116

Праздник послушания

Современная журналистика – она еще есть или она уже есть?

ТРУЖЕНИКИ ПЕРА И МИКРОФОНА ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, ЧТО СЕГОДНЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ – В КАЗАХСТАНЕ И В МИРЕ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Май, безусловно, месяц, когда мы отмечаем великий День Победы, с чем я хочу поздравить всех наших читателей. Но, помимо этого, в мае мы отмечаем и другие праздники, в частности профессиональные. 3 мая – всемирный день свободы прессы, а уж 5 мая никто из журналистов нашего с тобой поколения забыть не может: День печати «по старому стилю». Ну и, конечно же, День радио, 7 мая. Быть может, именно в мае многие из нас задумываются и о свободе прессы. И о печати, и о радио да, наверное, и о совершенно новых СМИ – сетевых. Так что, скорее, СМИ еще есть, чем их уже нет?

Виктор ВЕРК: Да, были времена… «Газета основана 5 мая 1912 года В.И. Лениным». Ты, конечно, помнишь эту пару строк в левом верхнем углу первой полосы «Правды»? Это был наш главный праздник – 5 мая, День советской печати. Обрати внимание: не информации, не массовых, прости, господи, коммуникаций. Именно печати – как истины в последней инстанции! Даже в дряхлые годы советского застоя вышедшее в печати сомнению практически не подвергалось. «Что написано пером – не вырубишь топором!» – это про ту прессу. Хотя уже тогда разные закордонные голоса сообщали нам о нашей же стране такое, чего ни в одной газете было не прочесть. А сейчас любая газета оценивается не по тому, что она пишет, а по тому, «кто за ней стоит». А стоит за всеми «легальными» медиа чаще всего государство – в томили ином обличии. Такие газеты, телеканалы или радиостанции создают «информационный шум», но новой, интересной, эксклюзивной информации практически не содержат. Я каждое утро захожу на сайты ведущих газет и интернет-агрегаторов и вижу одни и те же события, изложение и комментарии которых порой совпадают дословно. Список медийных персон, вызывающих у потребителя информации хоть какой-то интерес, очень узок, и попасть в него довольно проблематично. И комментаторов раздва и обчелся, причем политолога, например, комментирующего что-то провластным изданиям, практически невозможно увидеть в тех, которые считают себя оппозиционными. А массовый читатель или зритель, не найдя правды ни в тех, ни в других, уходит в сети, где зачастую адекватности еще меньше. Зато там громкие события, отвязные комменты, горячее видео и главное – короткие тексты. Читать лонгриды, пусть даже построенные на «убойных» фактах, сегодня никого не заставишь…

Сергей Козлов.
Сергей Козлов.

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «ДА, ТЕПЕРЬ КУДА СЛОЖНЕЕ БЫТЬ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЕМ, НО ЭТО НЕ ОЗНАЧАЕТ, ЧТО НЕ НУЖНО СТРЕМИТЬСЯ ИМ БЫТЬ. И ПОМИМО ЭТОГО, ЕСТЬ ВСЕ-ТАКИ КОДЕКС ЧЕСТИ У ЖУРНАЛИСТОВ, ХОТЯ ВСЕ МЫ РАЗНЫЕ».

C. К.: Время меняет все. В том числе и нас. Много говорим о том, как и какую информацию воспринимают наши современники. Мол, никого не интересуют длинные материалы с авторскими рассуждениями. Аналитика почти на издыхании. Журналистика- расследование – это чаще всего откровенный слив компромата, да еще по чьему-то заказу. «Бумага» отходит в небытие, ее заменили гаджеты. Если кто-то что-то и читает, то лишь заголовки и в телефонах. Вобщем, «все пропало». Журналистика уступила место блогерству… А блогер, он везде, он с видео, и пока мы пытаемся осмыслить произошедшее, это видео уже все показало, а блогер в своей манере это прокомментировал. С хайпом и азартом. И зачем теперь читателю-зрителю какая-то аналитика и осмысление? И так все понятно…

В. В.: Клиповое мышление у людей. Мне самому иногда легче посмотреть «видос» даже без комментариев. Вот сейчас в старейшую молодежную газету страны пришел новый менеджер, и журналистов будут учить снимать видеосюжеты. Что станет с бумажной версией, догадаться нетрудно.

С. К.: «Меняться в ногу со временем» – это суждение рефреном звучит на всех конференциях, круглых столах и прочих обсуждениях наших профессиональных дел. Кто ж спорит? Не будешь меняться, останешься вне времени. Не будут тебя ни читать, ни слушать, ни смотреть. Тем более что конкуренция в современном информационном пространстве ожесточенная. И те из нас, кто к этому нашему времени не может приспособиться, почувствовать его, понять, как работать, уходят далеко на задний план или вовсе уходят из профессии. К сожалению, имена слишком многих из них нам с тобой хорошо известны. Но времен плохих, наверное, не бывает. И нынешнее не исключение. Работать-то стало интереснее! Да, теперь куда сложнее быть первооткрывателем, но это не означает, что не нужно стремиться им быть. И помимо этого, есть все-таки кодекс чести у журналистов, хотя все мы разные. И первым постулатом этого кодекса является, как я полагаю, «не ври». Вторым – «будь осторожен со словами». То есть тебя читают теперь люди с очень разными воззрениями и совершенно не таким восприятием информации, как это было лет двадцать тому назад. Ну и третьим я бы выделил – «не стоит все же прогибаться…». Ни под изменчивый мир, ни под кого бы то ни было…

В. В.: Во-первых, вранья сейчас не меньше, чем было, но его стало труднее идентифицировать. Особенно в упомянутой тобой блогосфере. Поэтому те наши коллеги, которые врут, не попадают прямиком в непрофессионалы. Про таких говорят: он, конечно, профи, но вынужден отрабатывать бабло. Во-вторых, со словами тоже не слишком осторожничают, правда, зачастую из-за банального неумения складывать их в предложения. Ну и в-третьих, насчет «не прогибайся» – смотри «во-первых». А я бы еще «в-четвертых» добавил: не бойся. Даже если ты напишешь зубодробительную правду, она все равно окажется бледной копией реальности. Так что при определенной квалификации «злоупотребить» свободой слова невозможно. Другое дело, что у нас власти постоянно изобретают разные инструменты для превращения этой свободы в «осознанную необходимость». Но нам с тобой не привыкать, мы выросли на этом…

Виктор Верк
Виктор Верк.

ВИКТОР ВЕРК: «ДАЖЕ ЕСЛИ ТЫ НАПИШЕШЬ ЗУБОДРОБИТЕЛЬНУЮ ПРАВДУ, ОНА ВСЕ РАВНО ОКАЖЕТСЯ БЛЕДНОЙ КОПИЕЙ РЕАЛЬНОСТИ. ТАК ЧТО ПРИ ОПРЕДЕЛЕННОЙ КВАЛИФИКАЦИИ «ЗЛОУПОТРЕБИТЬ» СВОБОДОЙ СЛОВА НЕВОЗМОЖНО».

С. К.: Что касается пресловутой свободы слова… Ох и многое прошло перед нами, и через нас за эти три десятка лет, когда наконец пришла эта свобода. «Говори, что хочешь». Ни цензуры, мол, ни идеологии. Вот задам я такой для кого-то неожиданный вопрос: и что? Ну, говорим. И о коррупции, и о злоупотреблениях властью, и о бардаке в иных сферах нашей жизни, и об откровенном варварстве и деградации. Три десятка лет, между прочим, говорим, пишем, показываем. И люди к нам частенько обращаются, как к последней инстанции, где еще можно хотя бы о происходящем сказать. Тогда как уже ни органы власти и правосудия, ни пресловутые НПО не могут им помочь ни права отстоять, ни законы соблюдать. Единственное средство сделать СМИ реально воздействующими на жизнь – общественный резонанс. А наше общество уже довольно жестко сегментировано. «Просто правда» мало кого интересует. Нужна «направленная правда». В соответствии с политическим, религиозным, национальным, наконец, восприятием окружающего мира. А «направленная правда» – это уже политика. А кодекс, о котором я сказал выше, не позволяет профессиональному журналисту ею заниматься. Вот и получается, что журналистика-то…

В. В.: Журналист, он или «боец идеологического фронта», воюющий в рядах регулярной армии таких же бойцов, или фрилансер-одиночка, вроде бы ни от кого не зависящий, но постоянно грезящий о неиссякаемых источниках гонораров. В свое время один из первых акимов Алматы (ныне покойный) спросил твоего покорного слугу, как найти приличных журналистов для «своей независимой газеты». Я тогда ответил: дайте каждому свободу действий, доступ к источникам информации и квартиру с видом на горы. А власть наша хочет и на елку влезть, и ног не поцарапать… Посмотри, с какой завидной оперативностью те же алматинские власти реагируют практически на любой «пук в Facebook». Раньше нам журналистам-«традиционалам» такое даже не снилось…

С. К.: А власть наша, она власть и есть. Ей нужно, чтобы писали и говорили то, что ей нужно. А как иначе? Любая власть на всей планете одинакова. Было бы изумительно, если бы власть поощряла такую свободу, которая была бы ей, власти, во вред. Потому она и реагирует оперативно больше на блогеров, нежели на «традиционные СМИ». Потому как блогеры чаще всего дают пусть и непроверенную информацию, зато скандальную и затрагивающую непосредственно обывательское «нутро». Ты же знаешь, что первый вброс – самый правдивый. Что оболгать, например, чиновника или вообще кого-либо – проще простого. И этот вброс усваивается читателем или зрителем так, как усваивает уроки детства ребенок. Они впечатываются очень прочно. А вот оправдания опороченного чиновника уже не впечатываются. Они вторичны. Издержки свободы. Так как, будем меняться вместе со временем?

В. В.: Боюсь, нам с тобой поздновато будет. Но очень скоро законодателями мод в нашей профессии станут именно такие «охотники за хайпом». Их главный принцип: «никогда не изменяй правде, изменяй саму правду». Увы, нам с тобой за ними не ускакать. Хотя, может быть, именно за это и стоит возблагодарить бога за это…

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых