137

Порог внезапности

Что побудило ЕНПФ изменить решение президента об использовании пенсионных накоплений

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, КАКОЙ РЕЗОНАНС ВЫЗВАЛО В ОБЩЕСТВЕ НЕОЖИДАННОЕ ПОВЫШЕНИЕ ПОРОГА ДОСТАТОЧНОСТИ ДЛЯ СНЯТИЯ ДЕНЕГ СО СЧЕТОВ ГРАЖДАН В ПЕНСИОННОМ НАКОПИТЕЛЬНОМ ФОНДЕ И К ЧЕМУ ЭТО МОЖЕТ ПРИВЕСТИ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Вот за что мне иногда нравятся руководители некоторых наших ведомств, так это за импровизацию. Не дадут они нам скучать, всегда дадут повод для треволнений. Вот и на сей раз взяли и повысили градус нашей эмоциональности. Я, как ты понимаешь, о пороге достаточности снятия «излишков пенсионных накоплений». Причём импровизация полная, объявили об этом внезапно, да ещё накануне главного праздника страны. Это ли не искусство держать людские массы в состоянии необходимого тонуса? Согласись, информационный хит номер один. Как говорят правоведы, с юридической стороны всё чисто, обоснованно. Но всё же как-то нехорошо получилось. Обещали вроде одно, а решили вдруг по-другому. Так во всяком случае оценивают произошедшее большинство наших сограждан. Но есть и другие мнения. Вот, например, известный казахстанский аналитик Расул Рысмамбетов считает, что решение о повышении порога достаточности показывает, что со стороны государства произошло «осознание проблемы» и того, что сам шаг по разрешению снятия пенсионных накоплений был ошибочным. Приведу цитату: «Для начала решили за счёт пенсионного фонда решить социальные вопросы. А теперь, я думаю, увидели, что пенсионный фонд начал пустеть быстрее, чем рассчитывали. Поэтому и начали поднимать». Кроме того, особой пользы для граждан решение даже в первоначальном виде не принесло, считает Рысмамбетов, наоборот, люди, у которых не хватало средств на покупку жилья и не было достаточного количества накоплений в ЕНПФ, так и не смогли и вряд ли смогут это жильё приобрести: цены на недвижимость выросли, а порог достаточности увеличен почти вдвое. А ты как считаешь, это исправление ошибки или что-то другое?

Сергей Козлов.
Сергей Козлов.

Виктор ВЕРК: Понимаешь, порочен сам принцип! Люди копят свои – подчеркиваю, свои! – деньги на безбедную старость. Но вскоре выясняется: экономика, мягко говоря, в кризисе, её краса и гордость, добывающая отрасль, подвержена мировой турбулентности и уже не может тащить из болота всего бегемота. Нужны другие, как модно сегодня выражаться, драйверы развития. А где их взять? Малый и средний бизнес, измученный ковидокризисом, пользуясь бессмертными строками Высоцкого, выжил в катаклизме, но пребывает в пессимизме. Аграрка глубоко дотационна и богатеет исключительно думками ответственных за нее государственных мужей. А тут на капитанском мостике государственного корабля появляется новый шкипер, которому ой как нужно успокоить команду и пассажиров нижней палубы, убедить их в верности избранного курса. Причём не долгосрочными посулами типа «будет вам всё в 2050-м», а гарантированными пряниками здесь и сейчас. Тем более что прежний рулевой уже объявлял о таком прянике – программе льготного жилищного кредитования «7-20-25», из которой мало что вышло. Но оптимистических ожиданий эта затея породила немало. В итоге новым «драйвером» было назначено жилищное строительство. А поскольку источников его государственного финансирования, что называется, хрен да маленько, постольку возникла острая необходимость найти другой «живительный источник». Нацфонд исключался с самого начала: копилка для будущих поколений переведена из накопительного в расходный режим задолго до транзита власти и пандемии коронавируса. И сегодня на Нацфонде висят практически все социальные расходы бюджета, включая текущие пенсионные выплаты. А строительный бизнес, почувствовав вкус финансовой «крови», требовал новых жертв на благородный алтарь решения жилищного вопроса казахстанцев. Тут ктото умный вспомнил о нашей пенсионной заначке и решил: поскольку эти деньги все равно не работают, постольку их надо бросить в разгорающийся девелоперский костер, никакую «безбедную старость» народец с помощью своих мизерных в долгосрочном плане накоплений один чёрт не догонит, так хоть сбывшейся мечтой о собственной крыше над головой согреется. Отставной энергетик и действующий экономический аналитик Асет Наурызбаев выразился на сей счет предельно резко: «У людей, которые считают себя умнее других, сегодня желание, завтра другое. Вчера к ним зашли люди, которые строят дома, и они сказали: «Да, окей, деньги раздадим из пенсионного фонда». Потом деньги кончились, и они говорят: “Что-то происходит, надо, чтобы деньги опять собрались”. И забрали обратно. Поэтому, пока мы как общество молчим, эти люди о нас вытирают ноги. Вот что такое новый порог достаточности». Так вот «эти люди» не последние, мягко говоря, в кают-компании государственного корабля, пришли к новому капитану и убедили его бросить наши деньги в топку – ради их сверхприбылей и краткосрочной иллюзии «социальной справедливости».

Виктор Верк.
Виктор Верк.

С. К.: А вот я приведу тебе ещё одно мнение – из «Фейсбука». Некий Aidan Karibzhanov пишет: «Интересны ещё те, кто так «разнервничался» от этой поправки. Под досрочное изъятие подпадало 3 процента населения. Две трети из них «утащило деньги» сразу. Неужели этот 1% «притормозивших?» Или просто «профессиональные припадочные», которые от всего нервничают на миру?» Кстати, упомянутый тобой Асет Наурызбаев также считает, что решение о повышении порога достаточности было правильным с точки зрения сохранения сути накопительной пенсионной системы. А вот само решение о раздаче части накоплений было, говорит он, ошибочным. В общем и целом, согласись, картинка складывается неоднозначная. Конечно, повод для критики в адрес наших финансово-пенсионных менеджеров весьма благоприятный. Тем более что есть и такое мнение, снимать накопления разрешили исключительно в угоду застройщикам, так как основная масса снятых денег пошла именно на улучшение жилищных условий. Мол, это вовсе не улучшение жилищных условий тех, кто в этом действительно нуждался, потому как накопления снимали отнюдь не бедные граждане, а снимали лишь для того, чтобы ещё прикупить жилья для сдачи в аренду. Но вот денежки в пенсионном фонде стали уходить быстрее, чем рассчитывали, и, опасаясь, как бы они и вовсе не скукожили фонд до опасных параметров, решили это дело прикрутить. Как рассказал председатель правления АО «ЕНПФ» Жанат Курманов, по состоянию на 1 ноября общее количество вкладчиков, имеющих пенсионные накопления с необходимой суммой, доступной для использования к 2022 году, составляет 582 тысячи человек. Общая сумма накоплений, доступной к изъятию, составляет около 901 млрд тенге. Из них количество граждан, имеющих накопления свыше размера порога минимальной достаточности на 2022 год, около 151 тысячи человек с общей суммой накоплений, доступной к изъятию, около 540 млрд тенге. При этом, как известно, объём накоплений в ЕНПФ у нас превышает 13 трлн тенге. Вроде бы изъятия не так уж сильно и повлияют на этот объём, но, видимо, есть нюансы…

В. В.: Нюансы, говоришь? Ещё какие есть! Главное, людям подарили надежду. Которая оказалась если не совсем, то практически несбыточной – ведь теперь этот пресловутый порог будут повышать регулярно. Причём раньше, чем люди успеют накопить на то, чтобы через него перелезть. Зато люди, близкие к государственному пирогу, будут всегда в шоколаде: они-то смогут беспрепятственно пользоваться нашей пенсионной копилкой – им-то ЛРТ в столице приспичит достроить, то ещё какая большая государственная нужда одолеет…

-

С. К.: Есть ещё и вопрос эффективного использования накоплений пенсионным фондом, который остро стоял и стоит всегда. Чего стоит, например, положение инвестиционной декларации фонда, которая подразумевает, что 50% всех средств обязательно должны быть вложены в финансовые инструменты именно в тенге. Это почему же? Какой-то странноватый патриотизм. Может, выгоднее вкладывать деньги в акции мировых технологических компаний, чтобы получать максимальную прибыль, а не в отечественные бумаги, которые наверняка такой прибыли не дадут? Но это уже вопрос не совсем в нашу тему. И если на данном этапе констатировать происходящее, то выразить это можно такой сентенцией: деньги есть, но мы вам их пока не дадим, потому как ещё пенсии платить. Так что кто вовремя сообразил что-то с пенсионных накоплений снять, тот, наверное, к этому заранее готовился. А тот, кто долго соображал, не совсем в этом нуждается…

В. В.: Да пойми ты, это всё частности. Которые только уводят от сути проблемы. А суть в том, что вся эта эпопея сильнейшим образом бьёт по краеугольному камню только-только начинающей строиться конструкции «слышащего государства». Ведь сотни тысяч, если не миллионы людей, всерьез надеялись: вот, мол, поработаем, накопим деньжат на счёте пенсионном и купим наконец достойное жильё, здоровье поправим либо детей выучим. Где теперь окажутся все эти мечты, догадываешься? Не говоря уже о том, как это было сделано – келейно. Внезапно и, главное, непонятно, с чьей санкции… Но я бы обратил твоё внимание на один действительно любопытный момент: благую весть о возможности досрочных пенсионных изъятий сообщал обществу президент, а горькую – о повышении порога достаточности – даже не премьер. А всего-навсего управляющий ЕНПФ. Независимый аналитик Сергей Домнин в ФБ прямо относит это к авторитарной традиции верховной власти дистанцироваться от плохих новостей. А я знаешь что думаю? Кто-то действительно умный специально оставляет президенту возможность в последний момент если не отменить эту затею совсем, то по крайней мере предложить мораторий на неё до, скажем, 2025 года. Тем более что Касым-Жомарт Кемелевич уже прибегал к этому приёму, откладывая введение пятипроцентного налога на фонд оплаты труда до 2023 года. Учитывая краткосрочность перспективы, ничего не мешает ему отодвинуть и пороговый рубеж. Это, конечно, не поспособствует капитализации ЕНПФ, зато существенно умножит политический капитал президента и значительно поспособствует накоплению общественного доверия на счётах власти. Так что стоит подождать развития событий…

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых