Примерное время чтения: 10 минут
112

Краденая любовь

Казахстанский институт общественного развития провёл исследование по гендерной политике в современном казахстанском обществе. Один из вопросов касался насильственного похищения девушек с целью женитьбы. Статистика получилась невеселой. Около четверти опрошенных не видят в принуждении к браку ничего особенного или относятся вполне благожелательно [газетная статья].

Часть полагает, что девушке надо подчиниться, вступить с похитителем в семейный союз. Немало тех, кто допускает возможность от него уйти, но без обращения в правоохранительные органы. И только чуть более половины считает правильным  категоричное несогласие жертвы с произошедшим и одобряет привлечение виновника к уголовной ответственности. Канат Тасибеков, известный казахстанский писатель, автор одной из лучших языковых методик, самоучителя «Казахский ситуативный», делится своим взглядом на проблему.

Канат Тасибеков
Канат Тасибеков Фото: из газетных материалов

МЕШОК ВМЕСТО ФАТЫ

– Канат Галимович, нередко в соцсетях можно встретить видео, как сопротивляющуюся невесту заталкивают в машину, а наблюдатели, наши сограждане, не только не противодействуют явному преступлению, не вызывают срочно полицию, но со смехом снимают происходящее на мобильник. Обычай в неизменном виде дошёл до наших времён?

– О чём вы, какая же она невеста? Этот благородный статус предполагает, что девушка согласна ею стать. А тут похищение, насильственный акт, который к тому же ничего общего с казахской традицией не имеет. Есть выражение «Қыз алып қашу», в переводе означает «добровольный совместный побег». Такое в нашей степи действительно случалось. Когда влюбленные не видели другого выхода соединить свои судьбы, кроме как, сговорившись, вместе сбежать. Например,если девушку собирались против её воли засватать за богатого старика или ещё по какой-либо причине семья возражала против брака с тем, кто мил её сердцу. Экономическая составляющая, то есть значительные расходы на свадьбу, имела немалое значение.

– Убежать было дешевле?

– Смотрите, полное соблюдение казахских свадебных традиций даже по необходимому минимуму включает в себя пять этапов: құда түсу (сватовство), қыз ұзату (свадьба на стороне невесты или её проводы), той (главная свадьба на стороне жениха), құдалық (обмен визитами сватов друг к другу). В старину требовался немалый калым, который не всегда мог покрыть предстоящие расходы. Сегодня они означают билеты на самолёт, дорогие подарки, ресторанные банкеты, перечень затрат огромный. Люди зачастую влезают в кредитную кабалу, только чтобы не ударить в грязь лицом перед родней и друзьями. В немалой степени отсюда и появился обычай-«перевёртыш» – с кражей девушки, подчас малознакомой или вообще случайно встреченной, мешок на голову. Справедливости ради скажу, что чаще такие случаи имеют место на юге Казахстана. Надо бы тамошним аксакалам побольше обращать внимания на свою молодёжь, учить её уму-разуму.

ОПАСНЫЙ НОВОДЕЛ

– Но ведь когда жертву привозят в дом похитителя, там начинается целая процедура по дальнейшему удержанию. Стремятся покрыть её платком, почтенная апа ложится на порог, чтобы невольница не смела через неё переступить, иначе совершит страшный грех.                                              

– Смею вас уверить, что этот спектакль также не имеет под собой ни малейшей основы. Утверждаю с полным основанием, перелопатив множество исторических и литературных источников по традициям и обычаям своего народа. Иначе, как новоделом, симулякром не назову подобные ухищрения. За основу берется присущее казахам глубинное уважение к старшим – и опошляется, искажается. Какой же забитой и неграмотной должна оказаться современная девушка, чтобы из-за нелепых угроз какой-то чужой тетки сломать себе судьбу в самом начале! Как можно превратить замужество в тяжкое испытание – без любви, с насилием, со страхом. Язык народа не даст соврать, он всегда ведет по правильному пути. У нас есть пословица: « Көңілсізден көзсіз бала туады» («От невеселой рождается незрячий») ,  не на пустом  же месте она появилась! Психологические, а то и физические травмы угрожают трагичным образом отразиться на будущих детях семьи, сложившейся столь противоестественным образом. Я не верю, что здесь справедливо правило «стерпится – слюбится».

– Некоторые наши юристы считают, что в казахстанском законодательстве должна появиться отдельная статья – о похищении с целью заключения брака, с тем чтобы наказание по ней было более мягким.

– На мой взгляд, даже дискуссия об этом глубоко ошибочна, если не порочна. Любое похищение означает лишение свободы, права человека на выбор, с какой бы целью оно ни производилось. Это нарушение базовой конституционной нормы. Выходит, скот красть или уводить чужого коня позорно, а девушку – пожалуйста! В особую доблесть запишем, орден дадим джигиту? Да и не джигит он вовсе, если не знает основ казахской семьи, где девочка, дочка – драгоценный цветок. До той поры, пока вырастет и покинет родной дом, её балуют, не загружают никакой работой. Она «кыз қонак», девочка-гостья, краса и гордость родителей. В доме мужа не меньше года под чутким руководством свекрови будет постигать премудрости ведения хозяйства, приготовления еды, врастать в новые для себя обязанности жены, готовиться к предстоящему материнству. И носить на голове красивейшее саукеле, высокий головной убор, подарок отца. Саукеле иногда мог стоить табуна коней, расшитый драгоценными украшениями, парчой.

ТРИБУНА И ЖИЗНЬ

– Похоже, вы как писатель рассказываете некую романтичную литературную историю... А в жизни новоявленная келинка, надвинув до бровей платок, встанет в пять утра, чтобы поить семейство чаем, мыть, убирать. Разве нет?

– Не спорю, такое встретишь чаще, чем хотелось бы. Отсюда в семьях недовольство отношениями, скандалы, разводы, по которым мы нынче занимаем одно из первых мест в мире. Я-то говорю сейчас о правильных, разумных традициях, когда считалось немыслимым обидеть женщину – от маленькой девочки до седовласой матроны. Кстати, чтобы знали: у казахов было не редкостью, когда родоначальницами становились именно женщины. Известны нам и воительницы, и борцы с косами до пояса. А уж на айтысах, по сию пору собирающих на многие часы полные залы, выйдет на сцену девушка с домброй да так остроумно, в рифму отхлещет песенным экспромтом парня, рискнувшего с ней посостязаться, что народ будет лежать от смеха. Не дай бог, если кому-то придёт в голову ухватить такую поперек талии и засунуть на заднее сиденье своего хоть жигуля, хоть джипа...

– Согласитесь, немного у нас авторитетных, уважаемых людей, которые, подобно вам, возвышают свой голос против столь унизительного социального явления. Зато порассуждать с трибун о гендерном равенстве, где мы достигли головокружительных высот, желающих немало.

– Хоть бы раз услышать, как пятеро красавиц настигли бравого парня, на которого положила глаз одна из них, и умыкнули посреди шумной улицы. Шучу, конечно, но надо соизмерять реальную жизнь с благими представлениями о ней. Что до меня, так я сторонник не равенства, а превосходства женщин. С ним как-то спокойнее...

Для меня каждая такая криминальная история ножом по сердцу. Понимаю, что они происходят от низкой культуры, точнее, её полного отсутствия, неграмотности, элементарного незнания законов, традиций родной степи. У нас когда-то считалось недопустимым пнуть животное, рукой ещё можно ударить, а вот ногой – грех. А нынче многое в целом сместилось в общественной морали и еще недавно немыслимое хотим представить чуть ли не нормой поведения.

– Располагает ли богатая лингвистическая палитра казахского языка словом или мудростью, чтобы девушка, оказавшись в критической ситуации, смогла отрезвить похитителя?

– Есть такие понятия, точнее, их два: тексіз – безродный и түк көрмеген – дословно: не видевший ничего бедняк. Не в смысле не носивший хорошей одежды или не евший досыта, а тот, у кого не было в своей семье и роду человека, который бы мог служить ему примером, благородного. В общем, полное ничтожество. Того, к кому они обращены, буквально вгоняют по уши в землю. На мой взгляд, должно сработать. Но главное, повторюсь, надо повышать культуру взаимоотношений в молодежной среде, создавать в ней все возможности для получения качественного образования, уменьшать дисбаланс между уровнем жизни в городах и на селе. Словом, бороться не столько со следствием, сколько с истоками беды, с её причинами.

Фото: из газетных материалов

КСТАТИ

Похищение людей имеет множество форм и происходит по самым разным причинам. К десяти странам мира с самыми высокими показателями похищений людей относятся:

Турция – 42,669

Ливан – 15,384

Кувейт – 12,69

Канада – 10,285

Бельгия – 10,245

Южная Африка – 9,569

Новая Зеландия – 9,508

Пакистан – 9,452

Эсватини – 9,354

Соединенное Королевство (Англия и Уэльс) – 8,835

(Инциденты на 100 000 человек – управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, 2018).

Фото: из газетных материалов

 

Наиболее распространено во многих развитых странах похищение ребенка одним из родителей, который, как правило, живет отдельно от другого родителя и не имеет законной опеки над ребенком. Похищение происходит, чтобы вызвать эмоциональный стресс у бывшего супруга или из-за ощущения, что другой родитель представляет угрозу благополучию ребенка. Гораздо реже случаются похищения детей для криминальных целей, такие как торговля людьми или сексуальная эксплуатация. В менее развитых странах похищения часто носят политическую или экономическую подоплеку – в качестве террористического акта или вымогательства средств.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых