адресных санкций в отношении конкретных виновников нарушения прав человека. То есть речь о казахстанском «списке Магнитского». Хорошо знакомый нам с тобой правозащитник Евгений Жовтис пояснил: «Последние несколько лет права человека перестали быть только политическим или гуманитарным вопросом, они становятся частью международных экономических отношений». То есть при заключении новых контрактов Казахстана с ЕС на поставку тех же энергоносителей неуд по правам человека, возможно, будет как-то учитываться. Но, как сказал в интервью телеканала «РБК» глава МИД России Сергей Лавров, позиция «брюссельского обкома» не мешает руководству отдельно взятых стран Европы реализовывать совместные экономические проекты. Как говорится, мухи и котлеты – раздельно. А насчет ответственности Европарламента за свои слова… Их дело как раз прокукарекать, а за рассвет отвечают совсем другие люди. И к счастью для Нур-Султана, здесь далеко не все зависит от Брюсселя. Хотя многим в Казахстане этого хотелось бы. Обрати внимание на риторику наших «евроцентристов» на некоторых либеральных ресурсах: «последнее предупреждение», «лед тронулся» и т. д. Мы, конечно, не Украина, но наш изрядно поникший в последнее время либеральный лагерь резолюция заметно взбодрила. Особенно сторонников «беглого банкира», ведь в Страсбурге о них вспомнили открытым текстом. Не исключаю, что аблязовские могут под эту маклю попытаться обострить внутриполитическую повестку…

С. К.: Как эта резолюция может отразиться на нашей внутриполитической жизни? То-то и оно, что никак не отразится. Ну, вдохновила она несколько сот человек, которые сегодня трубят о «внешнеполитическом разгроме» руководства Казахстана. Потрубят еще недельки две и стихнут. Важнее другое. Мы с тобой тоже постоянно говорим о том, что страна нуждается в переменах, в том числе и в политических. О том, что власть наша, частенько говоря одно, либо делает совсем другое, либо ничего не делает, чтобы эти перемены наступили. И также ясно осознаем, что перемены у нас – штука сложнейшая. Освободить всех политических заключенных? Выпустить всех «борцов с режимом»? То есть все эти «борцы» – политические? Нет среди них персонажей, афиллированных с криминалом, с экстремистскими структурами, нет откровенных провокаторов, в том числе и наемных? Нет в стране подогреваемых этими провокаторами настроений «снести режим во что бы то ни стало»? Снести, снести до основания. Я всегда спрашивал некоторых таких борцов: сколько раз вы намерены сносить, чтобы наконец пришел тот режим власти, который, по вашему мнению, сносить уже не надо? Но если говорить о власти, то она несет огромную, первоочередную ответственность за то, что такие настроения в обществе есть. А кто-то их очень даже эффективно использует. Власть отвечает за все. Но… не перед евродепутатами.

В. В.: «Снести режим», как ты выразился, невозможно, если этот режим способен выполнять свои же обещания. Причем не мелкие, а системные. Об этом можно долго говорить, но если коротко, то главное – дать людям хорошую жизнь сегодня, а не обещать еще лучшую, но завтра. Вот, скажем, твой хороший знакомый политолог Марат Шибутов приводит данные о значительном росте мирной митинговой активности. И видит в этом положительный тренд: мол, значит, в стране идут демократические перемены. Токаев говорит: каждый имеет право не соглашаться с властями, но выражать это несогласие следует исключительно в рамках закона. Вроде бы все правильно. Но! Если власть не предпримет конкретных шагов для улучшения социально-экономического самочувствия абсолютного большинства населения, то очень скоро митинговая активность может перестать быть мирной. Ведь не будешь же ты спорить с тем, что из всех прав человека самое востребованное – право на достойно оплачиваемый труд. А если у нас в экономике медианная зарплата меньше 90 тысяч тенге, то о чем говорить? Нищему плевать на рамочные права человека, которые Казахстан обязался соблюдать. Поэтому большинству обывателей интересны прежде всего конкретные подвижки в их благосостоянии. А соблюдение прав человека – забава для сытой европейской публики, не более того.

С. К.: Так а я о чем? «Перемен, мы ждем перемен». Какой-то зал ожидания. А поезд все медлит… Желание сохранить контроль за политическим процессом в стране и одновременно выглядеть реформаторами – в конце концов все это приводит к конфузам вроде данной резолюции. Противникам и казахстанской власти да и вообще недругам Казахстана был сдан, пусть и несильный, но козырь. Кто в этом виноват? Те, кто готовил резолюцию, то есть евродепутаты? У них работа, повторяю, такая. А вот у власти работа – делать так, чтобы таких козырей не было. И не переводить стрелки: «А вот у соседей еще хуже». Вы если берете на себя обязательства, то либо выполняйте их, либо от них откажитесь. Но самые главные ваши обязательства – перед своей страной, а не перед Европой. Понукания оттуда раздражают, но не более. А вот наше реальное развитие или недоразвитие, скажем честно, хоть в какой-то мере отразилось в этой резолюции? Наверное, все-таки да.

В. В.: Бывший советник бывшего президента (которого, впрочем, многие полагают до сих пор действующим) однажды сказал мне в интервью примерно следующее: самый серьезный противник любой власти – это сама власть. В идеале власть должна быть не только вменяемой (в этом плане в Казахстане происходят заметные подвижки), но и сменяемой. Когда эти два компонента удастся совместить, казахстанскому форинофису можно будет совсем перестать реагировать на западных «буревестников резолюции». Вот только доживем ли мы с тобой до этих прекрасных времен?

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество